Антон Силуанов — не из тех российских политиков, которые повышают собственную значимость посредством напускного пафоса. Министра финансов гигантской империи отличает скорее хладнокровие, расчетливость, а также чувство рационального и возможного.


Таких людей в правящей кремлевской верхушке Владимира Путина не слишком много. Тем больше внимания привлекла речь Силуанова на Московском Гайдаровском форуме, в которой он заявил о завершении односторонней зависимости России от экспорта нефти и газа.


«Доля нефтегазового сектора в ВВП России в период с 2014 по 2016 годы снизилась с 9,6% до 5,8%», — заявил Силуанов. «Основной шоковый период мы прошли». Россия излечилась от «голландской болезни».


С дорогим западным импортом покончено


Вместе с тем российский министр финансов провел параллель с событиями в Нидерландах в начале 60-х годов. Тогда голландцы открыли крупное газовое месторождение, что повлекло за собой глубокие структурные изменения в экономике страны. За счет экспорта газа резко подскочил курс голландской валюты, а также значительно ухудшилась конкурентоспособность большинства отраслей экономики.


«Если заглянуть в историю, то все кризисы у нас связаны с тем, что экономика была не диверсифицирована, бюджет был очень зависим от цен на экспортные товары», — подчеркнул Силуанов. Теперь с этим покончено.


Эксперты спорят о том, насколько сильно Россия пострадала от «голландской болезни». Пока сохранялись высокие цены на нефть, проявлялись серьезные признаки этого недуга. Ведь высокий излишек торгового баланса в этот период повышал ценность внутренней валюты. В результате многие российские граждане внезапно смогли позволить себе приобретать дорогие западные товары.


Размер реальных зарплат уменьшился впервые за последние 15 лет


Однако отечественные товары народного потребления, качество которых в России и без того не слишком высокое, из-за укрепления рубля стали еще менее конкурентоспособными. К тому же, бум нефтегазовой промышленности способствовал росту уровня зарплат даже в производственных сферах экономики, что стало дополнительной нагрузкой для производителей по ту сторону сырьевого сектора. Эта ситуация потянула вниз всю экономику.


То, что «голландская болезнь», по словам Силуанова, отступает из России, не в первую очередь заслуга правительства. Выздоровление скорее является следствием снижения цен на нефть, начавшегося в середине 2014 года.


Из-за падения цен на нефть за это время курс рубля снизился более, чем в два раза. Такому развитию событий способствовал также тот факт, что россияне из-за обострения политической ситуации стали массово выводить средства за рубеж, а внутри страны менять рубли на доллары.


К тому же, западное эмбарго, введенное после присоединения Крыма, создало условия для того, чтобы полностью прекратился ввоз некоторых сельскохозяйственных продуктов из стран Запада. Лишь благодаря этому обстоятельству российское сельское хозяйство получило неслыханный толчок к развитию. Да и рабочая сила впервые за последние 15 лет подешевела по причине снижающихся реальных зарплат.


Россиян неустанно предостерегают об опасностях укрепления рубля


Таким образом, покончено с нездоровым перевесом доли сырьевого сектора в экономике. Наблюдатели, правда, не считают, что в России все трудности позади. В конце концов, в прошлом году рубль кое-как компенсировал потерю своей ценности, поскольку цены на нефть — в том числе благодаря активному участию России в осуществляемом снижении объемов добычи нефти на международном уровне — вновь начали расти.


Уже и Силуанов не устает предупреждать об опасностях укрепления рубля. При этом министр финансов находится в безвыходном положении. Ведь ему очень даже нужны доходы от высоких цен на нефть. Его вариант решения проблемы: не сразу же тратить растущие доходы от экспорта нефти, а пополнять за их счет резервный фонд, из которого в последнее время было выкачано большое количество средств.


Центральный банк также принял во внимание возможность реализации такого подхода для того, чтобы увеличить золотовалютные резервы до 500 миллиардов долларов. В начале января объем резервов составлял 378 миллиардов долларов. Для сравнения: до того, как в 2008 году разразился финансовый кризис, их объем составлял 600 миллиардов долларов.


За спадом не последует подъем экономики


Так, Россия может добиться сохранения своих неприкосновенных запасов для покрытия дефицита бюджета на более длительный срок, чем предполагалось ранее. Тем не менее, никто не знает, что в ближайшем будущем будет с ценами на нефть.


Кроме того, набирает обороты общая оценка ситуации, которая заключается в том, что хоть и пришел конец длившейся два года рецессии, но в ближайшие годы ожидается скорее застой, чем подъем экономики. По первым прогнозам, ВВП вырастет максимум на один процент.

Алексей Кудрин на международном инвестиционном форуме «Сочи 2016»


Бывший министр финансов и советник Путина Алексей Кудрин уже говорит об исторически низких темпах экономического роста. Технологическое отставание страны грозит ее суверенитету и несет угрозу безопасности. Старая модель экономики, по словам Кудрина, уже давно не работает.


По прогнозам министерства экономики, потребуется еще три года для того, чтобы как минимум компенсировать сокращение ВВП за последние два года. Таким образом, к 2019 или 2020 году будет достигнут уровень 2014 года. Отставание от западного мира на первых порах только увеличится.


На смену «голландской болезни» приходит «русская»


Согласно подсчетам деловой газеты «Ведомости», рост экономики России с 2010 года (за исключением 2012 года) хронически отставал от глобального экономического роста. А за последние десять лет, начиная с 2007 года, по данным Международного валютного фонда, российская экономика выросла лишь на 16% процентов, в то время как мировая экономика — на 38%. Тем самым были перечеркнуты успехи периода подъема до 2008 года, в течение которого российская экономика обгоняла мировую, — пишет газета «Ведомости».


Как выйти из этого положения ответственным лицам уже давно известно: нужно привлекать инвестиции, повышать производительность, повысить пенсионный возраст, вкладывать больше средств в образование и здравоохранение вместо того, чтобы тратить их на военные и социальные нужды. И вновь на Гайдаровском форуме требовали реформы системы государственного управления и органов юстиции.


Кудрин — реалист, как и его преемник Антон Силуанов. И, будучи реалистом, он понимает, что отсутствие доверия к органам государственной власти сильнее всего тормозит развитие экономики. «Важнейший ресурс — это доверие, — подчеркнул он. —У людей высокое доверие к президенту».


Но если мы посмотрим на уровень доверия к таким институтам, как правительство, парламент, полиция или отдельные министерства, — оно существенно ниже». Порой, по данным различных опросов, оно достигает лишь 15%. «При таком низком уровне доверия к властям сложно проводить реформы».


Но, по крайней мере до самых президентских выборов весной 2018 года, и так никто не собирался этого делать. У самого Путина мало возможностей для проведения серьезных реформ, поскольку иначе, как утверждает миллиардер из автомобильного сектора и до недавнего времени депутат Госдумы Сергей Петров, рухнет карточный домик. «Путин стал заложником собственной системы».


Может страна и излечилась от «голландской болезни» — с «русской болезнью» ей по-прежнему не справиться. Этот недуг перенести не легче, и он может серьезно затянуться.