Томаш Новак: Историки по сей день спорят о том, почему в 1941 г. Советы дали застать себя врасплох. У их разведки было множество агентов, к Сталину поступали доклады.

 

Эндрю Нагорски: Это было связано с навязчивыми идеями Сталина, который, как каждый тиран, хотел, чтобы действительность соответствовала его представлениям. Он осознавал, что не готов к отпору немецкого вторжения, поэтому убедил себя в том, что войны не будет. По крайней мере, в 1941 году. Он вел себя как типичный параноик. Чем чаще его шпионы сообщали о планируемом нападении Германии — что подтверждали также Лондон и Вашингтон — тем сильнее он подозревал, что это ловушка, цель которой — спровоцировать советско-немецкий конфликт.

 

Конечно, британцы хотели, чтобы СССР оказался в состоянии войны с Германией. Но делать их этого вывод о том, что все агенты ошибаются, было нерационально. Кроме того, немецкие войска были размещены вдоль границы, сигналов о готовящемся вторжении было множество.

 

Некоторые историки, например, Виктор Суворов, предполагают существование тайного советского плана т.н. превентивного нападения на Германию. Об этом якобы свидетельствует размещение советских дивизий в приграничной зоне.

 

Я не разделяю это мнение. У нас есть воспоминания Микояна и других членов политбюро КПСС [так в тексте — прим. пер.], ничто в них не подкрепляет теорию о превентивном ударе. Наоборот, они говорят о полном изумлении Сталина при известии о немецком вторжении. Была еще одна причина, по которой Сталин передвигал войска на запад: он хотел полностью контролировать территории, занятые согласно пакту Молотова-Риббентропа. Такая дислокация не имела бы смысла в случае крупномасштабной военной конфронтации.

 

Как отреагировал Сталин на сообщение о нападении Германии?

 

Поначалу он игнорировал факты. Даже когда немецкий посол прибыл, чтобы сообщить о войне, Сталин думал, что это недоразумение. Когда стал ясен масштаб катастрофы, он выехал на дачу и отказался выступать с обращением к народу. В такой момент народ ждет заявления лидера. Но Сталин молчит и доверяет произнести первую речь Молотову. Когда делегация политбюро прибыла на дачу, Сталин думал, что его хотят арестовать. Поняв, что они пришли, чтобы доверить ему командование, он пришел в себя и начал действовать как лидер.

 

Почему в столь удобный момент никто не пытался отстранить или убить его?

 

В момент нападения Германии воцарился хаос. Армия и общество были напуганы во время великой чистки 30-х годов, когда погиб почти весь высший офицерский состав. Никто не хотел сопротивляться, политбюро инстинктивно ожидало распоряжений Сталина. Его свержение потребовало бы определенной смелости и решимости. В существовавших условиях это было невозможно.

 

Действительно ли немцы имело превосходство перед Красной Армией?

 

Боевой дух вермахта был высок. До этого он одержал череду побед в Польше, Норвегии, Бельгии, Франции, Югославии. Казалось, что те генералы, которые сомневались в политике Гитлера, были дискредитированы. Но излишний оптимизм привел к большой ошибке, каковой было вторжение 22 июня. В это же самое время 129 годами раньше на Москву двинулся Наполеон. Гитлер был уверен, что одержит победу до зимы. Кроме того, его армия не была такой современной, как принято считать. Ее снаряжение тянули 750 тыс. лошадей, которые не выдерживали условий; ежедневно гибло по тысяче. Русские танки были лучше, особенно Т-34, но на ранней стадии советские войска подверглись массированному удару и были смяты. Кроме того, многие граждане СССР думали: мы жили при терроре, может, новый оккупант будет не хуже? Поначалу боевой дух советских солдат был низок, они массово сдавались в плен. Если бы Гитлер сказал тогда: жестокостей в отношении гражданского населения и пленных не будет, то все могло сложиться иначе. А советские солдаты вскоре начали понимать, что сдача в плен немцам — это практически смертный приговор.

 

В чем состояла самая большая ошибка Гитлера?

 

Гитлер должен был следовать изначальному плану и напасть на СССР на месяц раньше. Потом стратегическая ошибка была совершена после взятия Смоленска, в конце июля 1941 г.: до Москвы оставалось всего 400 км, и ген. Гудериан требовал наступать на столицу СССР. Психологическое значение ее взятия было бы огромным. Но Гитлер отверг мнение генералов и приказал сначала взять Киев. Наступление на Москву (операция 'Тайфун') началась только 30 сентября. Вскоре изменилась погода. Немцам пришлось также сражаться с грязью и морозом. И вот еще что: в октябре Сталин узнает от своего агента в Токио Рихарда Зорге, что Япония не будет участвовать во вторжении. Зорге передал информацию о том, что японским солдатам выдается тропическая форма. Это означало, что они не нападут на Сибирь. Теперь Сталин знал, что он может вывести 400 тыс. солдат из Сибири и послать их под Москву. Они были хорошо экипированы и прибыли в тот момент, когда оборона Москвы была практически сведена к нулю.

