Новинкой в экономической дипломатии Чешской Республики являются так называемые аграрные дипломаты, которые приступили к работе в некоторых посольствах. В феврале 2016 года в Посольстве Чешской Республики в Москве начала работать аграрный дипломат Никола Грушкова.


— Ihned.cz: С 90-х годов экспорт из Чешской Республики в Россию развивался нелинейно. Что в основном на него влияло?


— Никола Грушкова:
С 1993 года экспорт в Россию увеличивался и примерно за одно десятилетие вырос в девять раз. Однако в российской экономике произошло несколько важных событий, которые оказали негативное воздействие на наш экспорт. Во-первых, это валютный кризис 1998 года, во-вторых, мировой кризис 2009 года. И в том, и в другом случае чешский экспорт в Россию сокращался. Вместе с дальнейшей стабилизацией российской экономики вновь стабилизировался и чешский экспорт в Россию. Перед введением санкций в 2014 году удалось достичь наилучших за всю историю результатов: тогда объем чешского экспорта исчислялся 115 миллиардами крон в год. В Россию отправлялось около четырех процентов от общего объема чешского экспорта, и в тот момент Россия была нашим наиболее значимым рынком сбыта за пределами Европейского Союза.


Однако в 2014 году ввели санкции, установились низкие цены на нефть, произошла девальвация рубля, что опять-таки негативно сказалось и на чешском экспорте в Россию. Сейчас его доля в общем объеме достигает всего около полутора процентов. Я говорю «всего», тем не менее, речь идет о сумме в 70-80 миллиардов крон в год. Упомянутые кризисы повлияли на все отрасли без исключения. В этом году ожидается рост российской экономики, что, в свою очередь, может поспособствовать росту чешского экспорта.


— Как санкции, введенные в 2014 году в связи с российско-украинским кризисом, повлияли на экспортеров чешской сельскохозяйственной и пищевой продукции?


— Российские ответные санкции, которые касаются пищевой отрасли и сельского хозяйства, оказали как прямое, так и, прежде всего, косвенное воздействие. Прямое сказалось на нескольких чешских фирмах, которые экспортировали в Россию такие товары, как, например, молочные и мясные продукты. Сейчас эта продукция под санкциями, и экспортировать ее в Россию нельзя. Эти виды товаров практически исчезли из чешской статистики экспорта в Россию. Приведу частный пример. В 2013 году чешские фирмы экспортировали в РФ молочной продукции на сумму более 200 миллионов крон. В то время этот сегмент обладал потенциалом роста, однако после введения санкций экспорт свелся к нулю. И так мы можем один за другим перечислить отдельные виды товаров и отрасли. В итоге у нас получилась бы сумма, которая по сравнению с другими европейскими странами оказалась бы не столь уж большой. Доля нашего прямого аграрного экспорта в Россию в общем экспортном объеме составляет всего несколько процентов, а у других стран Европы доля достигала десятков процентов.


На мой взгляд, наиболее серьезным для нас оказалось косвенное воздействие. Объективно подсчитать убытки от него практически невозможно. Запрет на экспорт европейских продуктов питания на российский рынок привел к переизбытку на европейском рынке, где сейчас некоторых видов товаров слишком много, в связи с чем цены на них очень снизились. Наиболее очевидно это в молочной отрасли, где свою роль сыграла и отмена молочных квот. Ситуацию нужно рассматривать в общем контексте: ко всем негативным последствиям санкций прибавился еще и кризис российской экономики, вызванный низкими ценами на нефть и последующей девальвацией российской валюты. Конкретные суммы, которые иногда называются, являются лишь очень приблизительной оценкой реальных последствий.


— Как под влиянием вышеописанных внешних воздействий меняется торговый баланс между Россией и Чешской Республикой в сфере аграрной продукции?


