Первое, и единственное, правило клуба ядерного сдерживания очень простое: никогда не позволяй, чтобы враг уничтожил твое атомное оружие. Единственный способ «выиграть» ядерную войну — это внезапным ударом ликвидировать арсеналы противника, лишая его возможности нанести ответный удар. Именно поэтому так много сил и денег тратится на то, чтобы обеспечить сохранность достаточного количества оружия после атаки любого агрессора, чтобы нанести ему непоправимый урон. Вся ядерная стратегия таких стран как Франция или Китай строится на этом положении, но Россия недавно решила пойти дальше.

Крупные державы в последние годы использовали такие виды вооружений как баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) или укрепленные пусковые шахты для хранения и защиты ракет наземного базирования. БРПЛ, безусловно, очень дорогостоящи в производстве и обслуживании, а шахты, как их не укрепляй, могут быть обнаружены, а значит, они уязвимы. Одним из способов добиться гарантированного выживания наземного ядерного арсенала является их перемещение с места на место, чтобы враг никогда точно не знал, где они находятся. Китай использует для этого сеть тоннелей, а в США разработали систему перемещения ракет из шахты в шахту по железнодорожным путям. Но только бывшему СССР удалось построить и ввести в эксплуатацию целый парк ядерных поездов-призраков, который был упразднен после развала Союза. Теперь Россия работает над его возрождением в виде боевых железнодорожных комплексов «Баргузин», оснащенных межконтинентальными баллистическими ракетами. Смертоносные составы возвращаются.

Первый железнодорожный ракетный комплекс в мире

План был — проще некуда: загрузить межконтинентальные баллистические ракеты, оснащенные пусковыми системами, в поезд и пустить по железной дороге, чтобы колесили без остановки, обеспечивая возможность контратаки в случае нанесения сокрушительного ядерного удара по стране. Необъятные просторы Советского Союза и его разветвленная железнодорожная сеть являлись залогом того, что постоянно отслеживать ядерные поезда стало бы сизифовым трудом, осложненным еще и необходимостью отличать их от обычных грузовых составов. Так родилась концепция советского комплекса РТ-23 «Молодец», первого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) в мире.

Разработка РТ-23 «Молодец» стартовала в начале 80-х и завершилась в 1987 году. Для нового комплекса была сконструирована твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета средней дальности, заменившая жидкотопливную SS-19, более сложную в обслуживании и эксплуатации. Ракета запускалась при выключенном двигателе путем вдува специальных газов, имела три ступени, дальность 10-11 тысяч километров и была оснащена разделяющейся головной частью с десятью боевыми блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН). Мощность каждого блока составляла 550 килотонн (что более, чем в 34 раза, превосходит мощность атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму), а их установка на ГРЧ позволяла повысить их неуязвимость и эффективность. При длине в 23, 4 метра и диаметре 2, 41 метра, вес ракеты составлял 104, 5 тонны, и она существовала в двух модификациях — для стационарного базирования в пусковой шахте или мобильного — на подвижном составе. Основным разработчиком и производителем этих ракет было конструкторское бюро «Южное» в украинском Днепропетровске, что, в конечном итоге, и определило их последующую судьбу.

Всего было развернуто 92 ракеты такого типа — 36 в пусковых шахтах на территории Украины и 56 в шахтах и на поездах в России. 12 запущенных железнодорожных составов имели по три вагона, замаскированных под рефрижераторные, но адаптированные для перевозки ракет и пусковых установок. Кроме того, поезда содержали вагон-генератор, командный пункт в составе нескольких вагонов и вагон-цистерну с запасами горюче-смазочных материалов.

Благодаря имеющимся запасам на борту комплекс мог работать автономно до 28 суток. Составы распределяли по специальным запасным путям, для пуска были предусмотрены 200 точек маршрута. Поезд мог пройти в день тысячу километров, но из-за большого веса ракет для его перемещения требовалось три тепловоза М-62, а некоторые вагоны были снабжены 8 колесными парами вмесно 4-х. При этом составы могли ездить только по специально усиленным отрезкам железнодорожного полотна, что сделало возможным их обнаружение и установку постоянного слежения через спутниковые системы и с помощью полевых агентов и, соответственно, сделало их менее эффективными, чем ожидалось.

С распадом СССР в 1991 г. история «Молодца» завершилась. Независимая Украина не имела интереса ни держать у себя, ни производить баллистические ракеты. Ее 36 штук были сняты с вооружения и разобраны к 1996 году. 56 российских экземпляров остались без запчастей, 10 из них наземного базирования также разобрали в 2000 году. А поезда постепенно вывели из эксплуатации: последние 5 составов отправили на утилизацию в августе 2005 года, а последние ракеты — в 2008 году. Эти ракеты типа SS-24 Scalpel были запрещены договором СНВ-II, который так и не был ратифицирован, но с ними покончило технологическое устаревание. От всей системы остался только один вагон с пусковой установкой и ракетным корпусом в музее Октябрьской железной дороги в Санкт-Петербурге.

