Ввиду давно назревшей необходимости начать модернизацию ядерного арсенала США, а также в связи с активным изменением политики разоружения при администрации Обамы обсуждение вопросов сдерживания вновь стало главным пунктом повестки дня в ходе дебатов на тему военной стратегии.

В недавно вышедшем весеннем номере журнала Air and Space Power Journal обозначены проблемы ядерной политики США и рассмотрены варианты их решения.

Профессор и руководитель кафедры обороны и стратегических исследований Университета штата Миссури доктор Кит Пэйн (Keith Payne) пишет, что ядерное разоружение, приостановка или отказ от модернизации «триады» (стратегических ядерных сил США — прим. пер.), за которые высказываются редукционисты и аболюционисты, не подвергаются критическому изучению.

Главное, о чем заявляют сторонники сокращений ядерных вооружений, это то, что сокращение Соединенными Штатами вооружений в одностороннем порядке заставит и другие страны последовать их примеру. Но вопреки этим прогнозам сокращение Вашингтоном ядерного потенциала на 80% после окончания холодной войны (наряду с дальнейшими сокращениями в соответствии с подписанным в 2010 году Договором о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений СНВ-III) никак не повлияло на процесс разоружения других ядерных держав за исключением России.

Некоторые утверждают, что у США и России изначально были настолько большие арсеналы ядерных вооружений, что даже после существенного их сокращения эти две державы все равно будут обладать огромной разрушительной мощью, а значит — силой и средствами устрашения и сдерживания. Но поскольку Россия продолжает нарушать договор 1987 года о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, даже этот случай, когда США подают личный пример, выглядит неубедительно и не выдерживает самой поверхностной проверки.

Как отмечает Пэйн, «субъективно оцениваемые требования национальной безопасности, в конечном счете, приобретают первостепенное значение, и международное общественное мнение, нормы и законы уже почти не действуют и никого не сдерживают». Следовательно, другие страны будут определять свою ядерную политику, ориентируясь не на пример США, а скорее исходя из своих насущных потребностей. Государственные интересы — приоритет государственных интересов над принципами сотрудничества, нравственности или международного права — будут важнее, чем доводы в пользу международного мирного разоружения.

Вторым важным контраргументом является то, что сокращение ядерного потенциала США с таким же успехом может привести к еще большему распространению ядерного оружия. Поскольку страны, безопасность которых обеспечивалась за счет американской расширенной системы ядерного сдерживания, вынуждены жить без ядерного зонтика США, многие из них для обеспечения собственной защиты решают приобрести ядерные вооружения.

Далее Пэйн объясняет, как система сдерживания и устрашения основана на человеческих субъективных представлениях, суждениях и расчетах и фактически зависит от факторов, которые мы не в состоянии предугадать:

Чтобы предотвратить войну и эскалацию враждебных действий, следует создать как можно более эффективную систему [сдерживания и устрашения]. Для достижения этой цели, вероятно, необходимо (1) как можно лучше понимать мнения и ценности противника, что позволит разработать американскую стратегию сдерживания с учетом особенностей противников и в соответствии с целью сдерживания; (2) иметь широкий спектр универсальных, мобильных и надежных обычных и ядерных вооружений, с помощью которых США могли бы с максимальной эффективностью обеспечивать сдерживание в разнообразных ситуациях и в отношении различных потенциальных противников, имеющих различные цели, ценности, представления, точки зрения и методы принятия решений.

Об этих целях говорит и кадровый офицер ВВС США майор Джошуа Виитала из отделения J873 стратегического командования вооруженных сил США. Виитала утверждает, что для защиты интересов США минимальной системы сдерживания недостаточно, и выдвигает идею «двойного сдерживания», которое позволяет лучше понять актуальность ядерной стратегии США.

Система минимального сдерживания пропорциональна угрозе — численность вооруженных сил и объем средств определяются таким образом, чтобы причинить противнику ущерб, превышающий возможные преимущества, достигнутые путем нанесения первого удара. Стратегия минимального сдерживания позволяет странам применять ядерное оружие, сдерживая массированный ядерный удар, и предусматривает средства сдерживания других экзистенциальных угроз. В рамках этой стратегии ядерное оружие воспринимается как средство, позволяющее нивелировать превосходство противника в обычных вооружениях.

