«Рецепт обращения с Владимиром Путиным» предложил Джед Бэббин (Jed Babbin) в The Washington Times (27.01), напомнив публике о персонаже американского фольклора Дэвиде Крокетте, который по преданию сумел улыбкой повергнуть наземь встретившегося медведя. Автор, когда-то помощник заместителя министра обороны в администрации Джорджа Буша, а ныне — старший научный сотрудник в Лондонском центре политических исследований (London Center for Policy Research), постарался внушить обывателю необходимость выбрать такого президента США, который «подобно Крокетту, сумеет своей улыбкой повергнуть наземь злого русского медведя».

«Среди того, что мы можем и должны сделать (но не хотим), есть такая мера, как продажа тех запасов российской валюты, которые у нас имеются». «А еще мы можем быстро ускорить поставки американского газа странам НАТО,… снизив тем самым их зависимость от российского газа. Это будет чисто коммерческая операция, призванная сбить цену на газ из России…. И это окажет соответствующее давление на российскую экономику. Этими экономическими приемами мы не остановим путинские авантюры в разных частях мира, но они ему дорого обойдутся. Его популярность в стране понизится, а его желание продолжать свои махинации ослабнет».

По его мнению, Европа ввела против России слабые санкции и делать больше ничего не будет, опасаясь, что Москва перекроет ей газ. «Этот страх не обоснован, — уверяет Джед Бэббин, — потому что потребность в таких поставках у русских сильнее, чем страх перед санкциями». Короче говоря, «Америка нуждается в президенте, способном вновь сблизить ее с союзниками… для защиты наших общих интересов, выступив против Путина и его окружения».

Очередное наступление против президента РФ, собственно, уже началось. «Американское министерство финансов обвиняет российского президента Владимира Путина в коррумпированности, в то время как сам Путин требует от своего кабинета усилить борьбу с коррупцией. Можно ли узнать, где на самом деле искать коррупцию?», — задает вопрос Джейсон Томсон (Jason Thomson) на сайте The Christian Science Monitor (27.01). И предлагает искать ответ не у правительств США и РФ, а у «некоммерческой неправительственной организации Transparency International (TI), цель которой „дать право голоса жертвам и свидетелям коррупции“», которая ежегодно создает рейтинг стран по «индексу восприятия коррупции».

При этом автор не напомнил читателю ни об истории этой организации, ни о том, кто её финансирует. А ведь среди спонсоров — правительственные учреждения западных стран и различные фонды, включая National Endowment for Democracy (Национальный фонд за демократию) — главное агентство легального вмешательства американского и британского правительств.

Соответственно, по данным «исследований» TI за 2014 год (это последние имеющиеся цифры), «Россия занимает 136-е место из 175 государств. Она оказалась в списке ниже таких стран, как Нигерия, Иран, Пакистан и Китай».

В этой связи Адам Тейлор (Adam Taylor) из The Washington Post (28.01) предлагает читателям ознакомиться с объяснением одного из российских журналистов, «который на страницах „Ежедневного журнала“ рассказал, что у россиян просто нет слова для обозначения коррупции. Может, министерство финансов США и нашло нечто похожее на коррупцию „с американо-европейской точки зрения“, но россияне просто смотрят на это иначе».

Однако журнал Newsweek (27.01) утверждал со ссылкой на декабрьское исследование 2015 года «Левада-центра», что россияне вполне знакомы с понятием «коррупция»: «42% россиян считают, что российские элиты коррумпированы и пытаются узурпировать власть».

The Washington Times (28.01) продолжила тему о России статьей Кита Пейна (Keith B. Payne) «Провокационная ядерная стратегия России», в которой тот уверяет: «Российские военные чиновники открыто говорят об упреждающем использовании ядерного оружия в обычной войне, и Москва часто делает прямые ядерные угрозы в адрес союзников и партнеров США. Российские ядерные угрозы обеспечивают прикрытие для военных действий Москвы, которые разрушают сложившееся после окончания холодной войны мироустройство и устоявшиеся европейские границы».

Более влиятельная и, пожалуй, самая читаемая в Америке газета The Washington Post (26.01) пугала читателя тем, что «Путин, возможно, начинает отвоевывать у Запада Грузию». А это крайне опасно, ведь «пророссийский дрейф Грузии угрожает порвать швартовы, связывающие страну с Западом, и тогда Грузия по умолчанию подпадет под власть России. Для Запада утрата Грузии будет означать не только укрепление России, но и тот факт, что Россия получит контроль над стратегическим государством, которое служит мостом между Европой и Евразией, а также точкой, где сходятся региональные державы — Россия, Турция, Иран и Европа».

На всякий случай публику известили, что «Международный уголовный суд в Гааге начинает расследование грузино-российской войны» (CNN, 28.01). По сведениям телеканала, прокуроры потребовали начать расследование в октябре прошлого года, после изучения «достоверной информации о предполагаемых преступлениях в Грузии всех трех участвовавших сторон: вооруженных сил Грузии, южноосетинских сил и российских вооруженных сил».

Ещё одна ведущая газета страны, The Wall Street Journal (29.01), назидательно пояснила читателям, что «Желание России „изменить границы на востоке“ помогло уменьшить сокращения расходов на оборону среди европейских членов НАТО, согласно заявлению генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга». Однако в конце статьи автор признает: «В Европе в настоящее время только Великобритания, Польша, Эстония и Греция достигают этой цели (тратить 2% ВВП на военные расходы — ред.). В целом, европейские члены НАТО тратят 1.43% своего ВВП на оборону. В прошлом году США потратили 3.62% своего ВВП на оборону, меньше чем 3,79% в 2014 году».