— На протяжении длительного времени Россия является для Чешской Республики самым значимым рынком за пределами Евросоюза для экспорта сельскохозяйственной продукции. Несмотря на сохраняющиеся санкции и девальвацию рубля, аграрный экспорт в Россию развивается довольно позитивно, прежде всего, благодаря структуре нашего аграрного экспорта. Исторического максимума аграрный экспорт из Чехии в Россию достиг в 2014 году, когда объем достиг трех миллиардов крон. И хотя с августа 2014 года начали действовать санкции, экспорт еще продолжался, потому что продолжали реализовываться прежде заключенные контракты. В 2015 году экспорт сократился примерно на 20% до 2,4 миллиардов крон, а в 2016 году аграрный экспорт начал опять понемногу расти и достиг 2,6 миллиардов крон. Сальдо торгового баланса с Россией на протяжении длительного срока остается позитивным, потому что Россия экспортирует к нам продукцию на сумму около полумиллиарда крон. Отдельная статья — это сельскохозяйственные технологии и оборудование для пищевой промышленности. На их экспорте сказалось падение курса рубля, однако спрос на них в России сохраняется, поэтому после спада 2015 года в прошлом году их экспорт снова начал расти.


— После двухлетнего спада ожидается некоторое оживление, и российская экономика, возможно, продолжит рост. Что это будет означать для чешских экспортеров?


— Я могу подтвердить, что в 2016 году прогнозы предсказывали умеренный рост российской экономики. Стабилизировались цены на нефть, относительно стабилен и курс российской валюты, поэтому российские заказчики снова начали покупать иностранные товары. Можно сказать, что эта позитивная тенденция заметна во всех отраслях. Однако Россия также старается продвигать во всех отраслях импортозамещение, цель которого — снизить излишнюю зависимость от импортных товаров. В этом году российское правительство продолжит оказывать финансовую поддержку аграрному сектору и пищевой промышленности. Поддержка заключается, например, в выгодном финансировании, дотациях на закупку сельхозтехники, дотациях на строительство молочных ферм и так далее. Перед чешскими фирмами открывается возможность еще больше продвинуть свои технологии и некоторые товары, потому что в большинстве случаев Россия не может произвести их самостоятельно.


— Какие сельскохозяйственные или вообще продовольственные продукты имеют шансы на российском рынке?


— Уже давно в перечень наших главных товаров, экспортируемых в Россию, входят корма, инкубационные яйца, пиво, хмель, солод, мак, нешоколадные сладости, пищевые добавки, алкогольные и неалкогольные напитки. Ни одного из этих товаров российские санкции не касаются.


— А на какие товары санкции распространяются?


— Контрсанкции распространяются на фрукты, овощи, молочную продукцию, говядину, свинину и мясо птицы, а также мясные изделия (за исключением, например, некоторых консервов), рыбу, соль и некоторые отдельные виды полуфабрикатов. До санкций большую роль в чешском экспорте играла молочная продукция, такая как сметана, сыры, творог, сыворотки и прочие. Что касается мясных изделий, то экспортировались некоторые виды колбас, ветчины и прочее. Теперь их экспорт невозможен, хотя спрос на них был бы. Тем не менее, большую часть наших значимых сельскохозяйственных и продовольственных продуктов мы по-прежнему можем вывозить.


— Учитывая, что в области продуктов питания Россия не самодостаточна, открывает ли ее рынок новые возможности перед чешскими экспортерами продовольственной продукции и сельскохозяйственных товаров?


— После введения ответных санкций Россия стремится — не только в сельском хозяйстве, но и в пищевой промышленности — повысить уровень самодостаточности и заместить импортные товары отечественными. В некоторых сферах это удается. Россия способна обеспечить себя свининой и мясом птицы, картофелем, зерновыми и другими основными продуктами. Тем не менее, по-прежнему есть те области, где российское производство не справляется. Речь идет, например, о молоке, рыбе, говядине и овощах. Российское правительство поддерживает импортозамещение дотациями в сельское хозяйство, поэтому этот сектор развивается очень активно. Здесь открываются возможности и перед чешскими компаниями, в первую очередь теми, кто строит фермы и поставляет технологии, оборудование, сельскохозяйственных животных, ветеринарные лекарства и другие сопутствующие товары. Что касается продуктов питания, то на российском рынке больше всего шансов у тех из них, которые уже давно хорошо известны, например: пиво, хмель, мак, сладости и многие другие. Несмотря на то, что Россия — огромная страна, из-за климатических условий она никогда не сможет все выращивать самостоятельно.


