Сейчас кубинцы возлагают большие надежды на Испанию. А от кого они точно ничего уже не ожидают, так это от братьев Кастро. Если Фиделя вдруг не станет, его брат Рауль исчезнет с политической арены. История уже вынесла свой приговор Фиделю. Полвека назад, свергнув диктатуру Батисты, он дал народу надежду, которая обернулась очередным кошмаром. Этот кошмар длится дольше, и, кроме всего прочего, он гораздо хуже, потому что целое поколение кубинцев не знает другой власти, кроме той, которая во имя свободы не дает им быть свободными.

Часто можно услышать, что семья Кастро 50 лет находится у власти 50 лет! К счастью, эта тирания доживает последние дни, поскольку ни один находящийся в здравом уме человек не сможет предположить, что кастризм переживет самих Кастро. Куба – это не Китай. Кубинцы, включая тех, кому существующий режим ни разу не позволил покинуть пределы острова, знают о существовании других форм политической жизни, не имеющих ничего общего с коммунистическим тоталитаризмом.

В отличие от Китая или Вьетнама, исторически Куба была республикой, знавшей, что такое демократия и свободные выборы. Историческая память, второе поколение эмигрантов и те, кто посещают остров, освежают эти вести о свободе. Возвращение демократии – лишь вопрос времени. Именно поэтому представляется весьма своевременным внимание министра Иностранных Дел Моратиноса (Moratinos) к голодовке, которую объявили диссиденты. Подвиг Фариньяса (Fariñas) не будет забыт. Он подверг свою жизнь опасности, чтобы прорвать внутреннюю блокаду и возвысить свой голос в защиту политзаключенных. Всколыхнув весь мир, этот клич вернулся в Гавану. Испания с радостью примет у себя и окажет необходимую помощь освобожденным политзаключенным и членам их семей.

Понятно, что диктатура пользуется порядочностью демократических сил.  Да, мы не прислушались к депутату Гаспару Льямасаресу (Gaspar Llamazares), заинтересовавшемуся судьбой кубинцев, выбравших свободу. Ну и что? Да какая, собственно, разница! Как будто речь шла о том, чтобы предоставить убежище Раулю после кончины Фиделя с целью избежать повторения на Кубе румынского сценария конца эпохи Чаушеску. Для нас, испанцев, Куба – это вопрос внутренний. Это внутрисемейный вопрос. А ведь общеизвестно, что членов семьи, хотя и могут поругать, но при этом всегда помогают, потому что они – члены семьи.