Правда, Виитала отмечает, что с учетом нужд и геополитической позиции США этого недостаточно. Более эффективной является стратегия «двойного сдерживания», предполагающая экзистенциальное сдерживание и сдерживание эскалации. Экзистенциальное сдерживание означает «силу, применяемую исключительно для сдерживания угрозы суверенитету и существованию США, а также реальной угрозы, связанной с возможностью нанесения полномасштабного ответного удара», и предназначенную на случай реализации самых жестких сценариев. Сдерживание эскалации направлено на предотвращение ограниченного применения ядерного оружия в войнах, в которых в других случаях применяются обычные вооружения — вероятного сценария, для реагирования на который предусмотрено несоразмерное минимальное сдерживание или расширенное сдерживание для защиты союзников США. В первом случае будут задействованы в основном такие компоненты «триады», как межконтинентальные баллистические ракеты и баллистические ракеты морского базирования, а во втором случае сдерживание будет осуществляться с использованием авиации — бомбардировщиков и истребителей — двойного назначения.

Вторую цель, которую выше назвал Пэйн — а именно, универсальность организационных структур и состава вооруженных сил, позволяющую действовать в условиях различных психологических установок государств-противников — более подробно рассматривает Дженнифер Брэдли, аналитик Национального института государственной политики, оказывающего помощь Стратегическому командованию вооруженных сил США.

Как считает Брэдли, в XXI веке перед США стоят задачи сдерживания нескольких стран. При разработке ядерной стратегии необходимо учитывать, как конкретный противник представляет себе затраты и преимущества тактики действия и тактики сдерживания, определенное соотношение которых может стать причиной неэффективности и отказа системы сдерживания — если страна считает, что затраты на сдерживание выше затрат на действия. Для всего этого необходимо понимать неприятеля — «особенности руководства вражеской страны, степень воздействия исторических и культурных факторов, то, где и как принимаются решения, а также стратегию и доктрину национальной безопасности».

Авторы «Обзора ядерной стратегии США», представленного министерством обороны в 2010 году, заверили, что изменение стратегической обстановки в результате улучшения отношений с Россией и взаимной зависимости с Китаем позволила Соединенным Штатам сократить потребность в ядерных вооружениях. Учитывая повышенную точность новейших видов обычных вооружений, говорилось в обзоре, США смогут выбирать в качестве целей те стратегические объекты противника, которые до этого были уязвимыми только для ядерного оружия. Правда в докладе не было сказано о том, как Россия и Китай воспримут эти изменения в американской стратегии сдерживания.


Ввиду отсутствия между США и Россией паритета по обычным вооружениям Россия начинает все больше зависеть от ядерных вооружений (как средства сдерживания не только ядерного удара, но и конфликтов с США с применением обычных вооружений). Эта зависимость настолько велика, что теперь Москва рассматривает модернизацию стратегических средств как одну из своих первоочередных задач. На фоне ухудшения в последнее время отношений между двумя странами вновь зазвучала риторика времен холодной войны.

Брэдли высказывает предположение о том, что, по мнению китайцев, снижение порога «использования новейших видов обычных вооружений фактически ослабляет систему сдерживания и вынуждает другие страны рассчитывать в большей степени на свои ядерные арсеналы», поскольку они не могут конкурировать с США по обычным вооружениям.

В целом, в связи с сегодняшней стратегией сдерживания она называет следующую проблему:

Решение США обеспечивать свою национальную безопасность, ограничив применение ядерных вооружений и компенсировав это сокращение за счет использования новейших видов обычных вооружений, не оказало должного влияния на наших противников. Этот шаг не не вселил в них уверенность, а наоборот — усилил некоторые из их худших опасений.

Следовательно, Соединенным Штатам необходимо пересмотреть ту роль, которую играет ядерный арсенал в обеспечении геополитической стабильности в отношениях с ведущими державами. Вполне очевидно, что для этого ядерный арсенал США следует не сокращать, а модернизировать и расширять.