Стремление политиков повлиять на содержание и угол зрения в новостях так, чтобы новости были как можно более благоприятные для них, - самостоятельная управленческая дисциплина, которой на самом высоком уровне занимаются целые команды специалистов. У этого стремления, конечно, есть свои пределы. И запрещать журналистам задавать неприятные вопросы – это уже выходит за эти рамки.

В связи с визитом российского президента Дмитрия Медведева в Прагу корреспондент «Чешского телевидения» (Česká televize) Ян Молачек (Jan Moláček) в сети Facebook написал, что ««Чешскому телевидению» не было позволено задать вопрос Медведеву, потому что я отказался гарантировать Граду, что не спрошу о российских выборах».  Потом прямо на пресс-конференции вопрос на тему выборов прозвучал от агентства ČTK, и пресс-секретарь Града Радим Охват (Radim Ochvat) сказал, что «Чешское телевидение» получит возможность в другой раз».

Еще по теме: Кибератаки как способ борьбы с противниками режима в России

Все это могло бы выглядеть вполне невинно: на высказывание Молачека Град ответил, а журналисты в итоге все равно добились своего. Только на самом деле речь идет об инциденте, слишком характерном для подхода администрации президента Вацлава Клауса к СМИ.

Президент вас там видеть не хочет



На основании личного опыта такой подход властей я бы назвал превентивной цензурой. Как корреспондент газеты Hospodářské noviny в Вашингтоне (с 2005 по 2009 год) я освещал визиты чешского президента в США, и с самого начала в своих комментариях и аналитических статьях я был критически настроен по отношению к тому, как Вацлав Клаус переоценивает и явно искажает отклик на свои американские миссии.

Читайте еще: Государственное российское телевидение против интернета

Президент, а точнее его администрация, забыли, как выяснилось во время визита Вацлава Клауса в США в ноябре 2009 года, что президент не хочет, чтобы после его встречи я присутствовал на брифинге для чешских журналистов: перед встречей президента с Джо Байденом с соответствующей просьбой мне позвонил сотрудник пресс-службы Пражского Града. Когда я отказался от такого предложения, последовала просьба, чтобы я президента ни о чем не спрашивал. Что потом разрешилось само собой, потому что Вацлав Клаус традиционно отвечает только на то, на что сам считает нужным отвечать.

К понятию «превентивная цензура» можно отнести и историю с аккредитацией на встречу президентов Обамы и Медведева в апреле прошлого года, когда они в Праге подписывали договор СНВ. Аккредитацию я не получил, несмотря на то что до этого я как раз освещал американо-российские отношения и как раз подготовку договора СНВ. Я мог бы подумать, что это была случайность, если бы, конечно, точно так же не остались без аккредитации коллеги из газеты MF Dnes (Теодор Марьянович, Teodor Marjanovič) и газеты Lidové novine (Петр Пешек, Petr Pešek). Они оба в своих изданиях также были основными авторами по данным темам (более того, они руководили международными редакциями), конечно, их критическое отношение к Граду делает их источниками проблем.

Читайте еще: "Проблема журналистики в России - это не цензура, справиться с цензурой было бы просто"

Подобным образом Град «флиртует» с журналистами, которые «могут» ехать с президентом в его командировки за границу. И это не только его рабочие визиты, но и такие поездки, когда Вацлав Клаус только формально возглавляет делегацию, например, поездки на саммит НАТО. Неугодные журналисты не должны даже и думать о том, что можно попробовать попросить включить себя в списки сопровождающих президента журналистов. И им бы совсем не помешало то, что пришлось бы лететь не на специальном правительственном самолете. Редакции, безусловно, оплатили бы своим сотрудникам самостоятельную дорогу отдельно от делегации. Дело, прежде всего, в том, что в ряде случаев во время сложных мероприятий у журналистов без официального включения в список сопровождения нет шансов успеть за программой.

По примеру Кремля


И именно это и надо Граду – ненужную опасность лучше всего исключить заранее, и таким образом мы возвращаемся к случаю Яна Молачека. В связи с тем, что речь шла о гостях из Москвы, которым репортер не должен был задавать «неподходящие» вопросы, становится очевидно, что желание Града влиять на свой образ в СМИ соответствует не столько американской, британской или общей для Запада модели, сколько как раз модели русской. Одно дело – придать действительности как можно более красивую обертку, и дальше пусть уже СМИ сами пытаются что-то разглядеть. Совсем другая проблема – активное давление на СМИ. Даже если речь идет «только» о превентивной цензуре.