Сейчас уже просто не счесть случаев появления гренобльских орехов родом из Калифорнии или же пармезана с пенсильванскими корнями. Европейский Союз ведет огромное множество разбирательств по незаконному использованию названий различной продукции (в первую очередь это касается продуктов питания) в буквальном смысле со всем миром.

За неимением двусторонних соглашений (вроде договора с США по наименованию 17 вин от 2005 года, в рамках которого американцы обязались ограничить дальнейшее употребление названий вроде «шампанское» и «бургундское») предприятия по всему миру могут поступать с изначально французскими или европейскими обозначениями так, как им заблагорассудится.

Недавно Европа достигла договоренности с Канадой по обозначениям. Подписанное 26 сентября 2014 года соглашение (ратифицировать его должны в 2016 году) касается защиты 172 европейских наименований (из них 42 французских) из 1 510 зарегистрированных Европейской комиссией. Что касается некоторых, вроде немецких сосисок братвурст, в Канаде обязуются соблюдать четкую маркировку для разграничения продукции местного производства и импортированной из Европы.

Юридический вакуум и американские «традиции»

В Европе принцип принадлежности к определенной географической зоне уходит корнями во вторую половину XIX века, период интенсификации международной торговли. Во всем остальном мире слова вроде «моцарелла» и «шампанское» являются скорее именами нарицательными, обозначают целую категорию продуктов.

В Европе составлением списка и защитой обозначений занимается ЕС, а во Франции эту функцию берет на себя государство. В статье L711-4 французского Кодекса интеллектуальной собственности указано следующее: название продукта «не может быть утверждено в качестве торговой марки (…), если существует риск путаницы с защищенным оригинальным названием». Разумеется, эти положения действуют только во Франции (в Европейском Союзе существует директива 510/2006 от 20 марта 2006 года), но не касаются остального мира.

В США же не признается каких-либо территориальных или региональных брендов, хотя производители яблок из Айдахо или же разводчики омаров из Мэна проявляют интерес к подобному принципу. В любом случае, в Америке марка признается и защищается только при ее регистрации предприятием и или частным лицом. Так, хотя пармская ветчина и находится под защитой в Европе, в Северной Америке ее можно продавать только под названием «оригинальная ветчина», потому что «пармскую ветчину» уже застолбила за собой канадская компания…

Единственный вариант: лоббирование

При отсутствии официальных договоров единственным решением для кооперативов, профсоюзов и консорциумов остается лоббирование. Так, созданный в 1941 году Межпрофессиональный комитет по винам Шампани занимается привлечением внимания к этой продукции, а также борьбой с «легализованным присвоением» названия. Так, например, комитет добивался того, чтобы производители вин из бразильского штата Риу-Гранди-ду-Сул перестали писать «шампанское» на бутылках своего игристого белого вина. То же самое коснулось миллионов бутылок на Украине и в Молдавии. В России наименование латиницей осталось в прошлом, но кириллическое все еще в ходу.

В США, где «шампанское» является синонимом игристого белого вина, власти утверждают, что название стало частью общественного достояния. Здесь борьба оказывается особенно суровой, потому что американские предприятия с чистой совестью отправляют на экспорт вина, на этикетках которых красуется название престижной французской продукции. Единственной победой пока что стал запрет на их ввоз на территорию Европейского Союза, где бренд «шампанское» защищен по закону.

Защита пармезана — вековая борьба

С сыром все тоже обстоит очень непросто. 512 официальных производителей пармезана образуют собственное лобби. Их сформированный в 1928 году консорциум активно борется за защиту образа и географической чистоты этого сыра, и в частности препятствует распространению иностранного контрафакта. Организация располагает немалыми средствами: производители отчисляют ей по 6 евро с головки сыра, а их выпускается порядка 3 миллионов в год. Дело в том, что речь идет об очень серьезных объемах: по данным проведенного в декабре прошлого года исследования, 67% из 100 000 тонн сыра, которые были проданы в США под маркой «пармезан» с итальянским флагом на упаковке, на самом деле не имеют отношения к официальным сыроварням.

Консорциум еще с 1996 года пытается добиться защиты своей марки, и ему удалось сделать это на европейском уровне в 2002 и 2004 годах при поддержке Франции, Голландии, Греции, Великобритании и Испании, но вопреки позиции Германии, которая хотела признать слово «пармезан» общим понятием, а не переводом итальянского «parmiggiano».

На международном уровне США, Новая Зеландия и Австралия придерживаются той же позиции, что и немцы. Кроме того, агропром этих стран ориентирован в первую очередь на внутренний, а не международный рынок, в связи с чем они совершенно не заинтересованы в защите сырных брендов. В конечном итоге Италия добилась своего на европейском, а затем и международном уровне в июле 2005 года в Риме после двух дней жарких споров в Международной комиссии ВОЗ по внедрению кодекса стандартов и правил по пищевым продуктам.

Дискуссия чуть не превратилась в балаган, но европейская делегация выложила на стол ударный аргумент, как писал тогда Daily Reporter: если пармезан не признают интеллектуальной собственностью, это станет юридическим прецедентом, который поставит под угрозу региональные торговые марки со всего мира вроде риса басмати и колумбийского кофе. Как бы то ни было, борьба производителей пармезана с Германией, США и прочими сторонниками общих обозначений еще не окончена. Европейское агентство по безопасности продуктов питания составило список порядка 600 продуктов питания и 4 000 вин, которые стали предметом «продовольственного пиратства». В продуктовой геополитике пармезан — всего лишь один из множества случаев.

Как бы то ни было, в переговорах по трансатлантическому партнерству с США вопрос наименований поднимается примерно так же, как в договоре с Канадой: речь идет о составлении списка примерно 150 брендов, которые будут признаваться и защищаться американским партнером.