Россия, оставаясь стратегическим партнером Армении, допустила грубую ошибку, отправив своего представителя на организованное Турцией 24 апреля празднество в честь 100-летия битвы при Галлиполи, — заявил общественный деятель Ашот Манучарян в интервью Tert (20.04). Русские решили, что если не поедут, то отношения с Турцией испортятся. Однако это абсолютно непродуктивный шаг для РФ, поскольку мероприятие в Галлиполи — «попытка ратифицировать геноцид как законный инструмент решения геополитических проблем».

Из всех мировых держав на наиболее высоком уровне на торжествах в Галлиполи представлена только РФ, которая признала геноцид армян и является стратегическим союзником Армении. Сложно найти объяснение тому, что страна, признавшая геноцид, участвует в мероприятии, призванном отрицать геноцид, удивляется Lragir (20.04). При этом в городах признавшей геноцид страны запрещают вывешивать баннеры, призывающие осудить геноцид. В Москве их нет, в Сочи их вынудили снять. Есть информация, что Союзу армян России запретили акцию протеста у посольства Турции в Москве.

Россия объявила войну всему миру, у нее нет отношений ни с одной цивилизованной страной, она находится под санкциями, так что каждая страна, которая может быть полезна РФ в плане приобретения экономического и политического капитала, важна для Москвы. Турция является очень важным стратегическим партнером для РФ, как и 100 лет назад. В том, что «Россия, исходя из своих интересов, может положить на российско-турецкий жертвенник весь армянский народ», не сомневается собеседник «Первого информационного» (20.04), депутат парламента, бывший министр иностранных дел Александр Арзуманян.

Тема геноцида — не повод портить отношения с Турцией, уверяет лидер Международного евразийского движения, член армяно-российского клуба «Грибоедов» Александр Дугин в интервью «Жаманак» (21.04). По его словам, Россия выражает свою солидарность Армении, чтит память невинных жертв, но это не означает, что она враждебно относится к Турции, и не нужно связывать приезд Владимира Путина в Армению с визитом Сергея Нарышкина в Турцию. «Исторически в этом вопросе мы поддерживаем Армению, мы сотрудничаем и в экономических, геополитических вопросах, но это не исключает развития отношений между Россией и Турцией, которые сегодня находятся в хорошем состоянии».

Визит Нарышкина в Турцию не означает, что РФ содействует Турции в вопросе искажения истории. Политические деятели — такие как Нарышкин — едут в Турцию постараться убедить и объяснить, почему президент Путин поехал в Ереван, разъясняет депутат ГД ФС РФ, зампред армяно-российской межпарламентской комиссии Борис Резник в интервью «168 жам» (22.04). «Визит президента РФ в Ереван говорит о приоритетах российского государства».

Политолог Рубен Меграбян в «Аравот» (22.04) назвал «так называемые галлиполийские празднества» фейком, призванным «затенить весь процесс, связанный со 100-летием геноцида армян». По оценке эксперта, если бы Россия действительно была стратегическим партнером Армении, «мы не имели бы столь обнаглевших Турцию и Азербайджан, которые напрямую препятствуют развитию Армении».

Россия сделала все возможное, чтобы не обидеть Турцию, указывает «Грапарак» (23.04). Для Кремля визит Путина в Ереван является не свидетельством стратегического уровня отношений с Арменией, а всего лишь средством политического торга с Анкарой.

Зампред партии «Наследие» Армен Мартиросян подчеркивает в «Аравот» (23.04), что Россия должна защищать своих стратегических партнеров, как это делают США, «а не присутствовать на мероприятиях по случаю сражения при Галлиполи, продавать оружие Азербайджану и унизительным образом забирать стратегические объекты Армении в счет долга в 100 миллионов долларов».

Тот факт, что визит президента РФ в Армению был официально подтвержден только 20 апреля, связан с переговорами с турецкой стороной, считает «168 жам» (21.04). Спустя короткое время после официального известия о визите Путина его пресс-секретарь Дмитрий Песков поспешил распространить сообщение о том, что этот визит не может негативно отразиться на российско-турецких отношениях. А до этого стало известно, что, к примеру, в Сочи запретили вывешивать плакаты, посвященные 100-летней годовщине геноцида армян. «То есть, пока власти Армении, затаив дыхание, ожидали визита Путина, российская сторона сделала все, чтобы этот визит приобрел по возможности антиармянское звучание».

По данным Lragir (23.04), Путин обсуждал свой ереванский визит с президентом Турции Эрдоганом, а до того глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что визит в Ереван не может быть истолкован как повод портить отношения с третьими странами. В связи с этим издание пишет о «новой русско-турецкой сделке по армянскому вопросу». Ее суть в том, что РФ взяла на себя обязательство закрыть «армянский вопрос», в частности, воспрепятствовать международному признанию геноцида. Армения отказывается от претензий к Турции, Москва и Анкара инициируют армяно-турецкую «нормализацию», Турция открывает границу в обмен на «сдачу» Азербайджану районов Карабаха, и там размещаются российские войска. «Поздравляем всех тех, кто довел Армению до милости русских и турок — политический класс Армении, разной масти пророссийских политологов и экспертов, „халявщиков“ Газпрома», ерничает автор.

Один из руководителей партии «Дашнакцутюн» Киро Маноян напоминает, как первый президент Армении Левон Тер-Петросян в 1997 году вел с РФ переговоры о российской военной базе — видя угрозу со стороны Турции. Весь Запад надеялся на урегулирование отношений между Арменией и Турцией, чтобы не было необходимости в российском присутствии в той мере, как это есть сейчас. «В вопросе урегулирования интересы Запада понятны, а интересов России я не вижу», — заявил Маноян в интервью «Первому информационному» (23.04).

Российско-турецкие отношения за последние 100-150 лет показывают, что когда у этих стран были проблемы с Европой, они неоднократно объединялись на тактическом уровне, а потом вновь расходились, утверждает замдиректора Института Кавказа Сергей Минасян. В интервью Tert (25.04) он отметил, что визитом президента РФ в Ереван российская сторона подтвердила тот факт, что она остается стратегическим и военно-политическим союзником Армении, и это важнее, чем российско-турецкий энергетический договор.