Когда страны Прибалтики вышли из состава СССР, МВФ не предвещал им ничего хорошего — ведь идеологическая независимость не равно экономическая свобода. Что сделали Латвия, Литва и Эстония? Дерзко начали все сначала.


В первую очередь, они ввели равные условия для инвестирования, открыв экономику для иностранных вложений и для внутреннего бизнеса. И параллельно делали прозрачной банковскую систему. Лакомый кусочек в виде непаханого финансового поля получили скандинавские банки, которые помогли выплыть маленьким государствам с 30-процентным дефицитом бюджета в темные 90-е и не утонуть во время финансового кризиса 2008-2010 годов.


Оказавшаяся в сложнейшем геополитическом положении Украина может сейчас перенять опыт своих друзей и партнеров, тем более, что банковский сектор уже пережил самые тяжелые времена. Система очищена от «мусорных» банков, НБУ регулярно снимает валютные ограничения и даже мечтает снизить учетную ставку, что, если произойдет, закричит для стабильных банков зеленым сигналом: снижаем процентные ставки на кредиты! Дело осталось за малым — привлечь инвестиции и с мультипликатором влить их в выздоравливающую экономику. Но как придут эти инвестиции, когда и, самое главное, от кого? Разбирался «Обозреватель».


Лучшее время для прорыва


Исследование Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (MIGA) показывает, что количество инвестиционных проектов «с нуля» после значительного конфликта (внутреннего или внешнего) в среднем падает на 34%, тогда как количество инвестированного капитала — на 90%. В то же время ПИИ начинают восстанавливаться в среднем через три года после завершения масштабного военного конфликта.


ВВП Украины с конца 2016 года растет, но не такими темпами, каких бы хотелось.


Да, несмотря на не лучшие времена для украинской экономики, отсюда не ушли, например, крупные агрохолдинги, фармацевтические компании и банки (что показательно — иностранные в том числе), но у среднего бизнеса на переориентацию денег фактически нет. А поля для развития уже созданы: с 1 января 2016 года работает Зона свободной торговли с Евросоюзом, в 2017-м открылись рынки Канады, что дало возможность выйти еще и в США.


Кредит доверия


В 2014 году, в разгар массовой очистки банковской системы Украины, Нацбанк обязал финучреждения постепенно увеличивать уставные капиталы — к середине 2024 года до 500 миллионов гривен. Это важное решение было принято для того, чтобы обезопасить сам рынок от уязвимых банков и укрепить общее состояние. Первый отчетный этап — к 11 июля 2017 года нужно было иметь 200 миллионов гривен — прошел довольно спокойно. Крупные и средние банки с заданием справились, а мелким предложили альтернативные варианты: сдать банковскую лицензию, прекратить банковскую деятельность без закрытия юрлица, то есть стать финансовой компанией с сохраненной репутацией.


Увеличение капитала позволило банкам начать кредитование. Однако продолжать наращивать средства в нынешних реалиях сложно: собственникам, скорее всего, придется справляться собственными силами. В этом случае эффективный план развития может заинтересовать новых инвесторов и привлечь инвестиции как в сам банк, так и в рынок финансов. Ведь, как известно, каждый вложенный в капитал доллар позволяет обеспечивать до десяти долларов кредитной поддержки экономики.


Кто получит плюшки


Приток инвестиций, естественно, запустит бизнес: как застывший, так и новый. Кроме того, кредитным инструментом пользуются еще и местные органы власти. Финансовая децентрализация дала территориальным громадам рычаг для восстановления инфраструктуры, которая долгое время не просто не развивалась, а в лучшем случае латалась.


Многие общины недавно кинулись менять окна в больницах и школах, по кусочкам ремонтировать дороги, а вот особенные хозяйственники использовали поступления в бюджет с умом: берут кредиты в иностранных банках, которые благодаря низким «материнским» ставкам выдают ссуды под низкие проценты. Так, например, в Киеве появился новый общественный транспорт и коммунальная техника, а в Днепре возобновили строительство метро.