— Проявляется ли интерес к чешскому генетическому материалу?


— У России проблемы с собственным генетическим материалом, поэтому данная сфера очень перспективна. Наши поставщики могут себя в ней реализовать. Однако нужно будет обойти сильных европейских конкурентов — просто экспортировать партию доз для осеменения будет недостаточно. К этому нужно что-то добавить, как это делают экспортеры из других стран. Например, чешские экспортеры могут приехать к российским коллегам и показать свои методы работы, рассказать, как ухаживать за скотом, животными и прочее. Сейчас в России большой спрос на передачу опыта и обучение специалистов.


Подобная ситуация сложилась и в сфере выращивания растений. Россия испытывает недостаток в собственных качественных семенах и саженцах, к примеру, виноградных лоз и картофеля. Этот товар Россия по-прежнему закупает в Европе и других странах.


— Где в России делается бизнес?


— Центром бизнеса является, разумеется, Москва, но в Москве ничего особенно не вырастишь. Поэтому мы продолжаем ориентироваться на поддержку сотрудничества с отдельными регионами и отправляем бизнес-делегации туда. Подобный подход имеет свои плюсы, потому что у каждого региона свои нужды, а конкуренция в регионах обычно не так велика, как в столице, и переговорить можно сразу с конкретными людьми.


— На каких регионах чешским экспортерам стоит сосредоточиться?


— Российская Федерация состоит более чем из 80 отдельных непохожих друг на друга регионов, однако с точки зрения аграрного сотрудничества есть смысл сосредоточиться на тех, где сельское хозяйство и пищевая промышленность имеют определенный вес и перспективу. Это касается и климатических условий, и экономики региона, и его отдаленности. Наиболее перспективными кажутся регионы на юге Европейской части России, например: Краснодарский край, Ростовская область, Воронежская область, Башкортостан, Ставропольский край. Но в этих перспективных и географически доступных регионах очень сильны европейские конкуренты. В будущем ориентироваться можно и на некоторые регионы в азиатской части России.


— Какая форма импорта в России в сфере продуктов питания и сельскохозяйственной продукции наиболее выгодна?


— Например, пиво продается практически само, потому что у чешского пива в России своя репутация. Однако, как я уже говорила, в некоторых сферах, например, в области осеменения, нужно что-то добавить. Идеальна ситуация, когда несколько чешских экспортеров объединяется и действует сообща. К примеру, одна фирма строит ферму, вторая поставляет технологии, третья — животных, четвертая — корма, пятая может построить молокозавод. Так могло бы быть в идеале. И некоторые европейские страны уже именно так и действуют.


Подходящий партнер — это, в первую очередь, тот, кто может найти финансовые средства. Если он сможет обеспечить проекту и государственные гарантии, то это будет шагом к успеху. Что касается экспорта продовольствия, то достаточно такого партнера, импортера, дистрибьютора, на которого можно положиться.


— Могут ли на российский рынок выйти новички?


— Новичкам всегда тяжелее в сравнении с теми, кто уже набрался определенного опыта в России и знает, «как там делаются дела». Бизнес в России основан на продолжительных контактах, дружбе, хороших рекомендациях, большом количестве выпитой вместе водки… Но это не означает, что у новых фирм нет шансов. Конечно, имеет значение, какой продукт предлагает компания, и как она будет действовать. Принципиально важны личные связи, неоднократные переговоры, желание посвящать бизнесу определенное время, приглашать партнеров в Чехию — на свое предприятие. Никому не стоит ожидать, что он приедет один раз в Россию и сразу подпишет контракт.


