«Москва хотела бы, чтобы Белоруссия полностью шла в русле российской внешней политики, поддерживала даже ту российскую риторику, которая сейчас существует по Украине, но у Белоруссии получилось продавить свою позицию». Так считает аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, комментирующий в Naviny.by (17.01) решение «нормандской четверки» о продлении действия минских соглашений на 2016 год. Белоруссии и впредь предстоит выполнять миротворческую миссию в конфликте на юго-востоке Украины.

Автор подчеркивает: «Некоторые европейские дипломаты не публично, но открыто в частных разговорах говорят о том, что главная составляющая сближения Минска и Евросоюза заключается как раз в позиции по Украине. ЕС и США будут продолжать процесс нормализации отношений с Белоруссией до той поры, пока Минск „не будет открыто действовать в русле российской внешней политики по поводу Украины“, и до тех пор, пока „на территории Белоруссии не будет российской авиабазы, которая сможет контролировать украинское воздушное пространство“».

Спецпредставитель РФ Борис Грызлов привез на Украину предложения по «режиму тишины» в Донбассе. А перед этим президент РФ Владимир Путин заявил, что хочет четкого графика выполнения минских соглашений. «В комплексе из всего этого можно сделать вывод, что забуксовавший мирный план теперь имеет шанс обрести новое дыхание», — так комментирует встречу заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд с помощником президента РФ Владиславом Сурковым «Советская Белоруссия» (15.01).

«Лукашенко между российским молотом и западной наковальней», — заголовок Naviny.by (14.01). Анализируя итоги совещания у президента Александра Лукашенко, обозреватель Александр Класковский отмечает, что «совещание высветило дилемму Минска в связи с войной санкций между Россией и Украиной, получившей с 1 января зону свободной торговли с Евросоюзом. Белорусам нет никакого резона враждовать с украинцами на торговом фронте (равно как и на других), это не наша война. А головная боль — в основном из-за того, что с Украиной и Западом по большому геополитическому счету выясняет отношения Кремль». А поскольку Белоруссия привязана к России союзническими, интеграционными обязательствами, а главное — экономически, то приходится действовать в духе «и нашим, и вашим», рассуждает автор.

«Это довольно рискованно. Москва уже подвесила евразийский кредит, отказала в скидке на газ, понуждая к более примерному союзничеству. Но белорусская дипломатия продолжает маневрирование, без шума и пыли работает и на украинском, и на западном направлении, чтобы обеспечить в той или иной степени реальную многовекторность в политике и финансово-экономических вопросах».

В свою очередь, комментируя для Naviny.by (14.01) заявление секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова по поводу российской авиабазы, военный эксперт Александр Алесин подчеркивает что, в наступившем году вопрос авиабазы, скорее всего, и не будет решаться. В частности, потому, что сирийская воздушная кампания Москвы затягивается, требует ротации сил, большой логистической работы. Также усиливается присутствие российской авиации в Армении и Центральной Азии. Короче, резюмирует эксперт, «расклад не тот, чтобы так уж форсировать создание авиабазы в Белоруссии. Тем более что союзник упирается рогом. Формирование же трех российских дивизий на западном направлении может быть обусловлено, в числе прочего, и тем, что Москва допускает ослабление кондиций белорусской армии в связи с экономическим недоеданием».

Прямой транзит украинских грузов через украинско-российскую границу запрещен. «Если руководствоваться соображениями безопасности при транзите запрещенных в РФ товаров, то решение Кремля абсолютно нелогично», — замечает экономический обозреватель газеты «Белрынок» (13.01). «Если судить с позиции российских властей, Белоруссия — та самая аномальная зона, где запрещенные продукты с Запада активно мутируют, превращаясь в разрешенные белорусские. Намеренно перенаправлять транзитные украинские грузы в Белоруссию — все равно что провоцировать страну на новую волну контрабанды».

Куда надежнее было бы, если бы российские таможенники на белгородской таможне самолично проверяли пломбы на фурах и выдавали водителям учетные талоны. Ведь именно этого — личного контроля грузов на внешней границе ЕАЭС — добивался Россельхознадзор в разгар белорусско-российского конфликта на почве продуктового эмбарго. В Киеве версий на этот счет официально не выдвигают. Максимум, чем объясняют ситуацию, так это нежеланием россиян контактировать с украинцами на украинско-российской границе.

Отношения Белоруссии и России и в нефтегазовом комплексе всегда строились на сложном переплетении экономики с политикой. И хотя Белоруссия — не единственная страна в Европе, которая зависит от поставок российского газа, ни одно из других государств не имеет такой тотальной энергетической зависимости от одной страны, констатирует «Белрынок» (15.01). Возвращаясь к истории взаимоотношений Белоруссии и России, автор статьи отмечает: «В конце 2011 года Белоруссия полностью продала „Газпрому“ свою газотранспортную систему „Белтрансгаз“. Практически одновременно — с 1 января 2012 года — Россия „отцепила“ Белоруссию от европейской системы ценообразования на газ и фактически привязала ее к российской цене на газ. Благодаря этому Белоруссии и России удалось избежать каких-либо серьезных газовых проблем. Да и спорить союзникам было вроде не о чем, ибо цена для Белоруссии была достаточно комфортной. Спор возник лишь на финише минувшего года, причиной которого стало не банальное недовольство одного из крупнейших потребителей российского газа его стоимостью, а обвальное падение мировых цен на нефть».