150 миллионов долларов на виллы для горстки персонала в Афганистане и 2,7 миллиарда долларов на аэростат для наблюдения с воздуха, оказавшийся неработающим. Недавние публикации бессмысленных трат Пентагона продемонстрировали новые примеры печальной практики, существующей уже десятки лет. Другие случаи включают покупку снаряжения для вертолетов армии, которое вообще стоит 500 долларов, но военные заплатили за него по 8 тысяч долларов, и миллиарды долларов на комплектующие для вооружений, которые не будут использованы. И есть еще кое-что, один из самых блестящих примеров растраты денежных средств министерства обороны: 50 тысяч долларов на исследование способностей африканских слонов обнаруживать бомбы. И кто бы мог подумать — эти способности не так уж велики! Исследование слонов — лишь малая толика других нецелевых трат из 600-миллиардного бюджета Пентагона, но оно может служить наглядной демонстрацией того, до какого абсурда доходит министерство обороны в вольном обращении с деньгами налогоплательщиков.

Помните, что эти примеры — лишь крохотная вершина айсберга военных расходов. В недавнем докладе для Центра международной политики (Center for International Policy) я установил 27 случаев подобных трат на общую сумму 33 миллиарда долларов. Это лишь небольшая часть повседневной жизни Пентагона в XXI веке.

Поразительная последовательность и размах подобных трат требуют обсуждения и осмысления. Речь идет не о некоторых отдельных недостатках, требующих исправления в рамках повышения эффективности управления деньгами в Пентагоне. Разбазаривание гигантских средств налогоплательщиков стало образом жизни министерства обороны. Имея это в виду, давайте совершим путешествие по тратам Пентагона с 1960-х годов.

В скольких штатах вы можете потерять рабочие места?

Первым, кто привлек внимание широкой общественности к масштабу трат Пентагона, стал Эрнст Фитцджерадльд (Ernest Fitzgerald), заместитель командующего ВВС по делам управления. В конце 1960-х годов он требовал, чтобы ВВС отчитались о чрезмерных тратах на транспортный самолет С-5А компании Lockheed. Он рискнул должностью и действительно был уволен за раскрытие излишних расходов на проект самолета, призванного быстро доставлять снаряжение во Вьетнам и другие удаленные районы.


Самолет С-5А обошелся в два раза дороже, чем изначально просил Lockheed. Раскрытие факта беспрецедентной на тот момент траты привлекло особое внимание, так как министр обороны Роберт Макнамара обещал привнести в регулирование бюджета Пентагона эффективные методики управления бизнесом, освоенные им во время работы в руководстве компании Ford Motors.

Без особого успеха, как оказалось. Зато разоблачение Фицжеральда на десятилетие поставило практику трат средств в оборонной индустрии в центр внимания Конгресса и журналистов. Скандал с С-5А и финансовые проблемы с проектом лайнера L-1011 Lockheed вынудили компанию Lockheed прийти в Конгресс с протянутой рукой и просить о правительственной поддержке в размере 250 миллионов долларов. Сенатор от Висконсина Уильям Проксмайр (William Proxmire), способствовавший разоблачению скандала с С-5А, категорически возражал против помощи компании и почти сумел торпедировать эту инициативу на голосовании в Сенате. Не хватило одного голоса.

В рамках испытанной временем лоббистской тактики военной промышленности Lockheed заявил, что, если ему не выделят помощь, придется сократить 34 тысячи рабочих мест в 35 штатах, а боеспособность Пентагона в следующих вооруженных конфликтах будет подорвана. Тактика сработала на ура. Сенатор от Монтаны Ли Миткалф (Lee Metcalf) заявил, что не готов брать на себя ответственность за лишение работы тысяч человек. Его голос оказался решающим, и предложение о помощи прошло. The New York Times выяснила, что в поддержку предложения голосовали сенаторы, в штатах которых были заводы Lockheed.

Вознаградив Lockheed Martin за чрезмерные траты, Конгресс установил прецедент, последствия которого не преодолены по сей день. Сегодняшний пример — F-35 от все той же Lockheed Martin. Расходы на покупку и содержание этого самолета составляют 1,4 триллиона долларов, что делает его самой дорогой оружейной программой Пентагона (и всего мира). Тревожные симптомы уже налицо: миллиарды трат сверх бюджета и огромное количество технических проблем самолета, который еще даже не прошел стадию испытаний. Сейчас Пентагон спешит начать массовое производство этого самолета, приказав купить сразу 400 истребителей, не позаботившись об отчетности по поводу качества и стоимости окончательного результата.

