Заседание Валдайского клуба проходило в этом году в Якутии (или, как она называется на местном наречии, Сахе), в восточной Сибири, в основном на кораблях, курсировавших по реке Лена. Это было увлекательно, но должен признаться, что были моменты, когда я обнаружил, что повторяю про себя замечание доктора Сэмюэла Джонсона о Дороге гигантов (в Ирландии): 'Достойна того, чтобы увидеть, но не достойна того, чтобы ехать туда за этим'. Поездка в Якутию включает в себя шестичасовой перелет и шестичасовую разницу во времени с Москвой, в результате чего на некоторых заседаниях я просто засыпал.

Якутская статистика ошеломительна. Площадь республики - 1,2 миллиона квадратных миль, что делает ее почти такой же большой, как Индия. Ее территория простирается на три временных пояса. Население республики составляет 960 тысяч людей, что примерно 12/100 населения Индии. Тем не менее, вы почти не понимаете всего этого, пока не взглянете на безмерную ширь реки Лена и не поймете, что до Арктического океана еще 1500 миль, или не окажетесь на вершине холма и не посмотрите на запад, над лесом, который простирается до горизонта, и в котором нет никаких людских поселений.

В местной администрации преобладают этнические якуты, которые, похоже, успешно ведут свои дела. Это, возможно, не так уж и удивительно, учитывая, что в Якутии находятся одни из крупнейших в мире запасов алмазов - что замечательно, так это то, что деньги в республике, похоже, распределены достаточно равномерно. Якутия является полезным напоминанием о том, что за кошмарным исключением Чечни и, в меньшей степени, других северокавказских республик, постсоветская история России в том, что касается отношений со своими этническими меньшиствами, вполне неплоха по мировым стандартам.

Одна из причин этого была указана мне моим старым другом, покойным Владимиром Петровым, сидевшем при Сталине в колымских лагерях (на восток от Якутии) и, в конце концов, эмигрировавшем в Соединенные Штаты. Он помнил, как НКВД платила местным жителям на Колыме, чтобы те охотились за сбежавшими из лагерей арестантами, убивали или повторно заключали их под стражу - а в те времена в тюрьмах содержались некоторые из величайших представителей российской интеллигенции и аристократии. После подобного опыта, можно предположить, что якутам сложно считать этнических русских имперскими и расистскими угнетателями. Перед страданиями все равны, как говорит старая русская пословица.

Я бы хотел прерваться здесь на короткую рекламу изделий кустарного якутского промысла. Я приобрел в Якутии замечательно многофункциональное устройство, которое я готов порекомендовать любому человеку, участвующему в общественных дебатах - это мухобойка из конского волоса с подвешенными к ней бубенчиками. Конский волос держит на расстоянии комаров и мошкару, которыми заполнены леса и болота Якутии. Бубенчики предупреждают о вашем появлении медведей, а также отпугивают злых духов. Купите себе такую и помашите ей перед следующим человеком, который станет спорить с вами по поводу политики США. Если из их рта вылетит дьявол, аудитория, скорее всего, сочтет, что вы выиграли спор.

Такие вот дела были на встрече Валдайского клуба, в рамках которого каждый год собираются около ста журналистов, исследователей и других специалистов по стратегии из противодействующих идеологических лагерей. Здесь встречаются те, кто жестко критикуют российскую политику и администрацию и выступают в поддержку расширения НАТО и вступления в альянс Грузии и Украины, а также журналисты из журнала The Economist и газеты The Wall Street Journal, которые из года в год публикуют патологически антироссийские материалы. Большинство британских и немецких участников являются уравновешенными и бесстрастными наблюдателями, как мой старый коллега и друг Ричард Бистон (Richard Beeston) из газеты The Times - хотя, надо признать, что западная точка зрения на Россию сегодня настолько воспалена, что объективность и уравновешенность уже заслуживают журналисту обвинений в пророссийской позиции.