Вообще издания мейнстрима на прошедших днях не утруждали себя сколько-нибудь серьезным анализом ситуации в России и её действий за рубежом, предпочитая пересказывать — кратенько — события и высказывания российских и американских политиков. Так, например, пресс-конференция главы российского МИДа Сергея Лаврова по итогам прошедшего года была упомянута несколькими изданиями.

Но лишь The New York Times (27.01) процитировала заявление министра иностранных дел о том, что Россия готова сотрудничать с Западом только на равноправных условиях. «Больше не будет „бизнеса как обычно“, когда США и Европейский Союз попытались навязать нам договоренности, которые учитывают, прежде всего, их интересы, и пытались убедить нас, что это не нанесет ущерба нашим интересам, — сказал г-н Лавров. — Эта история закончилась». И затем газета кратко пересказала его позицию по Сирии и Украине.

Упомянула эту пресс-конференцию и The Wall Street Journal (27.01), но сфокусировала внимание на словах министра о том, что на межсирийские переговоры в Женеве необходимо пригласить курдскую Партию демократического союза (ПДС). Газета позиционировала ПДС как «политическое крыло сирийских боевиков, набравшее силу в войне против „Исламского государства“».

Зато альтернативные, но — малознакомые широкой аудитории СМИ, уделили этой пресс-конференции много внимания. Джилберт Доктороу (Gilbert Doctorow) на сайте Consortiumnews.com (1.02) в статье «Российские дипломаты покоряют мир» в деталях пересказал пресс-конференцию Сергея Лаврова и подчеркнул: «Основные западные СМИ описывают Россию в качестве бандитского государства, а обоснованная критика со стороны Москвы игнорируется, поскольку не соответствует общему тону пропаганды. Так было в случае с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, объяснившим, почему Россия больше не будет вести с Западом дела, как ни в чем ни бывало».

Автор также сделал вывод о том, что «Сергей Лавров последовательно обвиняет США в препятствовании обновлению международного порядка. Он раз за разом повторяет, что США стремятся сохранить свою гегемонию и удержать под контролем международные институты, а также жаждут полностью подчинить союзников в Европе и Азии своим интересам в ущерб их собственным».

Авторы журнала The National Interest (29.01) в статье «Как избежать войны с Россией» дали еще более глубокий анализ ситуации и пришли, в частности, к такому выводу: «Пока американские элиты нацелены на глобальное лидерство, стратегия, направленная на ослабление России, не имеет для них альтернатив. Бесполезно искать в этой стратегии какие-то заговоры — просто Россия оказалась на пути глобальных планов Америки. Вашингтону безразлично, являются ли российские элиты проамериканскими или антиамериканскими. Их позиция влияет лишь на то, какими методами Соединенные Штаты будут добиваться своих целей. А поскольку президент сегодня — Путин, это избавляет Вашингтон от необходимости делать своему противнику комплименты, и он легко может ставить ему подножки».

Подготовка к переговорам в Женеве между сирийским правительством и силами оппозиции, а также ситуация в Сирии, по сути, могли бы стать главной темой недели. Но — слишком уж скучно и однообразно освещали ее издания мейнстрима. Вот как The Washington Post (27.01) характеризовала, например, войну правительственных сирийских войск с ИГИЛ: «„Исламское государство“ усиливает осаду против последнего оплота президента Башара Асада в восточной Сирии, демонстрируя силу в то время, когда эта группировка терпит поражения в других местах». Речь шла об организованной этой группировкой волне террористов-смертников и других нападений с целью захватить удерживаемые правительством районы в городе Дейр аль-Зор.

При этом война сирийского государства с ИГИЛ напрочь отсутствует в статьях других ведущих СМИ — нет этой войны. The Wall Street Journal (28.01), рассказывая о подготовке «повстанцев» к переговорам, акцентировала внимание на их требованиях «прекратить осаду и бомбардировки районов, контролируемых повстанцами, — особенно со стороны России, и освобождении задержанных». И вообще «некоторые лидеры говорят, что они ожидают провал переговоров из-за активизации Россией военной кампании в поддержку режима».

А USA Today (30.01), сообщив о начале «непрямых» — через посредничество ООН — переговоров, указала: «Высший комитет по переговорам (главная оппозиционная группа, созданная в Саудовской Аравии – об этом газета не упомянула – ред.), бойкотировал это заседание, заявив, что не примет участие в переговорах, пока не будет выполнен ряд предварительных требований: освобождение задержанных, прекращение бомбардировок гражданского населения со стороны российских и сирийских войск, и отмена правительственной блокады территорий, контролируемых повстанцами».

«Западные СМИ игнорируют успехи Путина в Сирии», — такое мнение на сайте ещё одного немейнстримового политического журнала CounterPunch (1.02) высказал Марк Уитни (Mike Whitney). Автор, анализируя абсолютно неразумные требования сирийской оппозиции накануне переговоров в Женеве, привел следующие аргументы: «В какой еще стране вооруженные группировки могли бы захватывать города, убивать мирных жителей, разрушать гражданскую инфраструктуру, творить хаос и угрожать свергнуть избранное правительство? Ни в какой. Но Обама считает, что это вполне приемлемый способ действий для граждан страны и даже иностранцев (многие «повстанцы» — граждане других стран или джихадисты), если их политические цели совпадают с целями Вашингтона. … С самого начала единственная цель Вашингтона сводилась к свержению Башара Асада, чтобы открыть западным компаниям доступ к нефтяным месторождениям и трубопроводам и охранять их новыми американскими военными базами, построенными по всей стране. Таков был замысел самого первого дня, и поэтому Обама и компания так стараются замедлить российское наступление всеми мыслимыми и немыслимыми способами, … чтобы поддерживаемые США террористы могли перегруппировать силы для продолжения войны».