В Европе все активнее обсуждаются возможные последствия ТТИП — соглашения о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве между США и ЕС (Transatlantic Trade and Investment Partnership — TTIP). Острота дискуссий по ТТИП связана с тем, что наряду с отменой таможенных барьеров и свободной циркуляцией товаров между США и ЕС соглашение предусматривает много других важных пунктов: гармонизацию санитарных, экологических и социальных норм, правил безопасности и т. д. Переговоры по ТТИП уже входят в заключительную фазу, а выработка соглашения ожидается к 2015 году. Затем в течение полутора лет оно должно быть одобрено правительствами и парламентами стран ЕС. Цель проекта — создание трансатлантической беспошлинной экономической зоны с потребительским рынком в 820 миллионов человек. Инициаторы ТТИП делают ставку на значительный экономический эффект и отмечают, что на участников этого рынка (США и ЕС) приходится половина мирового ВВП и треть глобального товарооборота.

Идея создания трансатлантической зоны свободной торговли зародилась довольно давно, еще в 90-е годы прошлого века. Первоначально этот проект назывался TAFTA — Transatlantic Free Trade Area и имел в качестве прототипа соглашение NAFTA — созданный еще в 1994 году североамериканский торговый блок с участием США, Канады и Мексики. В 1998 году национальным государствам Европы удалось частично блокировать американские требования по либерализации взаимной торговли, однако уже в 2008 году Европарламент выступил за углубление сотрудничества между ЕС и США, а в 2013 году поддержал проект трансатлантической зоны свободной торговли. Мандат на ведение переговоров был передан Еврокомиссии, а национальные правительства — практически отстранены от этого процесса.

Каковы аргументы США? Американцы хотят сформировать более крупный экономический блок в противовес новым конкурентам — Китаю, Индии и России. Причем в этом блоке США будут играть доминирующую роль. ТТИП неофициально называют «экономическим НАТО». Для Вашингтона этот проект имеет не только экономическое, но и геостратегическое значение.

Каковы аргументы европейцев? Главный побудительный мотив — выйти из многолетней стагнации, стимулировать экономический рост и экспорт. В ЕС подсчитали, что положительный годовой эффект для Европы составит 120 миллиардов евро. По обе стороны Атлантики могут быть созданы 2 миллиарда рабочих мест. В случае Франции, например, это добавит 0,5% роста и 121 тысячу рабочих мест. Однако окончательный эффект будет зависеть от реального масштаба интеграции.

Кто поддерживает ТТИП? Основные политические партии и правительства Европы, а также руководство Евросоюза. Еврокомиссия и большинство руководителей стран ЕС, в том числе Ангела Меркель и Франсуа Олланд, выступают за этот проект в целях стимулирования роста и занятости. 78% депутатов Европарламента еще в прошлом году одобрили в принципе основные пункты соглашения ТТИП.

Кто против? Лево- и праворадикальные партии, а также экологические и антиглобалистские организации типа ATTAC. Есть также сопротивление со стороны представителей бизнеса, общественности и видных экономистов. Они указывают на угрозу потери национального суверенитета, засилье ТНК (транснациональные корпорации) и американский диктат. Быший директор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан считает, что главный пункт разногласий — это так называемые «внетаможенные» нормы, и за них европейцам надо бороться. По его мнению, ТТИП представляет опасную ловушку для стран Европы. Этого не понимают до конца правительства, СМИ и представители бизнеса. Критики ТТИП считают готовящееся соглашение антидемократическим и антинациональным, они обращают внимание на следующие пункты:

1. Снятие торговых и таможенных барьеров между США и ЕС разрушит механизмы, которые позволяют отдельным государствам Европы защищать стратегически важные сектора национальной экономики от нечестной зарубежной конкуренции и демпинга.

2. Снятие «внетаможенных» барьеров — социальных, экологических, технических и прочих норм, которые действуют на территории данного национального государства. Речь идет не только об экономическом, но и политическом суверенитете, защите прав трудящихся и потребителей.

3. Создание экстратерриториальных арбитражных трибуналов для решения инвестиционных и экономических конфликтов. Практически речь идет о попрании национально-государственного права и прямом диктате транснациональных корпораций. В случае реализации ТТИП Европа будет попросту задушена американскими концернами и юридическими фирмами. Ведь в планируемом в рамках ТТИП неправительственном арбитражном суде (Investor-State Dispute Settlement — ISDS) американские концерны смогут напрямую предъявлять иски государствам Европы.

