Прошло пять месяцев с начала кризиса, связанного с уничтожением российского самолета, и три месяца с тех пор, как Россия ввела запрет на импорт свежих овощей и фруктов из Турции.

Запрет имел не такое сильное влияние, поскольку он пришелся на конец сезона по многим видам продукции. Несмотря на это, по данным Союза средиземноморских экспортеров свежих овощей и фруктов, в первые два месяца года экспорт в Россию сократился на 75% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Больше всего подвержен кризису оказался сектор сельского хозяйства, и особенно свежие овощи и фрукты. Но ожидаемых и желаемых мер в этом направлении принято не было. Кризис был практически забыт. Как производство будет планироваться в дальнейшем? Что будут делать те, кто производит с прицелом на Россию и экспортирует в эту страну? Насколько успешными могут быть поиски альтернативных рынков?

Кроме того, из-за кризиса с Россией и террористических актов серьезные проблемы наблюдаются не только в области экспорта, но и в туризме. Если туристы не приедут в ожидаемом количестве, то потребление сократится и на внутреннем рынке. Что власти делают для того, чтобы найти решение проблемы в этом году, в этом сезоне?

На сегодняшний день эта тема почти полностью ушла с повестки дня правительства. Что касается туризма, здесь был объявлен определенный пакет мер. В аграрной сфере даже запросы Сельскохозяйственного совета Антальи и других кругов остались без ответа.

Производители находятся в безвыходном положении и не знают, что делать.

А экспортеры прилагают большие усилия к тому, чтобы найти альтернативные и новые рынки. Участвуют в выставках. Работают над дальневосточными и другими рынками.

Но найти новые рынки оказалось не так-то просто.

Как отмечает консультант Союза экспортеров свежих овощей и фруктов Турции Салих Чалы (Salih Çalı), для того чтобы начать экспортировать продукцию в какую-либо страну, прежде всего нужно получить соответствующее разрешение и подписать для этого соглашение о карантине между странами.


В то же время подписание данного соглашения, которое носит характер предварительного условия для получения «фитосанитарного сертификата», занимает длительное время.

Причем настолько, что иногда этот процесс может продолжаться 10 и даже 20 лет. Например, срок, за который удалось получить разрешение на экспорт грейпфрута из Турции в Японию, составил восемь лет (2003 — 2010), лимона — 12 лет (2003 — 2014).

Работы по получению разрешения на экспорт черешни из Турции в Японию официально начались в 2003 году и продолжаются до сих пор. То же самое касается и разрешения на экспорт черного инжира в США, работы по получению которого официально начались в 2008 году.

Конечно, некоторые страны затрудняют этот процесс, выдвигая слишком тяжелые условия. Или затягивают процедуры с получением разрешения так, чтобы можно было сказать «нетарифный барьер». Помимо технических моментов, препятствия, которые могут происходить вне нормального процесса, создает и «антилоббирование».

Тем не менее, есть и те, кто начал поиски альтернативных рынков задолго до возникновения кризиса с Россией и добился успеха. Одна из таких компаний —Özler Tarım с центром в Адане. Она экспортирует лимон и грейпфрут на дальневосточные рынки.

Озбек Озлер (Özbek Özler) из Özler Tarım, созданной в 1982 году для продажи производимой продукции на мировые рынки, говорит, что альтернативой России может быть Китай.

Озлер отмечает, что российский рынок крайне важен для Турции, и его утрата будет иметь глубокие последствия: это рынок, который все знают и с которым все имеют дело. О новых рынках Озлер говорит: «В отличие от российского рынка к новым рынкам нам нужно адаптироваться. Это действительно сложно. Был хорошо функционирующий российский рынок, к которому многие экспортеры приноровились. В один момент он закрылся. Есть рынок ЕС. По сравнению с Россией это более сложный рынок. Это более чувствительный рынок по части сертификатов, законодательства, объемов поставок. Но для Турции Европа — тоже очень важный рынок. Кроме этого, есть более отдаленные, но обладающие более высоким потенциалом рынки. Китай, Япония, Сингапур — очень большие рынки, которые будут продолжать расти. Если постараемся, то мы сможем выйти на них. Многие виды продукции сектора свежих овощей и фруктов живут одну неделю. Если вы не отправляете эту продукцию самолетом, до Японии она дойдет за 45 дней. Поэтому без изменения системы мы не сможем поставлять продукцию в Японию и Китай. Это не такие близкие для нас рынки, как Россия и Европа. И нужно менять многолетние привычки. Если вместо относительно простых, близких и привычных рынков вы выходите на другие, более далекие рынки, вам обязательно придется сменить привычку ведения бизнеса. Кроме того, чтобы поставлять товары в эти страны, нужно заключить соглашения о карантине. Например, в Китай мы начали экспортировать черешню. Но нам нужно увеличивать объемы поставок. А в Японию мы пока не можем экспортировать этот товар. Между государствами должны быть заключены соответствующие соглашения».

Таким образом, речь идет о забытом турецким правительством кризисе с Россией. Производители и экспортеры пытаются найти путь решения проблемы своими силами. Если найти этот путь не удастся, пострадают не только те, кто производит и экспортирует, но и страна в целом. Об этом, в частности, сигнализируют показатели безработицы. Глава Товарной биржи и Сельскохозяйственного совета Антальи Али Чандыр (Ali Çandır) обращает внимание на тот факт, что в Анталье и ее окрестностях набирает обороты отток рабочей силы из сельского хозяйства, а под влиянием кризиса с Россией безработица растет и в туризме, и в сельском хозяйстве. Кризис с Россией необходимо вынести на обсуждение и срочно принять меры, которые не принимались в течение последних пяти месяцев.