Московский городской суд в конце прошлой недели вынес решение в отношении третьей участницы женской группы Pussy Riot. Все три девушки останутся в заключении до 24-го апреля.

Участницам феминистской панк-группы (речь идет, скорее, о небольшом движении) теперь, как известно, грозит семь лет за провокационное выступление в московском храме Христа Спасителя, что вызвало волну интереса и солидарности (солидарность могла бы быть большей) в мире, прежде всего - в социальных сетях. Например, здесь. Участницы группы, очевидно, хотели обратить внимание на постоянно усиливающуюся связь авторитарного режима Путина с Православной церковью. Радикальные и откровенные акции в общественных местах стали важным методом российских политических деятелей искусства. Добавим, что это очень смелые люди. Заключенные девушки, кстати, своим музыкальным представлением напомнили выступление «восьмерых смелых» на Красной площади в августе 1968 года.

В связи с этим достойно упоминания высказывание заместителя председателя комитета Государственной думы Иосифа Кобзона, который в конце прошлой недели художественную акцию сравнил с террористическим актом в театре во время мюзикла «Норд-Ост» в 2002 году. Кобзон рассказывал в эфире телеканала (я об этом прочитал в самолете в Moscow Times: «Кто-то привел в «Норд-Ост» молодых ребят. Они же не сами придумали. Так же кто-то организовал этих девиц и заплатил им деньги. Это нищие какие-то девчонки, и их кто-то организовал».

Я привожу здесь это высказывание потому, что точно так же (и это сходство на самом деле поражает) коммунистические агитаторы и идеологи в период нормализации говорили о диссидентах, митингах и независимых музыкальных группах. То, что кто-то с кем-то где-то встретиться и сделает что-то спонтанно без приказа сверху, было непонятно для людей, которых всю жизнь собирали на встречи в агитационные центры.

Преимуществом независимых деятелей искусства и диссидентов во времена нормализации в Чехословакии, конечно, было то, что тогда еще не велась официальная война с терроризмом. Куда там хулиганству, тунеядству, вандализму и другим резиновым статьям! Сегодня всем, или кому угодно, пришили бы терроризм.

Это уже известное утверждение, что Россия всегда как лупа, которая помогает нам понять (и идентифицировать) нехорошие тенденции в чешском обществе. Группе Pussy Riot грозит семь лет, и активистки от искусства сидят. Но и чешская среда тоже начинает быстро меняться: художник Роман Тыц (Roman Týc) как раз вышел из тюрьмы, где он провел месяц за то, что перерисовал традиционные силуэты человечков на светофорах, а водитель автобуса Роман Сметана (Roman Smetana) будет сидеть за то, что на предвыборных плакатах на автобусах он пририсовал политикам усики, как у насекомых. Сметану еще и выгнали с работы. Да, может быть, сравнивать то, что было месяц назад и семь лет назад, не очень уместно и н очень интересно, но чувство солидарности с этими людьми в Чешской Республике оказалось довольно слабым. Многие бессмысленно вспоминали о политических взглядах обоих чешских заключенных: один сравнивает наше время с коммунистическим режимом, второй – анархист. Но это абсолютно второстепенно. Важно то, что они вообще не должны были отправляться за решетку. Если общество будет реагировать настолько слабо, в следующий раз суды будут вести себя еще жестче, только потому, что они могут это сделать.

И давайте сравним усердие чешских чиновников: как быстро Сметана и Тыц попали на гильотину, а г-н Яноушек (Janoušek), который на своей машине пытался совершить убийство, даже не задержан! Не говоря уже о том, что Яноушек уже давно должен был сидеть за то, о чем он договаривался по телефону, за махинации и интриги, которые он признал.

И еще один пример тоже из арсенала русской лупы – вместо того чтобы предложить запретить рекламные плакаты политических партий (плакаты, на которых выбрасывают сотни миллионов крон), правительство предлагает создать орган по контролю за такими плакатами. Решать проблемы с помощью отдельного учреждения - так говорили о решениях, принимаемых левыми. Теперь с такими идеями приходит правое правительство. Но это не самое главное. Самое главное – что запрещают плакаты, когда не всем понятно, кто эти плакаты оплатил. Причем эти билборды часто были очень смешными. Теперь их запретят: плакаты отныне могут быть только у зарегистрированных политических партий. Это, конечно, грубое нарушение свободы слова и проявлений, тем более под диктатом политических партий. Иначе говоря, еще одно русское полено в чешский костер.

Но вернемся к увеличительному стеклу. Мои впечатления от короткого визита в грязную Москву. Так, например, в Москве не слишком очищают тротуары от снега. Но, как показали сильные снегопады, прежде всего, в прошлом году, в Праге уже тоже не слишком чистят тротуары. Да, это же правильное решение правых. Какие тротуары? Пусть каждый сам о себе заботится.

Москва мне вообще кажется идеалом капитализма по Клаусу. Индивидуализм, разделенное общество, грубость, агрессия, безразличие к общественным местам. То, как себя повел пьяный водитель Яноушек, в Москве, судя по всему, происходит в порядке вещей. Машины (главным образом внедорожники) на переходах специально прибавляют скорость и наезжают на пешеходов. Не иногда, а постоянно и везде. Люди принципиально паркуются на переходах, и полиция закрывает на это глаза. Важно интересоваться своей внешностью (в салонах красоты) и своей машиной. Какой левый пешеход или левый тротуар? Об ультралевом велосипедисте не стоит и говорить.

P.S.

Я искренне извиняюсь перед сотнями тысяч москвичей, которых все это уже достало и которые мужественно пытаются что-то с этим делать. Собственно, о России я знаю немного, и мои впечатления, по сути, очень поверхностны.

Ян Махачек (Jan Macháček) – аналитик журнала Respekt