4. Делегация ЕС под руководством еврокомиссара по торговле Карела де Гюхта ведет переговоры келейно, без привлечения общественности, широкого круга специалистов и политических партий. Национальные парламенты не принимают участия в обсуждении. Многие важные пункты скрываются от общественности. Это позволяет транснациональным корпорациям обходить нормативные акты в области здравоохранения, защиты окружающей среды и национальной культуры. Кроме того, благодаря разоблачениям Эдварда Сноудена стало известно, что переговоры европейских представителей и политиков прослушивались американскими спецслужбами, что давало делегации США значительные преимущества в ходе обсуждений.

5. Соглашение резко обострит социальные конфликты в Европе, изменит баланс сил между трудом и капиталом, гражданским обществом и ТНК. Нынешняя социальная модель европейских стран с более высокими нормами защиты, чем в США, будет пересмотрена, а «социальные завоевания» последних десятилетий отменены. Это грозит фундаментальным кризисом с далеко идущими социальными и политическими последствиями.

6. Понижение высоких санитарных, экологических и социальных стандартов Евросоюза до американского уровня. Будут полностью нарушены европейские санитарные и экологические нормы, на прилавках появятся обработанные хлором цыплята, напичканное гормонами и антибиотиками мясо, поля будут засеваться генномодифицированным маисом и так далее. Будут также разрушены механизмы защиты национальной культуры, такие как обязательное квотирование отечественной аудиовизуальной продукции во Франции. Возрастет количество «враждебных захватов», стратегические отрасли европейской экономики перейдут под контроль США. При этом все разбирательства будут решаться в неподконтрольных европейцам арбитражных судах.

7. В связи с предложением американцев об открытии общего «цифрового рынка» европейцы обеспокоены защитой частной жизни и личной информации. Как стало известно из обнародованных Эдвардом Сноуденом документов, эти нормы в интернете и телефонных сетях нарушаются американскими спецслужбами — как в самих США, так и в других регионах мира.

США крайне заинтересованы в ТТИП — не только в целях экономического противостояния с Китаем, но и получения громадного и платежеспособного рынка для своей продукции. На слушаниях во французском Сенате Доминик Стросс-Кан заявил, что Европа находится в чрезвычайно невыгодном положении. Переговоры ведутся «непрозрачно», документы не публикуются и не обсуждаются. Речь идет, по мнению Стросс-Кана, об очень сложном договоре для Европы, и наивно полагать, что он направлен только на либерализацию таможенного режима. Цель — не облегчение двусторонней торговли, так как таможенных барьеров осталось и без того мало. США хотят навязать Европе новые нормы — технические, экологические, социальные. Ясно, что после выработки таких норм Европа американизируется и утратит свои важнейшие нормы и институты. В складывающемся многополярном мире Европа будет не самостоятельным центром силы, а экономическим придатком США. Новый рынок в рамках ТТИП обяжет европейцев отказаться от поддержки «менее продуктивных» секторов экономики, все диктовать будет спрос в США.

Тенденция налицо: после распада СССР Европа все больше подпадает под политический и экономический диктат США. Если во времена Холодной войны европейцы могли балансировать между двумя сверхдержавами и сохранять относительную независимость, то сейчас ситуация резко изменилась. Создание трансатлантической зоны свободной торговли может означать окончательное сворачивание «европейской идеи», конец ЕС как самостоятельного цивилизационного и экономического блока, конец культурной идентичности Европы. Это будет полный триумф «мондиализации» в западном полушарии.

Если посмотреть на этот процесс в глобальном масштабе, то станет очевидно, что США одновременно приближаются к заключению договора о свободной торговле с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Проект Транс-Тихоокеанского партнерства (ТТП) охватывает 12 стран региона — без Китая. ТТП призвано стать альтернативой АСЕАН и АТЭС, которые США считают недостаточно эффективными. Оно должно обеспечить контроль США над тихоокеанской зоной в противовес Китаю. Договор с Европой, считает Стросс-Кан, будет своеобразной «нижней челюстью» этой системы. После заключения этих двух мега-соглашений США возьмут в клещи главного конкурента и геополитического соперника — Китай.

На сегодняшний день имеются серьезные опасения, что проект ТТИП будет реализован, несмотря на все возражения. Таков негласный консенсус американских и европейских элит. Таким образом, США делают ставку на сколачивание собственного мега-блока, в котором европейцы будут играть подчиненную роль. Это нанесет серьезный удар по концепции многополярного мира, в котором учитывались бы в равной степени интересы США, Европы и стран БРИКС.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ИноСМИ.