Согласно последним сообщениям, президент Трамп готовится смягчить финансовые санкции, введенные США против России, чтобы улучшить двусторонние отношения. Однако подобные меры не принесут существенного облегчения экономике России. Кроме того, в Конгрессе сторонники жесткой позиции в отношении России могут помешать Трампу воплотить его намерения в жизнь.

 

Стоит также отметить, что смягчение этих санкций может навредить ряду экономических интересов США.

 

Президент Трамп был довольно невысокого мнения о тех финансовых санкциях, которые администрация Обамы ввела против России в связи с ее агрессией в Крыму и на востоке Украины.

 

Вряд ли кто-то удивится, если Трамп в одностороннем порядке воплотит свои намерения в жизнь, не дожидаясь, пока Москва выполнит условия Минского соглашения, на чем настаивают лидеры стран Евросоюза и многие представители Конгресса. Те санкции, которые Трамп хочет отменить, затрагивают банковский, энергетический и оборонный секторы российской экономики, а также обуславливают визовые запреты и заморозку счетов некоторых влиятельных россиян. Эти санкции были тщательно согласованы с Евросоюзом и одобрены Конгрессом США.

 

Отмена санкций против России не только спровоцирует политический разлад между США и Евросоюзом, но и поставит международное деловое сообщество в довольно затруднительное положение. Международные компании будут обязаны соблюдать санкции, введенные против России Евросоюзом. Поэтому банки и нефтяные компании, которые работают в Европе и которым пришлось уйти из России из-за санкций, не смогут подписывать новые сделки с российскими компаниями, находящимися под действием санкций Евросоюза.

Но даже те международные инвесторы, которые смогут подписывать новые контракты с Россией, возможно, не захотят этого делать. Попытки последних двух американских президентов перезагрузить отношения с Россией провалились. И эта попытка наладить отношения с Москвой тоже может провалиться, если Трампу и Путину не удастся найти общий язык. В этом случае международные компании могут оказаться под ударом.

 

Опыт показывает, что смягчение и отмена финансовых санкций, как правило, не приносит мгновенного облегчения. Компаниям приходится разбираться с оставшимися финансовыми ограничениями, и зачастую они не горят желанием делать новые инвестиции. Те компании, которые попытались восстановить бизнес в Иране, на Кубе и в Мьянме, столкнулись с серьезными трудностями, а их успех оказался ограниченным.

 

В случае с Россией, если санкции против нее будут отменены, риски для делового сообщества окажутся вовсе не гипотетическими.

 

Группа сенаторов, куда вошли 10 представителей обеих партий и которую возглавили Бен Кардин (Ben Cardin), Джон Маккейн (John McCain) и Линдси Грэхэм (Lindsey Graham), недавно объявила о том, что они занимаются подготовкой нового законопроекта о санкциях против России. В случае принятия этот законопроект нанесет российской экономике гораздо более ощутимый ущерб, чем действующие санкции. Кроме того, в настоящее время они ищут способы заставить Трампа сохранить действующие санкции против России.

 

Даже если президент Трамп отменит санкции и сможет удержать рассерженный Конгресс под контролем, России все равно не стоит ожидать моментального экономического всплеска.

 

Основной удар по российской экономике нанесли не санкции, а резкое падение мировых цен на нефть в 2014 году. Кроме того, она страдает от неумелого управления, неблагоприятной демографической ситуации в стране и слабого роста. По оценке Всемирного банка, в течение третьего президентского срока Путина ВВП России будет расти всего на 1% в год, несмотря на то, что сейчас объемы добычи нефти в стране превышают рекордные показатели советской эпохи.

 

На самом деле отмена санкций может даже навредить некоторым секторам российской экономики. Отмена окажет негативное влияние на цены на нефть. Это приведет к снижению доходов от продажи нефти и соответственно к уменьшению объема денежных потоков. Прибыль от продажи природных ресурсов в России составляет почти половину доходов российского государства.

Негативные последствия отмены санкций против России могут затронуть и США. Снижение мировых цен на нефть нанесет удар по американским нефтедобывающим компаниям, пытающимся сохранить финансовую устойчивость в довольно суровых рыночных условиях. Это также негативно скажется на их способности конкурировать на мировом рынке сырья. А если говорить о природном газе, снятие санкций существенно ухудшит позиции американских производителей сжиженного природного газа на мировом рынке.

 

Кроме того, в случае отмены санкций США могут потерять часть своей доли на рынке и в других сферах. Некоторые регионы, включая Ближний Восток, стремятся наладить более тесные связи с Россией.

 

Недавно, к примеру, Суверенный фонд Катара подписал соглашение на приобретение доли в российской государственной энергетической компании «Роснефть». Освободившаяся от санкций Россия может оказаться гораздо более привлекательным деловым партнером, чем США.

 

Непосредственная и очевидная выгода, которую Россия сумеет извлечь из отмены санкций США, заключается в расколе трансатлантического сообщества в вопросе политики по отношению к России, а также в увеличении способности России проецировать свое влияние на мировой арене.

 

Однако Москве все же придется приложить немало усилий, чтобы профинансировать свой политический авантюризм. Она вряд ли столкнется с мощным притоком твердой валюты, а низкие цены на нефть будут негативно влиять на ее возможности, авторитет и способность угрожать. Кроме того, после отмены санкций способность России управлять своей экономикой в масштабах страны и мира тоже автоматически не улучшится.

 

Президент Трамп никогда не говорил, что именно он хочет получить от России в обмен на снятие санкций. Вероятнее всего, отменив санкции, он получит в лице Москвы точно такого же партнера, каким она является сегодня, и спровоцирует серьезный раскол внутри трансатлантического альянса. Более того, президент Трамп нанесет удар по конкурентоспособности экономики США.

 

Элизабет Розенберг — директор Программы в области энергетики, экономики и безопасности Центра новой американской безопасности.