Как и следовало ожидать, защищая проект F-35 почти через 50 лет после случая с С-5А, Lockheed Martin снова прибегла к аргументу о необходимости сохранить рабочие места. По чрезмерно завышенной оценке компании, проект истребителя даст 125 тысяч рабочих мест в 46 штатах. Отстаивая свою позицию, компания создала интерактивную карту, показывающую, сколько рабочих мест в каждом штате создаст проект. И неважно, что военные расходы служат наименее эффективным способом создания рабочих мест, по сравнению с инвестициями в жилищное строительство, образование и инфраструктуру.

Классическое сиденье для унитаза за 640 долларов


Несмотря на бессмысленные траты десятков миллиардов долларов на проекты вроде F-35, наибольшее внимание и самое серьезное возмущение налогоплательщиков вызывают рутинные расходы Пентагона. Наверное, это объясняется тем, что простой человек не представляет себе, сколько должен стоить боевой самолет, но зато отлично видит абсурдность покупки сиденья для унитаза за 640 долларов или кофейника за 7600 долларов. Такие примеры, впервые показанные в исследовании Дины Рэсор (Dina Rasor) для Проекта военных закупок, подорвали аргументацию администрации Рональда Рейгана о том, что из расходов Пентагона, тогда достигших рекордных показателей для мирного времени, нельзя сократить ни одного пенни.

© AFP 2016, Staff
Штаб-квартира Министерства обороны США


CМИ охотно поглощают такие истории. Чрезмерным тратам Пентагона на повседневные предметы послужили основой для сотен статей в газетах, включая передовицу The Washington Post. Два разоблачителя этих скандалов давали интервью Today Show, и Джонни Карсон высмеивал эти истории во вступлении к Tonight Show. Наверное, самым известным изображением, посвященным этой проблеме, стала карикатура Херблока (Herblock) в The Washington Post, изображавшая Каспара Уэйнбергера (Caspar Weinberger), министра обороны в администрации Рейгана, с 640-долларовым сиденьем унитаза на шее. Взрыв правдивых рассказов, разоблачений, высмеиваний и журналистских расследований смог ограничить военные расходы Рейгана, но, как вы могли бы догадаться, не помешал Пентагону изобрести новые способы для растраты бюджетных средств.

Наиболее скандальной статьей расходов в 1990-х годах, без сомнения, стало решение администрации Клинтона субсидировать слияние крупных оборонных компаний. Lockheed (опять!) объединился с Martin Mariettа, Northrop объединил усилия с Grumman, Boeing купил McDonnell Douglas, и Пентагон всякий раз оплачивал все, от расходов, связанных с закрытием производства, до выплаты «золотых парашютов» уволенным управляющим и руководству. Сенатор от Вермонта Берни Сандерс назвал эту практику «платой за проведение увольнений», так как высокопоставленные менеджеры получали хорошие выплаты, а рабочие оставались ни с чем при закрытии фабрик.

Пентагон озвучивал крайне смешное объяснение причины субсидирования слияния этих оборонных монстров. Аргумент, совершенно абсурдный, гласил, что новые, более крупные компании, предоставят Пентагону свои товары по более низким ценам, так как избавятся от лишних структур. Бывший сотрудник Пентагона Лоуренс Корб (Lawrence Korb), выступавший против субсидирования, отметил очевидное: нет никаких свидетельств о том, что, благодаря оплаченному правительством слиянию оборонных компаний произошло удешевление военных программ и сокращение перерасхода средств и пустых трат. На самом деле стало ясно, что на рынке гигантских оружейных компаний типа Lockheed Martin при отсутствии конкуренции стоимость их продукции возросла.

Шесть миллиардов долларов на поиск решения проблемы аудита

В первой декаде XXI века главным примером разбазаривания средств стала приватизация подрядов, отданных Пентагоном таким непрозрачным компаниям, как Halliburton, сопровождавшим армию США в зоны боевых действий и участвующим в оплачиваемых Пентагоном проектах по строительству баз и «восстановительных работах» (так называемом государственном строительстве) в Ираке и Афганистане. Специальная генеральная инспекция по восстановлению Афганистана (SIGAR) обнаружила примеры злоупотреблений, мошенничества и растрат, совершавшихся чуть ли не каждую неделю. Среди многолетних афганских проектов была «дорога в никуда», стоившая миллионы, 43-миллионная заправочная станция, находившаяся неизвестно где, 25-миллионная штаб-квартира американской армии в Гильменде, называемая произведением искусства, которую можно было построить намного дешевле и которой, вдобавок, не пользовались. Помимо этого, выплачивалось жалование бессчетному количеству «солдат-призраков». Все это — лишь начало очень длинного списка. В прошлом году Pro Publica создали наглядные интерактивные графики, описывающие 17 миллиардов разбазаренных средств, обнаруженных SIGAR, с указанием того, что можно было сделать на эти деньги, если тратить их с умом.

