Следственный комитет сообщил в ночь на вторник о задержании министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева и возбуждении в отношении него уголовного дела по подозрению в получении взятки «за положительную оценку, позволившую Роснефти осуществить сделку по приобретению государственного пакета акций Башнефти».

Президент России Владимир Путин с самого начала знал о начале оперативной разработки в отношении Улюкаева, сообщил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Пресс-служба правительства сообщила, что премьер Дмитрий Медведев обсуждал задержание Улюкаева с президентом и считает, что необходимо провести тщательное расследование этого дела.

Ниже представлены комментарии экспертного сообщества.

Дмитрий Полевой, ING:

«Это может означать как более жесткую позицию властей по борьбе с коррупцией, а также возможную напряженность внутри кланов».

«Это беспрецедентное событие даже для России, с участившимися в ней арестами высших должностных лиц, связанными с коррупцией, особенно в последние годы. Трудно сказать, кто был инициатором или конечным бенефициаром в данном случае, но мы отмечаем следующее:

— это может быть единственный случай коррупции с участием министра на высшем уровне, который, в конечном счете, используется политическим руководством страны, чтобы сигнализировать об усилении позиций по борьбе с коррупцией. Такой арест представляется невозможным без одобрения с самого верха. Если это действительно так, то мы видим ограниченные последствия для рынка.

— в качестве альтернативы, этот случай может быть частью продолжающейся борьбы между так называемыми лагерями силовиков и либералов в правительстве, который, кажется, усилился во время продолжающейся фискальной консолидации. Приватизация была апогеем, учитывая, что либералы изначально были нацелены на традиционную приватизацию активов, таких как Башнефть и Роснефть. Это изменилось с покупкой Роснефтью Башнефти и, возможно, будет продолжено выкупом собственных акций Роснефти у государства к концу декабря-2016. Минэкономразвития изначально было против участия Роснефти в приватизации Башнефти, но изменило свою позицию. За месяц до даты закрытия сделки по Роснефти, мы считаем, вполне может быть внутреннее противостояние в правительстве на счет выбора возможных сценариев о роли Роснефти… Если история действительно только в приватизации Роснефти, связанная с неопределенностью, мы также не видим каких-либо серьезных последствий для рынка… для уже имеющегося депрессивного инвестиционного климата это не имеет решающего значения.

— наихудшим сценарием является то, что этот шаг может быть лишь началом наступления силовиков на либералов. Последние не только были в состоянии удержать денежную и фискальную политику в благоразумных рамках, но и сумели противостоять поднимающемуся популистскому давлению и подготовить весьма перспективную — на 2017-2019 годы — фискальную стратегию наряду с очень консервативной экономической и денежно-кредитной политикой».

«Также… этот шаг может быть направлен на правительство в целом (и/или премьер-министра), особенно с учетом продолжительного экономического кризиса и предстоящих президентских выборов. Если это действительно так, то мы можем увидеть увеличение рисков для разумного подхода в фискальной и экономической политике, с явно негативными последствиями для рынка».

Аналитики Росбанка:

«Мы не склонны переоценивать важность утренних сообщений о задержании Улюкаева, главы Минэкономразвития, учитывая, по нашему мнению, значительно больший вес Минфина и ЦБ в текущих российских экономических реалиях».

Владимир Тихомиров, экономист БКС:

«Очень много странного и неясного: неужели такой опытный и высокопоставленный чиновник, как Улюкаев, действительно надеялся получить взятку за действия, которые Роснефть могла легко обеспечить и так за счет влияния и связей ее руководства? С точки зрения инвесторов, как мне кажется, эта история скорее будет воспринята как проявление борьбы в российском руководстве — включая давление на либералов в правительстве — нежели чем свидетельство непреклонности борьбы с коррупцией. К тому же вся эта история вновь косвенно ставит под сомнение сделку Роснефти по приобретению Башнефти, которую многие в правительстве (за исключением Улюкаева) публично критиковали.


Что касается большой приватизации, то это в значительной степени политический вопрос и находится в сфере компетенции высшего руководства. А то, в свою очередь, будет принимать решения исходя из складывающейся конъюнктуры — по нефтяным ценам, геополитике и текущим доходам бюджета. Роль Минэкономразвития в этом процессе была и останется в значительной степени технической».

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков(АРБ):

«Если с позиции рынка на это смотреть, ничего хорошего конечно в этом нет. Любой такой стресс имеет негативное влияние на рынок, но это тем не менее не является таким фундаментальным фактором, определяющим вообще тенденции развития, потому что все таки экономика и страна живет по своим законам. А если есть основания для каких то уголовных дел, то весь вопрос в том, чтобы эти основания были подтверждены и опровергнуты.

Поэтому сейчас говорить о том, что из себя представляют соответствующие предъявленные претензии, мне лично очень тяжело. Я об Улюкаеве очень хорошего мнения. Он работал в ЦБ долгие годы, до этого работал в Минфине, работал в институте Гайдара. У меня за 20 с лишним лет о нем было только позитивное представление. Сказать, что в восторге от экономической политики — врать не стану, конечно мы все критикуем экономическую политику но это никак не переходит на личности, это вопрос того экономического результата, который мы имеем.

Я лично очень болезненно (это воспринял). Конечно неприятно такого рода информацию получать с утра пораньше.

Это вызовет, наверно, некую неопределенность на рынке, которая потом устаканится. Рынок будет ждать последующих событий и информации.

Знаете, в ряде стран президентов задерживали, тем не менее не рушились ни рынки, ни экономика. Поэтому к таким вещам надо относится философски. Для рынка это безусловно стресс, но вместе с тем это все должно рассматриваться в контексте последующих событий».