26 апреля Главное управление разведки Минобороны Украины обнародовало информацию, согласно которой на временно оккупированной территории Крыма российские войска отрабатывают «вопросы захвата наиболее важных военных или гражданских объектов на территории южных регионов Украины». По сообщению украинской разведки, «район проведения мероприятия соответствует физико-географическим условиям Херсонской и Николаевской областей». Что может это означать, «Апострофу» прокомментировал российский военный эксперт Александр Гольц.

То, что военные тренируются что-то захватывать вовсе не говорит о том, что они действительно хотят что-то захватывать конкретно в Херсонской или Николаевской областях. Задача военных — учиться воевать. Где бы они не находились: в Украине или России. Поэтому мне такие предположения кажутся немножко умозрительными. Даже если иметь в виду все действия России на Донбассе.

Мне кажется, что в настоящий момент Россия не собирается проводить наступательные операции в Украине. План создания так называемой «Новороссии» благополучно умер сам собой. Опять таки, по совершенно конкретным военным соображениям. Те российские войска, которые способствовали аннексии Крыма и так «замечательно» показали себя в ходе сирийской операции, не предназначены для оккупации территории. Их относительно мало для этого. Я думаю, что повторение крымского сценария на Донбассе остановило именно это обстоятельство.

Ведь для того, чтобы отрезать эти регионы от Украины, нужно перекрыть не одну железную дорогу и два шоссе, а сотни, если не тысячи разных дорог. При этом на них нужно поставить блок-посты. Все это контролировать и создавать новую границу. Для этого нужны совершенно другие войска, чем те, которые имеются сегодня в России, и в совсем другом количестве. Это первое.

А второе: все последние действия РФ сводятся к тому, чтобы минимизировать международную изоляцию, в которой она оказалась в результате своих действий на территории Украины. Особенно в преддверии рассмотрения Европейским союзом вопроса о продлении санкций в отношении России. В этой ситуации вряд ли стоит говорить о том, что вот-вот случится агрессия…

Впрочем, я ничего не исключаю. Возможность эскалации существует, пока нет ясных соглашений, которые однозначно трактуются всеми участниками конфликта. Увы и ах — российское руководство не всегда исходит из рациональных соображений. Если базироваться на принципах рациональности, сейчас нет побудительных мотивов для подобных действий.

Что касается милитаризации оккупированного Крыма, то здесь совершенно очевидно, что Россия таким образом пытается продемонстрировать, что она «пришла на полуостров навсегда». Что «это- российская территория», а «мы будем делать здесь то, что захотим». Но одно дело готовиться к агрессии, а другое — создавать давление на Украину. То есть, проще говоря, это обустройство территории. Грубым, милитаристским образом.

Российские войска вдоль российско-украинской границы (их насчитывается около 40 тысяч — «Апостроф») были стянуты на тот случай, если в Крыму что-то пойдет не так. А именно, если бы украинские части оказали сопротивление. Эта группировка российских войск должна была, как мне представляется, сдержать выдвижение украинских резервов в Крым. Это не значит открыть второй фронт, а все время угрожать им. Конечно, если перед вами такая группировка, вы никакие резервы уже не двинете, поскольку они нужны здесь и сейчас.

Но ситуация с Донбассом неясна. Главари самопровозглашенных «республик» ДНР и ЛНР постоянно жалуются Москве, что на них может начать наступление Украина. Киев, получается, делает то же перед мировым сообществом.

Мои симпатии на стороне Украины, как жертвы агрессии, в этом нет никаких сомнений. Но заявления, которые следуют от государственных органов Украины, порой вызывают раздражение. Отсутствием ответственности людей за то, что они говорят. Взять хотя бы ситуацию с полицейской миссией ОБСЕ, что по словам Порошенко является решенным вопросом. Хотя даже в самой Москве сказали, что Киеву нужно договариваться с сепаратистами, а последние вообще отвергли возможность вооруженной миссии.