Пресса внимательно отслеживает визит вице-канцлера Австрии Райнхольда Миттерленера (Reinhold Mitterlehner) и главы австрийского концерна OMV Райнера Зееле (Rainer Seele) в Москву. Так, газета Kurier (2.02) отмечает, что глава австрийской делегации вынужден ходить «по тонкому льду европейских санкций», ведь пригласившему их российскому вице-премьеру Дмитрию Козаку закрыт въезд в ЕС. Именно поэтому делегация прибыла в Москву, где запланированы также встречи с российским премьером Дмитрием Медведевым и главой «Газпрома» Алексеем Миллером.

Однако, критики упрекают Миттерленера в том, что он хоть и не нарушает санкции, но все же пытается их обойти. Kurier приводит слова Миттерленера о том, что при всем «уважении к санкциям» необходимо поддерживать готовность к диалогу со своим важным партнером. А глава OMV Райнер Зееле уверен, что представляя деловые интересы OMV, он не нарушает санкции и не противодействует поискам мирного решение украинского кризиса. Член австрийской делегации Вальтер Ротенштайнер (Walter Rothensteiner) также высказался в пользу скорейшего снятия санкций, добавив, что «они вредны экономически как для Австрии, так и для России», и что от них страдают и промышленность, и сельское хозяйство.

Визит экономической делегации Австрии в Москву обсуждался задолго до поездки с самых разных точек зрения. Мартина Заломон (Martina Salomon) пишет в той же газете (Kurier, 1.02) следующее: «Даже если русский „медведь“ охотно демонстрирует свою воинственность, нет сомнений в том, что России необходима отмена санкций и поэтому она готова на уступки на восточной Украине. Потому что не только драматический обвал цен на нефть, но и эмбарго подталкивают российскую экономику к падению. И наоборот — очевидно, что в мире нуждаются в России для решения сирийского конфликта. С экономической точки зрения продолжение санкций не выгодно никому, они вредят всем участникам. Поездка Миттерленера в Москву важна обеим сторонам: Россия надеется на поддержку в Европе, Европа — на возврат к хорошим отношениям».

Мартина Заломон отмечает также, что Соединенные Штаты, которые так настаивали на антироссийских санкциях, пострадали от них меньше всех. Они по-прежнему продолжают бизнес с Россией. И это — вода на мельницу растущего антиамериканизма в Европе. И кризис на Украине является следствием реакции России на провокацию со стороны США и НАТО, ведь натовское кольцо вокруг России все больше сжимается.

Верно и то, что США также причастны к кризису с беженцами, от которого страдает Европа, однако они не участвуют в его преодолении. Однако, прежде чем во всем обвинять США и приукрашивать Россию, надо заявить прямо, пишет Мартина Заломон: «в области прав человека стране Путина надо еще очень многое сделать. Подозрения в том, что заказные убийства там до сих пор являются частью политического бизнеса, не столь уж беспочвенны. Снятие санкций было бы разумным шагом. Но при этом не стоит сразу забывать и о минимальном соблюдении демократических норм».

Авторы газеты Die Presse (2.02) отметили солидный состав делегации и обратили внимание на заявление члена делегации Вольфганга Катциана (Wolfgang Katzian), председателя профсоюза частных предпринимателей, о том, что санкции это неверный путь: «Европейские и мировые решения могут приниматься только с Россией, а не против нее». В то же время авторы указали на жесткую критику, прозвучавшую в Австрии со стороны Зеленых: передача OMV «Газпрому» на глазах австрийских политиков — безответственна, ведь «Газпром» это — «оружие Путина».

В контексте налаживания связей с Россией газета рассматривает и намеченный на четверг визит баварского премьер-министра Хорста Зеехофера (Horst Seehofer) в Москву. Die Presse отмечает, что визит готовился при содействии бывшего премьера Баварии Эдмунда Штойбера (Edmund Stoiber), с которым Путина связывает мужская дружба. Германские политики полагают, что в лице Путина Зеехофер встретит единомышленника.

Ну а примером послужил легендарный визит Франца Йозефа Штрауса в Москву в декабре 1987 года, о котором напоминает Der Standard (2.02). Тогда состоялась его встреча с Михаилом Горбачевым, ну а Эдмунд Штойбер был в составе той небольшой делегации.

