Когда Сюй Цзэнпин (Xu Zengping) впервые увидел очертания недостроенного советского авианосца, стоявшего на приколе у оказавшейся на грани банкротства черноморской верфи, он понял, что просто обязан купить этот корабль для Китая.

28 января 1998 года, снежный и холодный день в Николаеве, Украина. Стоя на палубе судна, Сюй, звезда армейского баскетбола, ставший бизнесменом, поражался мощи стального гиганта. «Я впервые оказался на авианосце, это было поразительно… Я сказал себе, что любой ценой должен купить этот корабль и добиться того, чтобы он стал частью нашего флота», — говорит он.

Когда в 1985 году на верфи началось строительство этого тяжелого авианесущего крейсера проекта 1143.5, предполагалось, что он станет жемчужиной советского флота, однако после распада советского союза украинскому правительству пришлось задуматься над его продажей, чтобы выбраться из долговой трясины.

Сюй, которого хорошо знают в Гонконге как владельца особняка в духе Версальского дворца на пике Виктория, поехал в Николаев, чтобы купить корабль для китайских военных. Но он не мог и представить, сколько придется потратить денег и через какие политические сложности придется пройти, чтобы корабль добрался из Черного моря до Китая, где его в конечном итоге перестроили в «Ляонин», первый китайский авианосец.

Встретившись с журналистами нашего издания в гуанчжоуском отеле «Наньху», который когда-то был излюбленным местом отдыха для верхушки китайского правительства, Сюй Цзэнпин впервые рассказал о том, какова цена (которую он продолжает платить и сегодня, говорит бизнесмен) участия в этой миссии, ставшей самым важным достижением в его жизни. «Один мой гонконгский партнер по бизнесу одолжил мне в 1997 году 230 миллионов гонконгских долларов, без какого-либо залога, полагаясь на нашу дружбу и мою честность», вспоминает Сюй.

Задание

Тяжелый авианесущий крейсер «Варяг»


Судно выставили на продажу в 1992 году. Советский Союз развалился, холодная война закончилась, и у государственного Черноморского строительного завода в Николаеве не было ни копейки. Единственным их значимым активом был авианесущий крейсер, построенный на две трети. Продажа была единственным выходом.

Одним из потенциальных покупателей, к которому украинские власти обратились с соответствующим предложением, стал Китай. В ВМФ искали шанс заполучить авианосец в свой флот с семидесятых годов, когда председатель Мао убеждал страну готовиться к крупномасштабному конфликту с СССР или США. В тот момент Пекин еще не восстановил отношения с Москвой, а над Южно-Китайским морем рыскали беспилотники США. Авианосец, думали в штабе флота, мог бы сыграть решающую роль в грядущей войне.

Чтобы внимательно изучить разные возможности, стоящие в этом плане перед китайским флотом, в конце апреля 1970-го ВМФ Народно-освободительной армии Китая года сформировал специальную рабочую группу под командованием генерала Лю Хуацина (Liu Huaqing). Лю предложил строить свой собственный авианосец, однако Пекин отнесся к идее прохладно: такой проект лишь подогрел бы подозрения международного сообщества в отношении китайских территориальных притязаний, не говоря уж о том, что у страны не было денег на разработку и реализацию такого сложного проекта.

Гораздо более разумным вариантом выглядела покупка уже готового корабля. Поэтому когда в начале 1992 года в Китай поступил сигнал из Украины, ВМФ тут же послал туда своих представителей.

Генерал-майор Чжэн Мин (Zneng Ming), бывший глава управления вооружений при ВМФ НОАК, был тогда членом этой делегации. В интервью Shenzhen Television он вспомнил, что авианосец выглядел очень привлекательно. «В ходе той поездки мы убедились, что это совершенно новый корабль. Все сверкало новизной, от брони до начинки, поэтому мы предложили [Пекину] купить его и привезти домой, — сказал Чжэн. — Но власти не стали этого делать из-за сложной [политической] обстановки».

В тот момент распад СССР и бойня на площади Тяньаньмэнь еще были свежи в памяти дипломатов, поэтому Цзян Цзэминь (Jiang Zemin), тогда занимавший пост главы КНР, выбрал внешнеполитический курс на сближение с США. В итоге Китай отказался от предложения Украины, но некоторые офицеры этих планов не оставили. После поездки китайской делегации прошло четыре года, но крейсер все еще стоял на приколе у черноморской верфи, и покупателя еще не было. Примерно в это время в офисе сорокапятилетнего Сюй, бывшего капитана баскетбольной команды Военштаба Гуанчжоу, прозвенел звонок. Сюй в тот момент был главой Chinluck Holdings, гонконгской компании, которая занималась торговлей, организацией питания и культурно-развлекательных мероприятий, а также недвижимостью (и это далеко не полный список).