Одна из причин, по которым Пентагону все это сходит с рук, заключается в очень странной неспособности ведомства провести внутреннюю аудиторскую проверку, хотя Пентагон обязан сделать это в связи с решением Конгресса от 1990 года. Получилось весьма удобно, и в итоге Пентагон не может сказать нам, сколько оборудования закупил, сколько переплатил и даже не знает, сколько у него подрядчиков и работников. Это ужасный способ вести бухгалтерию, но отличный способ разбогатеть для оборонных компаний, процветающих в условиях отсутствия отчетности. Можете назвать это горькой иронией судьбы или успешным стилем жизни, но Проект по изучению ошибок правительства установил, что Пентагон потратил шесть миллиардов долларов «на устранение проблемы аудита» — но так и не устранил ее.

© AP Photo, Petr David Josek
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг разговаривает в Праге с американскими солдатами перед их отправкой на учения Brave Warrior 2015 в Венгрию


Если на то пошло, то в последние годы Пентагон стал еще хуже обращаться со счетами. Среди прочих насмешек над здравым смыслом в плане отчетности самым вопиющим примером стал бюджет на оплату военных действий — на пентагонском языке это называется «Поддержка продолжающихся операций» (Overseas Contingency Operations) — который использовался как фонд для подкупа должностных лиц и покупки на десятки миллиардов долларов разнообразных вещей, не имеющих никакого отношения к войне. С помощью этого обходного маневра оборонное ведомство смогло преодолеть бюджетные ограничения, установленные принятым Конгрессом акта о контроле бюджета в 2011 году.

Если Пентагон будет продолжать в том же духе, то вскоре у ядерного оружия тоже будет свой фонд для подкупа чиновников. Долгие годы лобби сторонников строительства подводных лодок требовало создать специальный фонд для «Сил сдерживания морского базирования», помимо обычного бюджета ВМС, чтобы оплачивать строительство подводных лодок, несущих баллистические ракеты. Конгресс идею поддержал, и теперь появились предложения создать специальные фонды «сил сдерживания» для оплаты бомбардировщиков и межконтинентальных ракет. Если это предложение будет одобрено, то остатки бюджетной дисциплины Пентагона будут выброшены в окно, и ведомство с новой силой будет добиваться общего увеличения бюджета, уже превысившего военный бюджет Рейгана.

Почему так трудно положить конец бессмысленным тратам в Пентагоне? Ответ очень простой — это выгодно военно-промышленному комплексу. Жесткий контроль над расходами не только приведет к закупке более дешевых запчастей, но и поставит под сомнение целесообразность таких дорогостоящих проектов, как F-35. Тщательный подсчет сотен тысяч частных подрядчиков, работающих на Пентагон, выявит, что многие из них делают бессмысленную работу или дублируют друг друга. Другими словами, настоящий аудит или любая форма реального надзора над Пентагоном, привыкшим сорить деньгами, поставит под угрозу сектор, уютно себя чувствующий в нынешних обстоятельствах.

А то кто знает? Если бы траты Пентагона были поставлены под жесткий контроль, люди могли бы начать задавать вопросы о том, действительно ли страна, которая уже сегодня в состоянии уничтожить весь мир, должна потратить триллион долларов в ближайшие тридцать лет на обзаведение новыми бомбардировщиками, баллистическими ракетами и подводными лодками с ядерным оружием. Ни подрядчикам, ни их союзникам в Пентагоне и Конгрессе это не понравится.

Без сомнения, время от времени вы будете читать скандальные истории о новых бессмысленных тратах в Пентагоне, и о том, как заблудились слоны, отыскивающие бомбы. И без согласованной кампании по усилению общественного давления бюджет Пентагона не будет поставлен под контроль, а ничего подобного в последние годы мы не наблюдаем. В итоге аудиторской проверки так и не будет, и производители оружия продолжат весело напевать по дороге в банк за нашими деньгами.