Сам Зеехофер на все выпады по поводу его поездки в Москву отвечает, что он не проводит из Мюнхена никакую параллельную внешнюю политику по отношению к Берлину. Он проинформировал о поездке и канцлера, и министра иностранных дел. Зеехофер заявил, что хочет продолжить диалог с Россией, потому что «мы окружены горячими политическими кризисами, которые не решить без участия Москвы», — приводит газета слова баварского премьера.

Экономический кризис в России по-прежнему продолжал интересовать прессу. Российский политолог Екатерина Шульманн в интервью Wiener Zeitung (27.01) отметила, что «Россия более устойчива, чем считается». Газета при этом считает, что затянувшийся экономический кризис в России уже перешел в панику из-за рекордного падения курса рубля и продолжающегося обвала цен на нефть, и выражает мнение некоторых экспертов, предсказывающих России конец через 18 месяцев.

Катастрофические сценарии редко соответствуют действительности, возражает Екатерина Шульманн. На самом деле много дискуссий о том, насколько хватит российских резервов. Пока их достаточно. Российская экономика — несмотря на то, что роль государства преувеличена, — это рыночная, капиталистическая экономика. И как таковая она — в отличие от советской — достаточно гибкая и способна приспосабливаться.

Шульманн пояснила, что Россия страна очень бюрократизированная. За управление Россией и поддержку стабильности отвечают тысячи чиновников. От Кремля ждут не инструкций, а сигналов. Каждый стремится угадать тренд. И каждый боится ошибиться. Хороший бюрократ тот, кто умеет угадывать. Наша система более устойчива, чем обычно предполагают, — говорит российский политолог. Большое количество чиновников — это, с одной стороны, — нагрузка, причем, дорогая. Но с другой стороны, это — фактор стабильности.

Падению роста экономики огромной страны не видно конца, отмечает в другой статье та же газета (Wiener Zeitung, 27.01), приводя в пример предварительные данные МВФ об экономическом развитии РФ за прошлый год. В 2015 году российская экономика сократилась на 3,7 процента. Причина, прежде всего, в низких ценах на нефть. Этот обвал цен тянет страну вниз.

В самом начале года среди российской элиты распространился некий «налет паники», указывает газета. Да, конечно, в стране еще достаточно резервов, чтобы продержаться еще пару лет. Но предупреждающие голоса из рядов либеральных технократов становятся все громче. Министр финансов Антон Силуанов предупредил о возможности сценария 1998 года, когда страна была на грани коллапса. Газета отмечает, что сам Путин уже отказался от того, чтобы показывать ближайшее будущее России в розовом свете: недавно он заявил, что необходимо предусмотреть « все возможные» сценарии развития.

Wiener Zeitung пишет, что по этому поводу в Москве обсуждают смену политики, а в центре внимания находится экс-министр финансов Алексей Кудрин, который «в сытые 2000-е годы» заложил с фондом стабильности подушку безопасности. Поговаривают, что он мог бы вернуться как своего рода супер-министр в политику России, — в случае, если Путин откажется от консервативного курса.

Будущее антироссийских санкций обсудила Die Presse (30.01) в интервью с министром иностранных дел Литвы Линасом Линкявичюсом (Linas Linkevichius). Журналист газеты считает, что фронт против России затрещал по швам. На его вопрос, верит ли Линкявичюс еще в то, что экономические санкции ЕС летом будут продлены, литовский министр ответил так: «Мы все договорилась, что условием для снятия санкций будет выполнение минских договоренностей. И меня очень смущает тот факт, что усилия в большей степени направлены на послабление санкций, а само претворение в жизнь минских договоренностей как-то отошло на задний план. Это неправильный сигнал. Потому что мы не видим прогресса по претворению этих соглашений в жизнь. Мы перепутали приоритеты. Причем умышленно».

Журналист напомнил, что Линкявичюс всегда предупреждал: Путин может попытаться расколоть Европу, и спросил — удалось ли это ему? Министр ответил, что «частично да». «Мы, например, согласовали ограничение политических контактов на высшем уровне. Но эти контакты я вижу везде. Так что никакой изоляции России нет…. Россия вернулась к столу переговоров. На Украине. И в Сирии».