— Удается ли чешским компаниям справиться с нестабильностью российской валюты?


— Учитывая, что большая часть сделок осуществляется в евро и долларах, лучше всего иметь с российской стороны такого партнера, который имеет стабильный доход не только в российских рублях. В последние месяцы российский рубль относительно стабилизировался, однако риск, связанный с курсом валют, по-прежнему велик.


— Какая ситуация сейчас сложилась с финансированием и страхованием экспорта в Россию, с обеспечением конкретных сделок?


— Чешские компании имеют доступ к государственному финансированию через Чешский экспортный банк (ČEB) или финансированию с помощью коммерческих банков. Те же варианты в сфере страхования: можно воспользоваться услугами Экспортного гарантийного и страхового общества (EGAP) или коммерческих страховых компаний. Только от предпринимателя зависит, какой вариант он предпочтет.


В последние годы активизировалось сотрудничество между Министерством сельского хозяйства ЧР, ČEB и EGAP. И Чешский экспортный банк, и Экспортное гарантийное и страховое общество имеют отдельных специалистов, которые занимаются только аграрным экспортом и готовы помочь чешским экспортерам. И ČEB, и EGAP уже не раз участвовали в аграрных проектах в России и других странах мира.


Обеспечение сделки зависит о ее вида и отрасли. Идеальный клиент, конечно же, тот, кто может профинансировать сделку или найти финансирование, и кто уже проверен, например, другой чешской фирмой. Мы рекомендуем предпринимателям страховать свои сделки или требовать оплаты своих услуг вперед. Никогда не помешает осторожность, личный надзор, и не стоит полагаться только на своего российского партнера — лучше держать сделку под собственным постоянным контролем.


— Оставили ли чешские экспортеры свои позиции после 2014 года, или же по-прежнему удерживают их?


— Нельзя сказать, что чешские экспортеры оставили свои позиции. Но все же некоторые чешские компании значительно ограничили свою деятельность в России. Тем не менее, они по-прежнему проявляют интерес к этому рынку и ожидают лучших времен. Российский рынок — это более 140 миллионов граждан, и у Чешской Республики там хорошая репутация и традиции. Более того, если чешской продукции удается выйти на рынок России, почти автоматически перед ними открываются рынки других стран Евразийского экономического союза: Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии.


К сожалению, я вынуждена констатировать, что деятельность чешских компаний, к примеру, участие в российских выставках и других мероприятиях, значительно уступает активности европейских конкурентов. Несмотря на санкции, на всех основных сельскохозяйственных и продовольственных выставках, форумах и мероприятиях присутствуют десятки фирм из Италии, Германии, Венгрии, Франции и других стран. Чехи же там участвуют спорадически. Активизируются в России и страны, не входящие в ЕС, такие как Китай, Корея, Сербия, страны Латинской Америки.


Я думаю, нам важно постоянно поддерживать репутацию качественного чешского продовольствия и продукции, потому что на таком огромном рынке, как Россия, у нас есть перспективы, а санкции не продлятся вечно. Недавно, к примеру, даже несмотря на невозможность экспортировать молочную продукцию, на российском сайте молочной отрасли прошла Чешская неделя, в ходе которой чешские компании и специалисты смогли презентовать свою деятельность.


— Какие проекты в поддержку чешского экспорта в Россию осуществились в последнее время, и какими были результаты?


— За последние полтора года были реализованы три проекта экономической дипломатии. Я имею в виду поездки бизнес-делегаций в регионы Российской Федерации. Первые две миссии возглавлял заместитель министра сельского хозяйства Чешской Республики. Делегаты посетили значимые с точки зрения сельского хозяйства области: Краснодарский край и Башкортостан. Недавно в апреле я побывала в Ростовской области, где работала бизнес-делегация во главе с министром сельского хозяйства Марианом Юречкой. В этих мероприятиях приняли участие более 30 чешских аграрных предприятий. В этом году мы запланировали еще как минимум два аграрных проекта: дегустацию моравских вин в Москве и ответную поездку представителей фирм из Башкортостана в Чешскую Республику.