Сюй построил себе репутацию в деловых кругах на организации культурно-массовых мероприятий, объединявших гостей из континентального Китая и Тайваня. Например, именно он организовал в 1997 году шоу, в рамках которого тайваньский артист и каскадер Блэки Ко (Blackie Ko, Кэ Шоулян) переехал на машине водопад Хукоу на реке Хуанхэ. Тот же Сюй в девяностых годах привозил на гастроли в Гонконг армейские ансамбли НОАК, РФ и Австралии.

Сюй рассказал, что когда чиновники предложили ему купить для Китая авианосец, они также предупредили его о двух важных осложнениях: у флота почти не было денег, и у проекта не было поддержки со стороны Пекина. Если бы Сюй согласился взяться за работу, ему пришлось бы делать крайне рискованную ставку на то, что в какой-то момент власти пересмотрят свою политику.

«Я был выбран для этой сделки. И я понял, что миссия невыполнима, потому что покупка авианосца — это дело, которым должно заниматься государство, а не какая-то компания или отдельный человек, — сказал Сюй. — Но азарт подталкивал меня к тому, чтобы взяться за эту задачу. Для Китая это был шанс на миллион: купить новый авианосец у верфи, находящейся на грани банкротства».

Сделка

Сюй не стал терять времени. Он нанял инженеров-судостроителей и других экспертов и перевез их в офис в Киеве, чтобы создать почву для покупки. Очень скоро выяснилось, что судостроительный завод не хотел, чтобы корабль пошел на военные нужды, поэтому Сюй сказал украинцам, что хочет превратить авианосец в самое большое в мире плавучее казино, совмещенное с отелем.

Специально для этого Сюй в августе создал в Макао подставную фирму, Agencia Turistica e Diversoes Chong Lot, и потратил шесть миллионов гонконгских долларов, чтобы оформить документы, необходимые для открытия казино. Четыре месяца спустя, в январе 1998 года, он заморозил все свои остальные компании и полетел на Украину договариваться с судостроительным заводом и чиновниками.

Заключение сделки было делом, мягко говоря, непростым. Помимо связок американских долларов, врученных руководству верфи, Сюй убеждал украинских продавцов с помощью 62-градусной китайской водки «эрготоу».

«Когда я вел переговоры с руководством судостроительного завода, ощущение было такое, словно я тону в алкоголе, — рассказал Сюй. — Каждую трапезу мне приходилось выпивать по два-три литра эрготоу. В четыре дня, когда решалась судьба сделки, мы выпили с украинцами более 50 бутылок. Но я тем не менее ощущал, что могу довести дело до конца, и всегда сохранял трезвость ума: у моих возлияний была четкая цель. Украинцы же пили для того, чтобы напиться».

И это принесло плоды. После нескольких дней беспробудной пьянки представители завода и чиновники согласились продать корабль — и, что важнее всего, сопутствующие чертежи и техническую документацию — за бросовую цену в 20 миллионов долларов. Стороны пожали руки, Сюй стал готовить перевод денег.

Казалось бы, вот и делу конец. Но все не так просто. В середине февраля украинские власти сообщили китайскому бизнесмену, что авианосец продадут на открытом аукционе. На корабль нашлись покупатели и из других стран. Китайцу дали всего три дня, чтобы предложить свою цену. Однако резкое изменение ситуации лишь сыграло Сюю на руку: благодаря помощи украинских друзей он стал единственным участником аукциона, который смог вовремя подготовить все документы и чья заявка соответствовала всем ключевым требованиям. 19 марта 1998 года Сюй обошел соперников из США, Австралии, Южной Кореи и Японии и выиграл корабль.

Той же ночью на борт авианесущего крейсера сел вертолет без опознавательных знаков. Сюй не знал, кто это был, но у него были подозрения. Беспокоясь за будущее сделки, он тут же распорядился, чтобы сорок тонн чертежей и сопроводительной документации упаковали в восемь грузовиков и отправили в Китай. Азиатский финансовый кризис привел к тому, что на сбор средств у китайского бизнесмена ушел еще один год. Последний платеж, включивший в себя штраф в 10 миллионов долларов за просрочку платежа, был переведен судостроителям 30 апреля 1999 года.

Сюй стал полноправным хозяином корабля. Но теперь перед ним стояла новая огромная проблема: доставка авианосца в Китай.

Примечание редакции: это первая часть из цикла статей про то, как Китай получил свой первый авианосец. В следующей части Сюй Цзэнпин рассказывает о том, как довезти огромный корабль, не имеющий своего хода, на другой конец света, и почему опасно вести дела с властями.