Их военное оборудование и стратегия «устарели», бомбы и ракеты их военно-воздушных сил «скорее тупы, чем умны», а их российский флот «скорее ржавый, чем боеспособный». В течение нескольких десятилетий именно таким было преобладающее мнение западных военных лидеров об их российских коллегах. Но то, что они увидели в Сирии и на Украине, стало для них шоком.

В Сирии военные самолеты России делали больше вылетов в день, чем коалиция во главе с США производила за месяц. Российский военно-морской флот запустил ракеты из Каспийского моря на расстояние более 1,5 тысячи километров и обеспечивал безопасность путей снабжения, ведущих в Сирию. Система противовоздушной обороны, развернутая русскими в Сирии и на востоке Украины сделали возможные удары Запада против режима Асада и украинских сепаратистов крайне опасными.

Командующий армией США в Европе Бен Ходжес (Ben Hodges) недавно заявил, что успехи России в развитии средств радиоэлектронной борьбы в Сирии и на Украине — то есть в той области, где русские, по всеобщему мнению, всегда серьезно отставали — «баснословны».

Командующий ВВС США в Европе и Африке генерал Фрэнк Горенк (Frank Gorenc) сообщил, что сейчас Москва развертывает зенитные комплексы в Крыму, который Кремль аннексировал в прошлом году, и в Калининграде — анклаве, расположенном между Литвой и Польшей. По его словам, в результате самолетам НАТО будет крайне сложно безопасно добираться до некоторых участков, в том числе до ряда районов Польши.

За Россией с тревогой наблюдают не только члены НАТО. Израиль тоже следит за наращиванием военного потенциала России у его северной границы в Сирии и задается вопросом, к чему все это приведет. Израиль подозревает, что это высокотехнологичное оружие, которое уже находится на территории Ближнего Востока, в конечном итоге попадет в Иран, который считается экзистенциальной угрозой для Израиля, или в руки других арабских государств, таким образом сведя на нет все преимущества Израиля над своими соседями в воздухе.

Именно эта военная мощь лежит в основе стратегических триумфов президента Владимира Путина. Вмешательство Москвы в сирийский конфликт изменило его ход, и то, что происходит в Сирии сейчас, во многом зависит от его воли. Украинский конфликт стал «полузамороженным» — на его условиях. Россия заключила альянс с курдами, не обратив внимания на возмущение Турции. Что еще важнее, русские сейчас возвращаются в Египет — в масштабах, не виданных за последние 44 года, с тех пор как президент Анвар Садат выгнал их оттуда.

В интервью The Independent один из ведущих аналитиков израильской военной разведки сказал на прошлой неделе: «Любой, кто захочет сделать что-то в этом регионе, должен обратиться к Москве».

Путин получает удовольствие, указывая на значимость того, что Запад наконец осознал, что оружие, «первое, действительно есть… и оно действительно высокого качества. Третье, что есть люди, хорошо обученные, подготовленные, которые могут его системно применять. И четвертое — у России есть воля его применить, если это соответствует национальным интересам государства и российского народа».

В Сирии ВВС России ежедневно наносят столько ударов (до 96), сколько коалиция во главе с США наносила в месяц. И, по словам западных военных стратегов, это сильно отличается от того, как быстро альянс НАТО ощутил на себе бремя бомбовых кампаний в Ливии и Косово.

Одна из причин такого ограниченного числа боевых вылетов заключается в том, что суннитские государства, входящие в эту коалицию, не проводят практически никаких операций, сосредоточившись на поддерживаемых Ираном хуситах в Йемене. А большая часть военных операций Турции направлены против курдов, а вовсе не против ИГИЛ.

По словам чиновников западных военных ведомств, русские наносят удары и по другим повстанческим группировкам под предлогом атак против ИГИЛ, и они менее разборчивы в выборе целей, поскольку они обращают гораздо меньше внимания на свидетельства гибели мирных граждан, а также из-за нехватки высокоточного оружия.

Но Россия никогда не обещала, что она будет атаковать исключительно ИГИЛ. Более того, она заявила, что будет бороться со «всеми террористами». А в список «террористов» — что весьма удобно для г-на Путина и президента Башара аль-Асада — попали повстанческие группировки более умеренного толка. Опыт чеченских войн показывает, что Кремль в гораздо большей степени готов отмахнуться от «сопутствующего ущерба», чем Запад. Стоит отметить, что на начальном этапе сирийской миссии Москвы российские военные применяли недостаточное количество управляемых авиабомб и ракет: заявления Москвы о том, что она применяла высокоточное оружие, не выдерживают никакой критики.

Среди самолетов, ракет и бомб, которые использовались вначале, были как старые, оставшиеся еще с советских времен, так и относительно новые. В Латакии сейчас находятся 34 самолета с крылом неизменяемой геометрии: 12 бомбардировщиков Су-25 и четыре Су-30СМ, 12 стареющих Су-24М2 и шесть Су-34. Там также находятся вертолеты и неуточненное количество беспилотников.

Однако сейчас все больше старых самолетов заменяются на передовые бомбардировщики Су-34. Одна из причин заключается в том, что такие самолеты, как Су-25 – ветеран войн в Чечне и Грузии — уязвимы перед переносными зенитно-ракетными комплексами, которые, как подозревает Москва, Турция и Саудовская Аравия поставляет суннитским повстанцам.

Россия развернула в Сирии ЗРК С-400


Развертывание передовых систем противовоздушной обороны стало набирать обороты с момента крушения российского бомбардировщика, сбитого турецкими ВВС. Система С-400 «Триумф» вызывает сильное беспокойство у Израиля, который боится, что она может оказаться «не в тех руках». Эта система состоит из радара, который осуществляет непрерывный мониторинг неба, и батареи ракет, которые способны поражать цели на расстоянии в 400 километров. Одна такая система находится на российской военной базе в Латакии, и в зону ее прикрытия попадает примерно половина воздушного пространства Израиля.

Размещение в Сирии и на Украине российских средств радиоэлектронной борьбы, таких как «Красуха-4», которая может воздействовать помеховым излучением на «Авакс» и спутниковые радары, стало еще одним отрезвляющим открытием для НАТО. Заместитель начальника Киберкомандования армии США Рональд Понтиус (Ronald Pontius) заявил: «Нельзя не прийти к выводу, что скорость нашего прогресса уступает скорости роста угрозы».

Пожаловавшись на увеличение военного потенциала России и выразив беспокойство по поводу возможностей НАТО, генерал Горенк признал, что Россия не нарушает никакие международные соглашения и «имеет полное право» развертывать эти системы. По его словам, в Сирии русские используют «крылатые ракеты, используют бомбардировщики. Очевидно, что они стремятся продемонстрировать имеющиеся в их распоряжении средства, чтобы повлиять не только на события в этом регионе, но и на ситуацию во всем мире».

В этом и заключается их цель. Сейчас Западу необходимо решить, стоит ли реагировать на это инициированием новой главы конфронтации с Москвой или же продолжать приспосабливаться к ее растущим амбициям.