Под Хельсинки расположена сеть подземных тоннелей, коридоров и убежищ протяженностью более 200 километров. 14 июля американское издание The Wall Street Journal опубликовало статью о значении системы тоннелей для обороны страны.


По информации газеты, в то время, пока Россия занимается подготовкой к масштабным военным учениям «Запад-2017», Финляндия репетирует отражение возможного нападения, подобного оккупации Крыма в 2014 году. Тогда подразделения специального назначения без знаков различия быстро захватили правительственные здания, и после проведения сомнительного референдума Крым был присоединен к Российской Федерации.


Военный эксперт Арто Пулкки (Arto Pulkki) говорит, что в Финляндии не боятся России. К этому вопросу в Финляндии, тем не менее, относятся очень серьезно, как и в остальных странах региона Балтийского моря.


«Действия России в Крыму и на Восточной Украине привели к тому, что силы обороны Финляндии стали уделять основное внимание практике, а не организации обучения. Это особенно заметно в сухопутных войсках», — говорит Пулкки.


Например, как обращает внимание Пулкки, на прошлой неделе вступил в силу закон, который криминализирует «маленьких зеленых человечков», то есть солдат без знаков различия.


Сеть тоннелей действительно существует. Арто Пулкки при этом отмечает, что она строится с конца 1950-х. Подземные помещения в Хельсинки были спроектированы для пользования в условиях мирного времени. Идея использовать их в военных целях была второстепенной.


«У сил обороны Финляндии нет никакого секретного бронепоезда, которым заменят поезд метро в кризисной ситуации», — говорит Пулкки.


The Wall Street Journal сообщает, что в марте в Финляндии провели учения по сценарию нападения, аналогичному оккупации Крыма. Пулкки говорит, что подобные учения регулярно проводились еще до событий весны 2014 года. Таким образом, они никак не связаны с предстоящими военными учениями России.


«Эти учения регулярно проводились в Финляндии на протяжении многих десятилетий. Стратегический удар или вторжение — один из возможных военных сценариев. Он может начаться с небольшого вторжения солдат без знаков различия, спуска воздушного десанта или высадки морского десанта на берега территорий, расположенных рядом со столицей».


В случае вторжения, по мнению Пулкки, от сети тоннелей особого прока нет. Он говорит, что в такой ситуации в стране, скорее всего, будут передвигаться по поверхности земли.


«Тогда речь пойдет о небольших группах и стратегии, основанной на неожиданных ударах. Для отражения таких ударов самое важное — не предоставление убежища, а максимально быстрое передвижение».


Сеть тоннелей была бы грандиозным преимуществом в том случае, если бы в Хельсинки велись более масштабные бои. По информации The Wall Street Journal, в тоннелях смогут разместиться более 600 тысяч человек. Арто Пулкки, тем не менее, говорит, что если в Хельсинки будут проходить бои, то это уже будет означать, что конфликт зашел очень далеко. В таком случае все жители должны уже быть эвакуированы.


«Если в Хельсинки будут вестись боевые действия, то подземные тоннели дадут финнам огромное преимущество. Между зданиями и районами Хельсинки можно будет передвигаться вне ведома и контроля врага. Защитников сложно выбить из города с большим количеством подземных помещений».


Пулкки рассуждает: требуется ли для уничтожения Финляндии вообще вести подземные сражения? По его словам, современное общество очень уязвимо в отношении энергии и снабжения продовольствием.


«Существуют и другие способы повлиять на государственное руководство Финляндии и жителей столицы. Например, электростанции и высоковольтные линии электропередач находятся преимущественно на поверхности земли. Оказав воздействие на них, например, зимой, можно спровоцировать ситуацию, когда придется эвакуировать весь столичный регион. Для этого не потребуются иностранные солдаты со знаками различия или без них».


Помимо тоннелей метро под Хельсинки проходят, например, тоннели, необходимые для обслуживания города. Самый известный из них — тоннель в Свеаборг, который идет по дну моря. Задача тоннеля в центре города состоит в обеспечении быстрой транспортной связи центра с магазинами и предприятиями. При помощи так называемых тоннелей общественного пользования осуществляется энергоснабжение, теплоснабжение, централизованное охлаждение, электроснабжение, по нему проходят телекоммуникационные линии. Это экономит место на поверхности земли и обеспечивает безопасность.


«В случае военного кризиса по таким тоннелям можно перемещать большие группы людей. Тоннели для обслуживания города, как и автодорожные тоннели, можно использовать для размещения систем вооружения, например, для систем ПРО и береговой обороны. В тоннеле они будут защищены от нападения и обнаружения противником. При определенных условиях их также можно передвигать под землей», — говорит Арто Пулкки.


Кроме этого, под землей есть энергетические запасы на случай кризиса — например, запасы топлива и каменного угля. Однако убежища для населения не рекомендуется использовать в военных целях. Пулкки говорит, что военное право и международное гуманитарное право безоговорочно запрещают использование убежищ для населения в военных целях. В повседневной жизни такие убежища — например, автопарковка для горожан.


«Женевские договоренности запрещают военное использование гражданского убежища, а также вооруженные военные действия против них. Предполагается, что гражданские объекты всегда нужно охранять. В Хельсинки, тем не менее, вспоминают, как СССР начал Зимнюю войну, разбомбив множество гражданских объектов в Хельсинки. К сожалению, во многих кризисных ситуациях обозначения убежищ не принимаются во внимание, и они становятся объектами военных действий».


Пулкки говорит, что почти вся информация о тоннелях в Хельсинки находится в открытом доступе. Опубликованы даже карты подземных ходов города. Получается, что у потенциального врага есть доступ к данным, но, по словам Пулкки, система тоннелей вовсе не становится от этого хуже.


«К некоторой части данных открытого доступа нет. Часть подземных помещений в кризисных ситуациях служит местом размещения руководителей государств, городских чиновников и солдат. Есть несколько помещений, которые были построены для использования в кризисных ситуациях».