Каким будет следующий крупный финансовый кризис? Произойдет ли он из-за лопнувшего пузыря акций технологических компаний, раздувшегося за два года? Или причиной станет тотальный обвал фондовых рынков, с учетом произошедшего в начале 2016 года падения? Все это вполне возможно. Но более вероятно, что нас ожидает банкротство государств из-за падения цен на нефть и на сырье.

Международный валютный фонд обсуждает оказание помощи Азербайджану, пострадавшему из-за падения цен на нефть. Венесуэла вот-вот в очередной раз рухнет по той же причине. Эквадор, похоже, следует тем же путем. Более влиятельные страны тоже под угрозой, особенно Россия и Саудовская Аравия. Никто из них не сможет выполнять финансовые обязательства, если цены на нефть останутся низкими.

Мы можем снова столкнуться с полномасштабным кризисом суверенного долга, только на этот раз банкротами станут экспортеры сырья, а не страны периферии зоны евро. Но, как и в случае кризиса в зоне евро, банковская система быстро окажется опустошенной, и потребуется серия серьезных экстренных пакетов финансовой помощи.

Главный вопрос в том, последуют ли реформы, так как нет смысла просто помогать странам, которые больше не в состоянии строить экономику на экспорте сырья.

Падение цен на нефть и другого сырья, доминировавшее на рынках весь этот год, для большей части мира, включая развивающиеся рынки, служит стимулом экономического роста. Но для экспортеров это катастрофа.

Первые трещины появились в Азербайджане, одном из крупнейших экспортеров нефти среди бывших советских республик. Баку ведет переговоры с МВФ об оказании экстренной помощи, так как быстро сжигает резервы, накопленные во времена, когда нефть стоила более 100 долларов за баррель. Он уже потерял более 60% резервов и просит у МВФ помощи на сумму более четырех миллиардов долларов.

Но не только Азербайджан переживает тяжелые времена. Венесуэла, чья экономика давно уже находится в ужасном состоянии, несмотря на богатые нефтяные месторождения, столкнулась с еще большими проблемами, чем обычно. Президент уже объявил чрезвычайное положение в экономике, хотя для большинства простых людей ЧП вряд ли отличается от обычной тяжелой ситуации. Эквадор выглядит не намного лучше.

Далее Нигерия. Она уже попросила у Всемирного банка и Африканского банка развития 3,5 миллиарда долларов для сохранения наличных запасов, истощившихся из-за низкой стоимости нефти.

А что насчет по-настоящему больших стран, чья экономика движима нефтью, Саудовской Аравии и России? Саудовская финансовая система никогда не отличалась прозрачностью. Считается, что добыча нефти в этой стране — самая дешевая в мире. Но при этом у королевства большие расходы, а других источников дохода нет.

Даже официальные данные говорят о дефиците бюджета в размере 100 миллиардов долларов в прошлом году, несмотря на сокращение расходов. Похоже, в этом году будет не намного лучше. Речь идет о дефиците размером в 15% ВВП, и на этом фоне Греция кажется благополучной страной. У саудовцев много средств, позволяющих поддержать экономику, но, тратя каждый год на 15% больше, чем зарабатывая, они очень быстро сожгут все резервы.

Дефицит бюджета России не такой большой. Министерство финансов полагает, что в 2016 году он составит 20 миллиардов долларов или 3% от ВВП. Но этот расчет был основан на цене на нефть в размере 40 долларов за баррель, а этот период, похоже, остался в далеком прошлом.

Экономика переживает спад, по последним данным, составивший 3,7% в годовом исчислении, рубль отправился в свободное падение, и страна быстро тратит валютные резервы. Ради военных авантюр Владимир Путин потерпел позорное поражение в попытке диверсифицировать экономику и оставил ее на милость энергетических рынков (забавно, что мы уже не так часто слышим, что Путин может шантажировать Западную Европу, контролируя поставки нефти и газа). Ничего хорошего из этого не вышло.

Все повторится, если экспортеры нефти обнищают. Существуют кредиты, выданные национальным нефтяным компаниям, и правительственные гарантии строительных проектов. Все это очень скоро может рассыпаться. Одна из причин, по которым европейский банковский индекс с начала года потерял 30%, связана с постепенным осознанием грядущих убытков банковского сектора от падения цен на нефть.

На этой неделе Deutsche Bank попытался успокоить инвесторов, заявив, что остается прочным, как скала. Но, как ни странно, инвесторы совсем не успокоились.

Мировые ресурсы, особенно у МВФ и Всемирного банка, были истощены из-за предыдущего кризиса. Ирландия, может, и выписалась из больницы, но Греция и Португалия остаются в отделении интенсивной терапии. И не похоже, чтобы Греция смогла сама стоять на ногах в ближайшее время.

Еще один раунд оказания помощи увеличит счет на гигантскую сумму. Но деньги придется найти. Главное — требовать провести реформы. В 2016 году ни одна страна должна зависеть только от энергоносителей. Те, кто зависит и терпит убытки, обязан найти новые источники дохода. Если они не могут, то, в отличие от периферии зоны евро, им лучше позволить рухнуть.