Army Times сообщают, что на полигоне в Форт Беннинг прошли испытания применения танков и беспилотных машин в одной связке при имитации атаки. Экипаж «Абрамса» контролировал воздушный беспилотник, беспилотную машину для постановки дымовой завесы M58 Wolf (модифицированный вариант бронетранспортера M113) и беспилотный «Хамви» с автоматическим минометным вооружением. Дрон обнаружил цель, «Волк» поставил завесу, а «Хамви» открыл по цели подавляющий минометный огонь, пока «Абрамс» готовился нанести свой удар. При испытаниях разработчики новой боевой связки старались минимизировать отвлечение танкового экипажа на контроль за беспилотниками и автоматизировать по-максимуму действия последних. Такие совместные действия пилотируемых и беспилотных машин в будущем не будут ограничиваться только танковыми ударами. Подразумевается, что опыт экипажа «Абрамса» пригодится и в других войсках США.


Ресурс Futurism пишет, что в США вновь повышенным вниманием пользуется «кинетическое» оружие. Издание вспоминает идеи Джерри Пурнеля (Jerry Pournelle), проект «Тор» и «стержни Бога». Пурнель предлагал еще в 50-х годах прошлого века сбрасывать из космоса шестиметровые вольфрамовые столбы, которые бы в ходе полета набирали энергию и поражали наземные цели с огромной разрушительной силой, но при этом без всякой радиации. В ходе войны во Вьетнаме американцы сбрасывали на противника с высоты в 900 метров металлические болванки с хвостовым оперением, которые набирали скорость в 800 километров в час. Сегодня кинетические снаряды выстреливают электромагнитные пушки. В Пентагоне сообщили, что ускоряют работы над рельсотроном, который способен выстреливать снаряды со скоростью в 2,5 километра в секунду на расстояние в 160 километров. Рельсотроны подобного рода в теории будут как наземного мобильного базирования, так и палубного на кораблях ВМС США.


The Virginian Pilot поведал о работе такой организации по борьбе с самодельными или импровизированными угрозами как Joint Improvised-Threat Defeat Organization. Данная организация в структуре Пентагона работает еще с 2006 года и изначально концентрировалась на борьбе с самодельными взрывными устройствами (СВУ), но после применения дронов исламистами в Ираке и Сирии стала вплотную заниматься беспилотниками. Пентагон не хочет, чтобы дроны со взрывчаткой и боеприпасами стали такой же причиной гибели множества американских военнослужащих, как самодельные взрывные устройства на дорогах Афганистана и Ирака. В 2003 году от СВУ погибло трое солдат США. В 2010 погибших было уже 368 человек. Сегодня в технологии борьбы с дронами вкладываются отдельные ресурсы. Угрозу дронов хотят подавить в зародыше. Речь идет как о применении лазеров, так и о средствах радиоэлектронной борьбы, пневматическом воздействии, тренировке птиц для охоты на дронов и так далее. Разные компании разрабатывают свои средства борьбы с беспилотниками в надежде получить контракт от Пентагона. Следующая задача — это поиск решений по борьбе с роями дронов противника.


Real Clear Defense пишет о новых планах ВМС США. После шквала критики, обрушившейся на неспособность боевых кораблей прибрежной зоны (Littoral Combat Ship) защитить себя в современном морском бою, и после бесконечных проблем с эсминцем Zumwalt теперь в военно-морском руководстве решили объявить конкурс на создание проекта фрегатов нового поколения, которые были бы лучше вооружены, хоть и в ущерб скорости. Свои проекты судостроительные компании должны представить уже в следующем месяце. Ожидается, что ВМС США закупят двадцать таких кораблей, начиная с 2020 года. Первый корабль будет стоить 950 миллионов долларов, а последующие корабли серии не более 800 миллионов за каждый. Фрегаты должны будут способны поражать воздушные цели, противостоять подводным лодкам и атаковать корабли противника.


Похоже, что военно-морские силы США оставляют за бортом долго обсуждавшуюся идею о создании модульных кораблей. Речь идет о кораблях нового поколения Future Surface Combatant, которые в теории должны быть готовыми к (радио) электронной войне, иметь на вооружении боевые лазеры и рельсотроны, обладать открытой архитектурой, на базе которой можно менять или надстраивать различные технологические новшества (вооружения, датчики, системы связи и т.п.) по принципу plug-and-play. Корабли будущего виделись как стандартные и недорогие платформы, не привязанные жестко к своей нагрузке, на которые можно быстро устанавливать дорогие модули. По сути обсуждалась задача создать новую дешевую надводную платформу, которую можно развивать и применять десятилетиями в обозримом будущем (в ближайшие 40-60 лет) в зависимости от конъюнктуры военных угроз и вызовов. Теперь ожидается, что к 2030 году половину надводного флота США составят новые фрегаты и боевые корабли прибрежной зоны.


C4ISRNET рассказывает о том, какими видят себя военно-воздушные силы США в 2030 году. Все по-прежнему крутится вокруг концепции Multi-Domain Battle (ведение боевых действий в различных сферах: на суше, море, в воздухе, космосе, киберпространстве и электромагнитном спектре) и ведения боевых действий в условиях так называемой «системы ограничения доступа» (A2/AD, Anti-Access, Area Denial), когда средства РЭБ флота и авиации США не могут быть задействованы из-за российских и китайских ракет дальнего действия и систем раннего обнаружения.


В ВВС США хотели бы видеть связку военно-воздушных сил, космических войск и кибервойск, работающих как единое целое при помощи искусственного интеллекта. Пилот самолета и командование не должны будут в 2030 году отвлекаться на анализ информации. На электронные карты и дисплеи автоматически выводится вся информация от всех родов войск по ситуации на поле боя и целям, цели находятся автоматически, аппаратура сама противодействует средствам радиоэлектронной борьбы, сама восстанавливает подавленные каналы связи и ищет альтернативы и так далее. Особое внимание будет уделяться скорости и безопасности передачи информации.


По данным издания, компания Lockheed Martin уже работает над созданием такой системы и проводит учения с прототипом. Компания Raytheon создает прототип симулятора, на котором можно проигрывать тысячи сценариев совместной работы кибервойск, средств радиоэлектронной борьбы и непосредственного применения ракет и бомб авиацией.


Одной из основных проблем в ВВС США видят необходимость выстраивания структуры и иерархии командования, когда в режиме реального времени задействовано множество сил разного предназначения, отвечающих за разные аспекты ведения боевых действий. Возникает вопрос, кто в итоге принимает окончательное решение на поле боя или чей «голос» более весом? Стратегическое командование? Кибервойска? Ракетчики? РЭБ? Командующий вооруженными силами в регионе? Поэтому сначала в течение следующих 2-3 лет в ВВС будут прописывать «архитектуру» управления боем будущего, а затем уже начнут отрабатывать непосредственное проведение операций такого рода.