Atlantico: Сотрудник сенегальского Университета Гастона Берже де Сен-Луи Бакари Сембе (Bakary Sembe) считает, что если «заслон» в лице Чада падет, Исламское государство быстрее распространится по всему Сахелю. Реальна ли эта угроза? Какое место занимает Чад в борьбе с ИГ?

Фредерик Ансель:
Чад выступает против радикального исламизма, по крайней мере, до тех пор, пока тот представляет угрозу для его суверенитета. Так, чадская армия проводила военные операции против нигерийского террористического движения «Боко харам». Но если говорить о ливийских исламистах, ситуация осложняется, поскольку граница не находится под прямой угрозой… Кроме того, во время кризиса в Центральноафриканской Республике в 2013 году президент Идрис Деби (Idriss Déby) рассматривал события в религиозно-этническом ключе и стремился представить себя защитником мусульманского населения в соседней стране…

Что касается варваров Исламского государства, которые сегодня тысячами закрепляются в Ливии, пока еще слишком рано говорить, что Чад ведет решительную и эффективную борьбу.

В любом случае, даже если власть сменится после апрельских выборов, маловероятно, что ИГ утвердится в Чаде: местные жители придерживаются традиционных взглядов на веру, не являются арабами и с недоверием относятся к политическому исламу. Поэтому они вовсе не встретят с распростертыми объятьями фанатиков, которые, кстати говоря, сейчас занимают лишь часть северного побережья Ливии вдали от границы с Чадом.

— Политическая обстановка в Чаде не отличается стабильностью. В чем причины волнений, и как они могут ослабить страну по отношению к различным террористическим движениям?

— Как и в других африканских странах, тот факт, что один человек или клан много лет остаются у власти, вызывает недовольство населения. Недавно мы видели это в Бурунди, не говоря уже об арабской весне 2011 года. Идрис Деби занимает свой пост уже больше 20 лет. Результаты его экономической политики, кстати, не так уж плохи, но на фоне подъема демократических настроений среди населения этого уже недостаточно. Тем более что уровень бедности все еще очень высок, а коррупция и кумовство становятся препятствием для потенциальных инвестиций и подрывают доверие населения. В целом, президентскую власть (у нее имеются мощные военные ресурсы) беспокоит больше внутренний демократический процесс, а не внешние удары из Судана или Нигерии.

— Если у ИГ получится взять Чад или, по крайней мере, надолго там закрепиться, чем это будет грозить Европе и Франции, у которой тесные связи с Чадом?

— Не думаю, что у ДАИШ получится взять Чад под контроль. Армия страны эффективна, дисциплинирована и хорошо вооружена. Ее готовили французские офицеры по двусторонним соглашениям 1970-х и 1980-х годов. Если же страна будет выведена из равновесия, как это было во время государственных переворотов и гражданских войн в тот период, Франция будет вынуждена действовать. Прежде всего, потому что у нас уже имеются там войска и техника. Далее, потому что Париж обязался бороться с радикальным исламизмом в Сахеле. Мали удалось спасти от исламистских банд в январе 2013 года, а в Нигере ситуация все еще очень неустойчивая. В такой перспективе было бы предпочтительнее, чтобы в Чаде прошла мягкая демократическая смена власти…