К сентябрю 2016 года в России станет несколькими бюрократическими структурами меньше. Минфин, по распоряжению президента Владимира Путина, закроет Росфиннадзор, а министерство транспорта перехватит все функции Федерального агентства по обустройству государственной границы (Росграница). Это не первые и уж точно и не последние госструктуры, сотрудники которых должны пополнить стремительно растущую армию российских безработных. Ходят слухи, что за ними может последовать Россотрудничество и еще несколько госагентств. Увольнения уже идут в полиции и МЧС, а другие министерства и даже кремлевскую администрацию, наконец, реально заставят сократить штаты.

Рецепт выживания — коррупция

В начале 1990-х, когда в России тоже стремительно снижался курс рубля и росла безработица, работу теряли в первую очередь сотрудники научно-исследовательских институтов и госпредприятий, особенно — ВПК. Многие из них просто закрывались, из других люди уходили сами — из-за невыплат или нищенских зарплат.

Чиновников тогда не увольняли, но тоже платили смешные деньги. Ответом была коррупция на всех уровнях власти. Таким образом армия бюрократов дотянула до лучших времен — более того, к последнему президентству Бориса Ельцина ее численность даже увеличилась, в то время как население из-за распада СССР сократилось вдвое.

Неудивительно, что нынешний экономический кризис заставил властей задуматься, как уменьшить количество «ртов». По подсчетам Минфина, госаппарат можно сократить на 20 процентов и сэкономить 18 миллиардов рублей.

До сих пор, правда, эти попытки не увенчались успехом, более того, их численность продолжила расти. В итоге, увольнять, судя по решению Владимира Путина поддержать эксперимент в Ульяновской области, решили наименее защищенную часть чиновничества — региональных и муниципальных бюрократов.

Уволят не тех?

Вопрос только в том, действительно ли эти люди — дармоеды. Кого сокращают в России в период кризиса — тех, кто зря просиживает в кабинетах штаны или же, напротив, полезных работников, чтобы сохранить размер зарплаты их начальникам? Как показывает российский опыт, чаще всего все наоборот.

Например, в структуре министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС) есть несколько аналитических и даже полувоенных институтов, «свои» врачи и даже генералы, причем больше, чем в Минобороны. Однако сокращение штатов еще в конце 2015 года началось с пожарных. Вначале в некоторых регионах им перестали выдавать зарплату, а потом начались «слияния, укрупнения и увольнения». Аналогичная ситуация в МВД, где, в соответствии с июльским указом президента Владимира Путина, должно быть сокращено более 100 тысяч рядовых сотрудников.

Таким образом, поставленная Кремлем задача — сократить расходы — вроде выполняется. Но за эффективностью ее решения ни президент, ни премьер Дмитрий Медведев следить не намерены. Центральному аппарату сокращаемых ведомств, давно уже битком набитому кумовьями и друзьями руководства, дана полная свобода рук. И столичные руководители, как в Омской области, пачками начинают увольнять своих реально работающих подчиненных на местах. А сокращения центрального аппарата МВД по-прежнему — лишь «в планах».

Социальная база

При этом в Кремле явно забывают о том, что одной из причин распада Советского Союза стало уничтожение властью собственной социальной базы. СССР не стало, в том числе, после того как в существовании этого государства перестали быть заинтересованы врачи, учителя и так называемая техническая интеллигенция.

Для современных же российских властей такой социальной базой являются как раз силовики низшего и среднего звена. Именно они были основой условного российского среднего класса — отнюдь не креативного, зато обладающего средним для страны и весьма стабильным доходом. Оставляя этих людей на произвол судьбы, Владимир Путин, сам того, похоже, не понимая, идет по стопам Михаила Горбачева и подкапывается под фундамент собственного политического режима.