'Важнейшим событием' встречи стал ответ Путина, которого спросили, будет ли он участвтовать в президентской гонке против Медведева в 2012 году. Путин ответил:

Разве мы с Дмитрием Анатольевичем конкурировали в 2008 году? Нет, мы не конкурировали. И в следующий раз тоже не будем... В 2012 году мы вместе подумаем и примем решение на основе наших личных планов, политической ситуации и мнения "Единой России"... Мы с ним из одного теста, очень давно работаем вместе, в 2012-м сядем и договоримся.

Это вызвало небольшой шторм в прессе, так как было воспринято - без сомнений, верно - как достаточно серьезный намек на то, что Путин, скорее всего, примет участие в президентских выборах в 2012 году. Несколько дней спустя Медведев заявил экспертам Валдайского клуба: 'Некоторое время назад я даже не собирался участвовать в президентских выборах, но судьба решиа иначе, и поэтому я ничего не планирую и ничего не исключаю'. Либеральные оппозиционные группы в России немедленно попытались превратить это заявление в намерение Медведева выступить на выборах против Путина.

На самом деле, все это показалось мне бурей в стакане воды, и что Путин и Медведев рассказали нам то, что мы от них, в общем-то, и ожидали. Всего существовала большая вероятность того, что Путин (которому всего пятьдесят шесть лет) примет участие в президентской гонке 2012 года. Также понятно, что он и российская администрация изо всех сил стараются поддержать видимость свободных выборов в России - по крайней мере, чтобы провести ясную черту между Россией и открыто единоличными диктатурами Средней Азии. Путин также подчеркнул, что он как премьер-министр, и Медведев как президент, делят между собой ответственность и выполняют различные задачи.

Таким образом, хотя было крайне маловероятно, что Путин исключит себя из президентской гонки на этом этапе, было также крайне меловероятно, что он включит себя в эту гонку, тем самым унизив Медведева и выведя его из политического строя, в то время как тот пробыл у власти всего лишь год. Кроме того, подобное заявление увеличило бы вероятность того, что российский истаблишмент раскололся бы надвое в преддверии 2012 года.

Система, созданная Путиным, может быть разрушена только в случае раскола в истаблишменте. Общественное беспокойство, конечно, может усилиться из-за экономических проблем, но единственной экзистенциальной угрозой режиму станет раскол в истаблишменте и присоединение одной из фракций к протестующим на улицах.

Таким образом, ответ Путина на вопрос о его намерениях в 2012 году стал уверткой, но он также стал ответом на этот важнейший вопрос. Когда Путин заявил, что они с Медведевым не соперничали в 2008 году и не станут соперничать в 2012, он по сути объявил, что российский истаблишмент останется единым и сильным, чтобы не произошло.

Действительно ли это будет так, никто пока не знает. Возможно, этого не знают даже главные герои этого процесса, и уж точно понятия не имеют легионы российских и западных наблюдателей и комментаторов, пытающихся уловить каждую фразу и нюанс официальных заявлений и строящих на этом вычурные доктрины умозрительных заключений.

Со своей стороны все, что я готов сказать, это следующее. С одной стороны, двоевластие, подобное тому, что мы наблюдаем сегодня в России, всегда было исторически нестабильно, а история (и литература) полна примеров 'регентов', у которых со временем появлялись своя собственная воля и свои собственные амбиции. Когда речь заходит о реформах, выступления Медведева ненамного отличаются от выступлений Путина, и Медведев изо всех сил старался - включая и выступления на заседаниях Валдайского клуба - критиковать Соединенные Штаты. Однако, в их заявлениях можно найти различия и нюансы, а некоторые из либеральных советников Медведева, например, Игорь Юргенс, не скрывают своего желания увидеть, как Медведев заменит Путина.