СССР был не единственным, кто развивал идею подвижных ракетных комплексов, в США также были развернуты ракеты железнодорожного базирования с целью обеспечения их меньшей уязвимости. В 70-80 годах специальные составы рассматривались в качестве возможности для базирования ракет LG-118A Peacekeeper, более известных как MX: эта опция называлась «Rail Garrison» (железнодорожное базирование).

Перемещение этих ракет по железнодорожным путям являлось частью еще одной опции, так называемого «Racetrack» (гоночный трек), которая предусматривала их перевозку по внутренним автодорогам и железнодорожным линиям из шахты в шахту в пределах одного гигантского полигона, чтобы запутать неприятеля. Из-за проблем, возникших при производстве комплексов, их ввод в эксплуатацию был отложен. Между тем, были достигнуты значительные успехи в повышении меткости и надежности баллистических ракет подводных лодок, что лишило актуальности планы развертывания ракет железнодорожного базирования.

Окончательно опция ‘rail garrison’ была забракована после распада СССР. От всей истории тоже остался один экспериментальный вагон, выставленным в Национальном музее ВВС США. Всего было произведено 114 ракет типа Peacekeeper, которые были размещены в шахтах, а впоследствии разобраны, последняя — в 2005 году.

Китай также работает над созданием своих БЖРК по крайней мере с конца 80-х. В декабре 2015 года стало известно, что китайцы провели испытания ракеты Дунфэн-41, осуществив запуск с модифицированного железнодорожного вагона. Твердотопливная DF-41 разрабатывалась с мобильной пусковой установкой, предполагается, что она имеет дальность в 10-12 тысяч км и несет разделяющуюся головную часть содержащую до 10 боевых блоков. В центральной части страны была построена сложная система автодорог, железнодорожных путей и туннелей для обеспечения сохранности ядерного арсенала в целях политики сдерживания. Частью этой системы, вероятно, и является DF-41 железнодорожного базирования. Поговаривают, что ее разработка была осуществлена Китаем не без украинской помощи.

«Баргузин» — новый ядерный поезд

Российские военные с опаской посматривают на разработку американцами системы Prompt Global Strike (Быстрый глобальный удар), позволяющей нанести массированный разоружающий удар обычным (неядерным) вооружением по любой стране в течение 1 часа, а значит, достичь при помощи МБР эффективности ядерного удара и, возможно сразу лишить противника способности осуществить контратаку. Не нравится российскому правительству и развертывание НАТО системы ПРО в Европе.

В ответ на эти шаги российские стратеги решили возродить идею советских ядерных поездов, но в улучшенной версии. Новый БЖРК называется «Баргузин» и обещает быть еще более устрашающим и неуловимым, чем «Молодец». Его ракеты уже были успешно испытаны, и ожидается, что первые составы будут поставлены на вооружение в 2018-2020 годах со сроком эксплуатации до 2040 года.

«Баргузины» (мощный ветер, дующий на озере Байкал) оснащены твердотопливными МБР РС-24 «Ярс» дальностью 11тысяч 500 км, способными нести до 4 РГЧ мощностью 150-250 килотонн. Ракета имеет 20 метров в длину, 2 м в диаметре и весит 49,6 тонн, то есть, гораздо меньше «Молодцов». Это означает, что предназначенные для их транспортировки поезда не оказывают такого давления на железнодорожное полотно и не требуют его усиления, а также позволяет в одном составе разместить до 6 ракет вместо прежних трех.

«Баргузины» могут использовать отремонтированную инфраструктуру своих предшественников, а их более совершенные системы сделают их практически недоступными для обнаружения и слежения. Их ракеты более точные, а поезда способны устоять даже в случае близкого ядерного взрыва. Хотя решены еще не все проблемы: чтобы избежать необходимости использовать несколько тепловозов требуется разработка более мощного, чем все существующие, локомотива, возможно, на базе газовой турбины, как недавно испытанный экспериментальный образец. Альтернативой мог бы быть атомовоз, рассматриваемый в советские времена, но был исключен в качестве варианта.

В любом случае, основным препятствием для развертывания долгожданных «Баргузинов» являются не происки врагов, а экономический фактор: советские ядерные поезда были очень дорогостоящими в производстве и эксплуатации, хотя и дешевле, чем комплексы на подводных лодках. Состояние российской экономики определит быть ли «Баргузинам», когда и в каком количестве, потому что пока желание есть, но денег может не хватить. Если же хватит, то к 2020 году смертоносные поезда снова будут колесить по российским железным дорогам.