Второго мая ресурс 38 North, который занимается мониторингом геополитической ситуации и вооруженных сил Северной Кореи, рассказал, что на коммерческих спутниковых фотографиях обнаружена вторая северокорейская баржа для испытания подводных запусков баллистических ракет. По сути, это модификация советского плавучего погружающегося стенда ПСД-4. Запуски ракет происходят с подобных стендов прежде, чем начнутся испытания непосредственно с подводных лодок.


Первый подобный стенд был обнаружен в КНДР еще в 2014 году. Подавляющее большинство запусков ракет КНДР с подводных лодок южнокорейские и американские эксперты считают произведенными именно с плавучих погружаемых стендов, а вовсе не с подводных лодок, как заявляют в КНДР.


Так или иначе, второй обнаруженный стенд вновь вызвал вопросы: планировали в КНДР тестовые запуски еще три года назад или это новый собственный стенд, и теперь КНДР ускорит программу создания баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ), способных нести ядерные заряды.


Издание The National Interest отмечает, что в 90-х годах прошлого века несколько старых советских подводных лодок проекта 629 (построенных еще в 50-60-х годах), способных к запуску БРПЛ, ушли в КНДР на разделку, и в КНДР могли либо восстановить их, либо при разборке приобщиться к советским военным технологиям. Но доказательств этому нет.


Скорее, по мнению издания, в 2012-2013 годах в КНДР начали строительство собственной экспериментальной подводной лодки Gorae (или Sinpo — по названию верфи. В теории она может запустить одну или две БРПЛ с глубины 10-15 метров, то есть ей для запуска ракеты надо подняться выше к поверхности (современные лодки запускают ракеты с глубины до 50 метров).


Точных данных о Gorae нет. Формы лодки КНДР напоминают югославские лодки типа «Сава» 70-х годов. Подразумевается, что дальность оперирования не превышает 750 миль, а скорость — 20 узлов. Пока подтверждено, что у КНДР есть одна такая субмарина, и, возможно, есть еще пять.


Особого смысла в Gorae американские эксперты не видят. Такая устаревшая подводная лодка не сможет уходить в долгие автономные плавания (чтобы нанести, например, неожиданный ядерный удар или удар возмездия по противнику). Более того, она не сможет покинуть порт незамеченной, а в случае военных действий средства ПВО и ПРО Северной Кореи не смогут ее защитить, а значит, она сразу же будет потоплена. Кстати, во время традиционных весенних учений подводного флота субмарины КНДР уходят в море всего на 3-5 дней.


Хотя и допускаются крайние варианты: что Gorae чудом может незаметно уйти в самоубийственную миссию в один конец в море, чтобы запустить ракеты по американским объектам в Японии, или же КНДР удастся произвести запуск по Южной Корее из одной из бесчисленных внутренних бухт изрезанной береговой линии. В этом случае Южной Корее и Японии придется полагаться на противоракетную оборону. Либо придется пойти на превентивный удар по Gorae и предполагаемым точкам их базирования.


В СМИ отмечают тот факт, что Gorae может быть использована лишь для испытаний ракет и создания более современных и крупных северокорейских субмарин в будущем.


Что касается подводного флота КНДР, то, согласно военному аналитику Джозефу Бермудесу (Joseph Bermudez), у Северной Кореи в строю есть от 52 до 67 дизель-электрических субмарин. Четыре подводных лодки проекта 613 (построены в 1951-57 гг.) были поставлены Советским Союзом, но к 2013 году были списаны. Семь лодок проекта 633 (построены в 1950-е годы) были поставлены Китаем (китайская модификация — проект 033) в собранном виде и еще 70 в разобранном виде.


В 2015 году, по данным Пентагона, у КНДР в строю находилось до 70 подводных лодок различных проектов. По данным издания Jane360, Северная Корея также была замечена в создании муляжей подводных лодок, чтобы при съемке с воздуха или космоса их принимали за настоящие субмарины.


В 2010 году было опубликовано международное исследование о затоплении военного корабля «Чхонан» ВМС Южной Кореи и гибели более 40 моряков, на страницах которого утверждалось, что у КНДР в наличии 20 субмарин проекта 633, 40 малых субмарин класса «Сан-О» и «Сан-О II» и 10 сверхмалых лодок класса «Йоно».


Кстати, тогда в 2010 году потопление «Чхонана» приписали КНДР, подводная лодка которой нанесла торпедный удар. Несмотря на устаревший подводный флот КНДР, как оказалось, даже сверхмалые подводные лодки «Йоно» вполне себе в состоянии топить корабли противника, наносить неожиданные удары и оперировать на малых глубинах, что с тех пор при планировании операций принимается во внимание уже серьезно.


Не сбрасывают сегодня со счетов и просто приличное количество малых и сверхмалых подводных лодок у Северной Кореи, что может позволить флоту КНДР нанести множество ударов одновременно и по разным целям, а также проводить минирование вод.


Что же касается программы создания баллистических ракет подводных лодок, способных нести ядерные заряды, то военные эксперты, несмотря на все споры, сходятся в том, что в КНДР после ряда испытаний запуска ракет с плавучих погружаемых стендов рано или поздно будут способны проводить успешные запуски и с реальных подводных лодок. В 2014 году на достижение этой цели Северной Корее отводили 2-3 года.