С другой стороны, мне также кажется, что Медведев и другие реформисты внутри системы будут круглыми дураками, если решат раcколоть эту систему - и Медведев кажется мне кем угодно, но только не дураком. Крайне меловероятно, что Медведев победит в борьбе с Путиным, но вполне вероятно, что подобная борьба разрушит систему. Что касается наиболее оппортунистических групп внутри истаблишмента, то при условии, что нефть стоит 70 долларов за баррель, существует достаточно финансов и протекций, чтобы поделить на всех - и таким образом, их потери будут огромны в случае раскола с истаблишментом.

Более того, радикальные оппоненты этой системы, возможно, и предвкушают возможность подобного коллапса с ликованием, но крайне маловероятно, что либеральные реформы выиграют от кризиса, который возникнет в данном случае. Как раз наоборот, обращения фракций истаблишмента к народу вполне могут поспособствовать проявлению самых ужасных склонностей к ксенофобии и популизму. Прагматичные реформисты, надеющиеся, что Медведев будет проводить реформы быстрее и глубже, чем Путин, скорее всего, будут пытаться провести реформы, будучи внутри системы, а не за ее пределами.

Справедливо и то, что со стороны администрации Обамы будет невероятно глупо последовать советам некоторых чиновников и нарочито демонстрировать, что она предпочитает Медведева Путину. Люди, выступающие в защиту этой стратегии, очевидно не вынесли никаких уроков из катастрофической истории американского присутствия в России 1990-х. Учитывая отношение большинства россиян к Соединенным Штатам, для Медведева или его реформистского курса не будет ничего хуже, чем публичная поддержка США. Президент Обама мудро осознал этот риск националистического ответного удара в своем подходе к Ирану, ему стоит не забывать об этом и в случае с Россией.

В любом случае, если почитать внимательно то, что Путин и Медведев говорили по поводу реформ, совершенно неочевидно, что разница между ними столь велика. Путин, как и Медведев, всегда подчеркивал экономическую отсталость России и ужасную роль коррупции. Путин мало, что сделал по поводу коррупции на высоком уровне - но, учитывая то, как работает российская система, совершенно неочевидно, что Меведеву удалось бы это сделать. Медведев подчеркнул необходимость большей демократии, но в своей недавней статье, опубликованной в Интернете, он также говорил в очень путинских терминах о важности стабильности и рисках радикальных изменений:

Не всех устраивают темпы нашего движения в этом направлении. Говорят о необходимости форсированного изменения политической системы. А иногда и том, чтобы вернуться в 'демократические' девяностые. Но возврат к парализованному государству недопустим. Поэтому хочу огорчить сторонников перманентной революции. Спешить мы не будем. Спешка и необдуманность в деле политических реформ не раз в нашей истории приводили к трагическим последствиям. Ставили Россию на грань распада. Мы не вправе рисковать общественной стабильностью и ставить под угрозу безопасность наших граждан ради каких-то абстрактных теорий. Не вправе приносить стабильную жизнь в жертву даже самым высоким целям.

Я совсем не удивлюсь, если в среднесрочной перспективе текущая российская система все же развалится, хотя, если это и произойдет, то, в первую очередь, из-за мировой экономической ситуации. Равным образом, я не удивлюсь, если Путин займет место Медведева в 2012 года, а затем Медведев заменит Путина в 2020, и существующая система будет катиться по накатанной еще одно поколение или около того. Как сказал глава французской полиции в фильме 'Касабланка', 'Лично я, майор, буду действовать по обстоятельствам'. Единственное, что может меня поразить, это если западные взгляды на России окажут хоть какое-то влияние на любой из этих исходов.

Обсудить публикацию на форуме

_________________________________________________________

Помощник Медведева предупреждает: Путин рискует стать новым Брежневым ("Reuters", Великобритания)

Медведеву нравится в Кремле ("Financial Times Deutschland", Германия)

Ответ Медведева вызвал сомнения относительно утверждения Путина о кандидате в президенты ("Foreign Policy", США)