Оказалось, что наши поездки в регионы возродили у российской стороны интерес к сотрудничеству с чешскими аграрными компаниями. Представители всех регионов, где побывали бизнес-миссии, хотят приехать в Чешскую Республику и продолжить начатые переговоры. Делегация предпринимателей из Краснодарского края уже посетила ЧР в прошлом году, а поездку бизнесменов из Башкортостана мы планируем на текущий год. И я уверена, что в ближайшем будущем нам стоит ожидать и предпринимателей из Ростовской области. То, что российские фирмы отвечают на наши бизнес-поездки, свидетельствует об их заинтересованности в сотрудничестве.


Предпринимательскими делегациями мы помогаем «открывать двери» и налаживать прямые контакты, которые чешским компаниям было бы трудно развивать удаленно. Если же делегацию возглавляет министр или замминистра, а сопровождает посол Чешской Республики, то мероприятие обретает совершенно иной масштаб, и его значение в глазах российских партнеров возрастает.


— Чего вы ожидаете от недавней поездки в Ростовскую область?


— Мы организовали поездку делегации во главе с министром Юречкой в Ростовскую область, потому что это один из важнейших аграрных регионов России. Министра сопровождали представители 15 чешских аграрных компаний, которые заинтересовались этой областью. Мы выделили несколько основных сфер, в которых будем предпринимать дальнейшие шаги. Речь, в первую очередь, о технологиях по переработке зерновых, о строительстве молочных ферм и разведении скота, о пивоваренной промышленности, переработке отходов и прочем. В рамках визита состоялся чешско-российский бизнес-форум, фирмы приняли участие в переговорах в формате B2B с российскими партнерами и получили возможность посетить несколько предприятий.


— Активна ли экономическая дипломатия Чешской Республики в других российских отраслях?


— Взаимные контакты активизировались. Помимо Министерства сельского хозяйства, активно действует Министерство промышленности и торговли, представители некоторых краев. Кроме того, состоялось несколько встреч на высшем, в том числе, президентском, уровне. В прошлом году в Праге после четырехлетнего перерыва прошло заседания чешско-российской Межправительственной комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству, а в ближайшее время мы планируем провести очередное заседания этой комиссии в России. Однако другие европейские страны более активны и в организации делегаций, и в налаживании связей.


— Одним из важных шагов в рамках экономической дипломатии стало учреждение должности аграрного дипломата. Как вы оцениваете результаты своей работы в качестве аграрного дипломата в России?


— Я рада, что фирмы с одобрением отнеслись к моему назначению на должность аграрного дипломата и направлению в Россию. Думаю, что, учредив эту должность, Министерство сельского хозяйства сделало очень правильный шаг. Тем самым, например, в России, мы подаем нашим партнерам ясный и ощутимый сигнал о том, что серьезно относимся к сотрудничеству в области сельского хозяйства. Ко мне обращается большое количество фирм, которые хотят развивать сотрудничество с Россией.


— В посольстве в России вы работаете уже более года. Чем вас впечатлила эта страна?


— Еще во время учебы в вузе я полгода училась в Санкт-Петербурге и путешествовала по России. Теперь я уже более года нахожусь здесь по работе, и думаю, что у меня было некоторое время, чтобы составить представление о России.


Это огромная страна, огромный народ с богатой историей и своеобразным менталитетом, который, однако, не так уж далек от чешского. Время и расстояние в России — понятия относительные. Здесь все огромно, в том числе, и контрасты. Как и у любой страны, у России есть свои плюсы и минусы. Но чего у россиян не отнимешь, так это их умения жить полной жизнью во всех смыслах. На 100 процентов.