Снова взрывы, и снова склады, на этот раз Калиновка в Винницкой области. И опять склады артиллерийского вооружения, которые до начала войны на Донбассе считались одними из крупнейших.


Тут было складировано 188 тыс. т боеприпасов. Причем не только артиллерийские снаряды, но и реактивные снаряды для РСЗО «Град» и «Ураган». В 2000-х после снятия с вооружения оперативно-тактических ракет типа Р-17 (более известных по западной терминологии как SCUD) тут некоторое время хранилось ракетное топливо — меланж, но оно было утилизировано по одной из американских программ.


Сколько же снарядов осталось после трех лет войны и активного применения артиллерии на Донбассе, сказать очень сложно. Зато с уверенностью можно говорить о другом моменте: снова в огне оказались боеприпасы, которые были складированы на открытом воздухе. И это, увы, не халатность наших военных, а суровая реальность.


В результате вывода советского контингента из стран Восточной Европы в 1988-1990 гг. склады на территории Украины оказались просто переполнены. Снаряды и патроны сгружали, куда только можно, без учета возможностей складов. Именно поэтому в 1991 г. украинская армия получила просто невероятно большое количество боеприпасов разных годов производства — от 1950-х до самых свежих, которые явно были избыточны. И это прекрасно понимали не только у нас, но и на Западе.


Недаром европейцы и американцы все годы независимости Украины вкладывали колоссальные средства в утилизацию, а завод в Донецке работал чуть ли не в три смены. Отдельная строка — экспорт, причем хищнический, по бросовым ценам. Но опять-таки экспортировались только самые современные и ходовые на международном оружейном рынке боеприпасы, остальные так и оставались гнить дальше.


Не очень изменила ситуацию и война — за три года были отстреляны самые «свежие» из имевшихся боеприпасов, открытые же площадки складов почти не уменьшались. И понятное дело — регулярно взрывались.


Что было конкретно в Калиновке — диверсия или нарушение правил техники безопасности — сейчас по горячим следам однозначно сказать сложно, хотя основная версия, разумеется, диверсия, причем с применением «штурмового» беспилотника, о чем уже официально заявлено компетентными органами. Почерк тот же, что и на складах в Балаклее, где в марте произошел аналогичный пожар.


Подводя предварительный итог этого крайне неприятного инцидента, стоит все-таки сказать, что на боеспособности армейской группировки на Донбассе эти очередные взрывы вряд ли скажутся.


Во-первых, из-за относительно небольших масштабов. Если верить официальным сообщениям, то огнем охвачено всего 10% территории склада, даже от довоенных оценок это около 19 тыс. т боеприпасов.


Во-вторых, зная устройство подобного рода складов, можно смело говорить, что на открытых площадках хранились те боеприпасы, которые никогда не пошли бы в зону проведения АТО в силу того, что у них давно превышен срок хранения. А по имеющейся информации, пожаром уничтожены именно боеприпасы с открытых площадок, а не те, что хранились в подземных капонирах. Так что Украина лишилась преимущественно тех боеприпасов, которые и так нужно было утилизировать.


Ну и в-третьих, большое счастье, что все жидкое ракетное топливо уже вывезено с Калиновки, а спасательные службы крайне оперативно отреагировали, организовав эвакуацию граждан и локализацию пожара. Если бы не это, пострадавших, жертв и разрушений было бы куда больше.


Все вышеперечисленное, конечно, никоим образом не снимает ответственности за произошедшее с военных, которые допустили очередной «снарядный Армагеддон». Но личности ответственных и степень их вины должны определить следствие и суд.