 

Почему Гитлер медлил с наступлением на Москву?

 

Это вопрос психоанализа. У Гитлера была навязчивая идея, связанная с Украиной, которая казалась ему источником природных ресурсов и житницей. Между тем, немцы могли взять Москву: они бы ее взяли, если бы двинулись на нее прямо из Смоленска. Дело не только в погоде: Сталину не хватило бы времени, чтобы доставить подкрепление из Сибири. Сразу после взятия Киева несколько немецких соединений приблизились к Москве, но у них уже не было сил и воли, чтобы продолжать наступление. Потом, в ноябре, советское сопротивление усилилось. Но это по-прежнему был опасный период, Москва была на грани падения.

 

Что означало бы ее взятие?

 

Некоторые историки считают, что СССР проиграл бы войну. Для меня это слишком далеко идущий вывод. Многие заводы были перенесены на восток, Куйбышев стал резервной столицей. Но падение Москвы наверняка затянуло бы войну. Предположим, что остатки Красной Армии отброшены дальше на восток: реорганизация армии и мобилизация резервов заняла бы немало времени. Война продлилась бы дольше и для союзников. Дольше была бы оккупация Польши. Последствия для еврейского и польского населения были бы трагическими. Удержание Москвы имело колоссальное значение. Впервые блицкриг был остановлен. Уже не было уверенности в том, что Гитлер непобедим.

 

А как переживали битву мирные жители?

 

Самым драматическим днем было 16 октября: Москву охватила паника. Людям казалось, что немцы войдут в город с минуты на минуту. Шла эвакуация, чиновники выезжали, появились слухи о том, что Сталин покинул столицу. В центре тоталитарного государства произошло крушение закона и порядка. На улицах не было милиции, НКВД жег дела на Лубянке, люди грабили магазины и нападали на машины с беженцами. Сбрасывались портреты Ленина и Сталина. Отчасти причиной было желание избежать немецких репрессий, но некоторые делали это с радостью. Все это создает образ города, не соответствующий официальным описаниям. И именно по этой причине российские историки мало говорят о битве за Москву. Они быстро переходят к Сталинграду и Курску. Слишком много фактов, которые они предпочли бы скрыть.

 

Они не хотят говорить об этом, хотя прошло 67 лет: вот еще одна иллюстрация тезиса о том, что в России нет критической оценки истории СССР.

 

У СССР не было такого опыта, как у побежденной Германии после 1945 г., которой пришлось признаться в преступлениях, совершенных от ее имени. Во время перестройки и правления Ельцина издавалось немало публикаций, а многие россияне старались ознакомиться со своей историей. При Путине здесь наступил регресс. Неслучайно в России в периоды либеральной политики репутация Сталина всегда ухудшается, а в более авторитарные времена его оценивают позитивнее. Путин и Медведев ходят одномерного взгляда на российскую историю, которой все могли бы гордиться. Они верят в авторитарное правление и не хотят России критических умов. Те режимы, которые не любят вопросов о своей текущей политике, избегают и выяснения вопросов прошлого.

 

Эндрю Нагорски (род. в 1947 г.) — журналист и писатель. Почти 30 лет работает корреспондентом и редактором журнала Newsweek — в частности в Москве (откуда был выдворен за статьи о Брежневе), Германии и Польше.

++++++++++++++++++++++

P.S. Тов. читатели, будьте бдительны! Не забывайте, пожалуйста, голосовать :-))) В настоящий момент в рейтинге Народного голосования ИноСМИ занимает 10 место. Напоминаем, по правилам конкурса с одного IP можно голосовать только 1 раз в 24 часа. "Урны" для "Народного голосования" за ИноСМИ (Премия Рунета — 2008) расположены по адресу: http://narod.premiaruneta.ru/.

* * * * * * * * * * * * *

Призрак Антироссии (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

До каких пор русский сапог будет несчастьем всего мира? (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Все на курсы швей-мотористок! (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

Дюжина мифов русской истории (Чрезвычайная комиссия читателей ИноСМИ)

_______________________________

Эндрю Нагорски о 'величайшей битве' Второй мировой войны ("The Wall Street Journal", США)

Истинная история величайшей битвы Второй мировой войны ("Newsweek", США)

Победа стали и льда ("The Washington Post", США)