Впрочем, капитал нужен не только для инфраструктурных проектов — общенациональных и местных, но и для экспортных отраслей, в первую очередь, сельского хозяйства и высоких технологий. Это одни из самых перспективных и маржинальных отраслей, которые в силах запустить экономику Украины заново: создать рабочие места, привлечь новых инвесторов, вытянуть уровень доходов украинцев до среднеевропейского. Пока многие из «двигателей» работают за счет внутренних резервов. А представьте, если бы у них был легкий доступ к кредитным средствам?!


Инвестиции — толчок к прогрессии


По данным НБУ, в 2017 году увеличился чистый приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) — до 194 миллионов долларов, 85% из которых были направлены в реальный сектор. В целом за восемь месяцев текущего года поступления (без учета операций по переоформлению долга в уставный капитал) почти вдвое превышали объемы за аналогичный период прошлого года.


«Главными инвесторами в Украину сегодня являются иностранные акционеры банков. С начала 2015 года зарубежные собственники банков вложили в свои украинские учреждения свыше пяти миллиардов долларов прямых инвестиций, что обеспечило две трети всего притока ПИИ в Украину за этот период», — отмечает старший советник «Альфа-Банка Украина» Роман Шпек.


Он обратил внимание, что украинская экономика по своей структуре не имеет иного пути перехода к устойчивому ускоренному росту, нежели посредством интенсивного привлечения иностранных инвестиций.


«Это даже не „велосипед", который надо самостоятельно изобретать. Именно через такой путь прошли наши соседи из Центральной Европы, впоследствии ставшие членами ЕС. На активном притоке иностранных инвестиций формировалось экономическое чудо во многих успешных странах Азии. Но несмотря на некоторое оживление экономики, мы испытываем дефицит иностранных инвестиций», — заявил Шпек.


По его данным, на Украине приток прямых иностранных инвестиций поддерживается в пределах 3% ВВП, тогда как мировая практика экономического рывка развивающихся стран говорит о том, что успех можно констатировать, когда приток ПИИ в страну составляет 5-10% ВВП на протяжении нескольких лет. «В масштабах Украины это означает 5 — 10 миллиардов долларов ежегодно», — уточнил старший советник «Альфа-Банка Украина».


«Иностранные инвестиции всегда были нужны Украине. В банковский сектор в том числе. Дело в том, что после национализации ПриватБанка образовалась монополия на рынке банковских услуг — Ощадбанк, Укргазбанк, Приват и Укрэксимбанк занимают более 50% рынка», —считает эксперт в сфере банковской деятельности Василий Горбаль.


По его словам, монополия всегда приводит к снижению качества сервисов. «Это нормально, такой закон конкуренции действует давно и по всему миру. Мы уже сейчас наблюдаем некоторое падение качества, поэтому новая кровь поможет внедрить новые инструменты, коммуникационные модели и подход к пиар-сопровождению», — уверен эксперт.


Кто готов рискнуть первым?


По словам Горбаля, после победы Революции Достоинства украинским банковским сектором заинтересовался знаменитый британский HSBC, который, кстати, работает в странах с вооруженным конфликтом. Все согласятся, что приход такого мощного банка оживил бы украинский финансовый рынок и был бы очень хорошим сигналом для других инвесторов, но мало кто верит в реальность столь скорого прихода в Украину крупных банковских групп. «Пока в Украине не будет работать ruleoflaw, пока не будет судебной реформы, реальной защиты прав кредиторов и инвесторов, защиты собственности — тотального потока инвестиций ожидать не стоит», — отметил инвестиционный банкир Сергей Фурса.


В таких условиях наиболее реальный вариант развития событий для банковского сектора Украины и экономики в целом — заход на рынок заинтересованных финансовых и нефинансовых групп из ближайшего зарубежья. Ведь именно такие инвесторы склонны к оправданному риску и готовы работать на таких волатильных рынках, как Украина. Появление таких групп-первопроходцев будет способствовать более активному восстановлению финансового рынка и предшествовать выходу крупных игроков, в частности мультинациональных корпораций.