По мнению колумниста Birgün (2.02), вхождение российского Су-34 в турецкое воздушное пространство 29 января в период кризиса в отношениях России и Турции, возникшего после уничтожения 24 ноября турецкими ВВС российского Су-24, нельзя рассматривать как простое нарушение границы. Отмечается, что Сирия — горячий фронт новой холодной войны, который становится ареной борьбы глобальных игроков за господство и передел сфер влияния. Очевидно, Россия не уйдет из Сирии, пока не обеспечит выживание режиму Асада и не избавит Сирию от джихадистов. При этом на «горячий конфликт», в который может вылиться любой инцидент с нарушением границы, Россию желают спровоцировать США через Турцию.

Автор Yeni Asya (3.02) не исключает, что Россия может пойти на риск войны с Турцией. Ведь, в отличие от Турции, России не придется производить и импортировать новое оружие или инвестировать в войну. А если в условиях войны цены на нефть и природный газ поднимутся, то такое развитие событий может даже обернуться экономической прибылью для России, пишет автор. Однако для Турции, внешняя политика которой сегодня далека от рационализма и носит фантасмагоричный, реакционный характер, вступление в войну с Россией станет роковой ошибкой, считает журналист.

Обозреватель Cumhuriyet (2.02) полагает, что Россия может умышленно балансировать на грани войны с Турцией, желая отомстить за сбитый российский самолет и убитого пилота. А делая это, Москва старается показать, что Турции не стоит ждать помощи от НАТО, альянс не станет ввязываться в военный конфликт с Россией из-за Турции. И действительно, продолжает журналист, поддержка НАТО может в лучшем случае ограничиться санкциями или дипломатическими протестами, поскольку даже США не одобрят конфликт Турции с Россией и сирийскими курдами.

Турция может вступить в войну с Россией и без НАТО. С такой точкой зрения в эфире телеканала 24 TV (4.02) выступил преподаватель Университета Озйегин, профессор Месут Хаккы Джашин (Mesut Hakkı Caşın). В этой связи было отмечено, что Турция — это суверенное государство, народ которого способен защитить свою землю, свободу и независимость. Тем не менее, Турция не считает Россию врагом и не желает разжигания кризиса.

Турции не стоит ждать помощи от США и НАТО, убежден бригадный генерал в отставке Нежат Эслен (Nejat Eslen) (Yeni Çağ, 2.02), ведь президент Обама желает войти в историю как лидер, который положил конец войне, а не начал ее. Кроме того, США погрузились в предвыборную атмосферу и дали России возможность взять на себя инициативу в Сирии. Тем временем Россия начала бомбить оппозиционные Асаду силы в Сирии, которые поддерживает Турция. Сама же Россия стала сотрудничать с Партией «Демократический союз» (PYD) — сирийским ответвлением Рабочей партии Курдистана (РПК). Таким образом, на почве конфликта интересов в Сирии Турция и Россия ведут «войну чужими руками», заключает Эслен.

Как отмечает колумнист Star (2.02), лишь 10% вылетов российских самолетов были направлены против ИГИЛ, остальные — против сирийской оппозиции и туркмен. Прямо по соседству с Турцией Россия пытается создать некую «структуру под своим протекторатом». Ожидается, что Россия будет проводить операции в регионе, расположенном между Африном и Джераблусом, а затем передаст эти территории Асаду или силам PYD. Делая все это, Россия полагает, что, кроме громких заявлений, Турция не сможет продемонстрировать какую-либо серьезную реакцию.

Согласно Akşam (1.02), в ответ на нарушения турецкого воздушного пространства со стороны России Анкара принимает меры для повторного размещения американских ЗРК «Пэтриот», которые в прошлом году были выведены из Турции, после чего «Россия осмелела и приобрела большую свободу действий в регионе». Ожидается, что США и Германия, самолеты и военный персонал которых находятся на базе Инджирлик, откликнутся на призыв Анкары о возвращении систем «Пэтриот» в Турцию.

Колумнист Türkiye (1.02) не сомневается в том, что Россия будет продолжать «провоцировать» Турцию на сирийской границе, при этом союзники Турции по НАТО не должны оставлять ее наедине с этими провокациями. Автор отмечает, что уверенность России придает пассивная позиция США и НАТО, и если она не изменится, Москва пойдет еще дальше.

В другой статье этого издания под заголовком «Русский бандитизм» отмечается: с тех пор, как Россия под предлогом борьбы с ИГИЛ вмешалась в гражданскую войну в Сирии, она продолжает на глазах у всего мира игнорировать международные правила, берет на прицел сирийскую оппозицию и туркмен, а также поддерживает продвижение PYD на западе Евфрата, что Турция определила в качестве «красной линии» (Türkiye, 2.02). Даже во время мирных переговоров по Сирии в Женеве Россия не прекратила наращивать военную силу в Сирии, усилив авиагруппировку в Латакии, отмечает издание.

Обозреватель Milli gazete (1.02) убежден, что, поддерживая сирийских курдов, Россия рассчитывает на создание своего курдского образования на Ближнем Востоке против американского в северном Ираке. Однако курдская инициатива России не ограничится только PYD, полагает журналист, но также распространится и на РПК.

Америка не желает уступать курдов России, — к такому выводу приходит колумнист Radikal (3.02). Он рассказывает о визите представителя президента США в коалиции по борьбе с ИГИЛ Бретта Макгерка (Brett McGurk) в Кобани и его переговорах с представителями PYD, а также о встрече заместителя госсекретаря США Тони Блинкена (Tony Blinken) с сопредседателем PYD Салихом Муслимом (Salih Müslim) в Женеве.

Отмечается, что Россия — более подходящий союзник для курдов, поскольку она гораздо активнее США в Сирии и более настойчиво выражает необходимость участия PYD в женевских переговорах. Тем не менее, сейчас, полагает автор, курды продолжат сотрудничать и с Россией, и с Вашингтоном. В этой связи отмечается, что поддержка России носит конъюнктурный характер, поскольку она обусловлена напряженностью в отношениях между Анкарой и Москвой, при этом поддержка Америки важна не только в военном, но и в политическом отношении, будучи важным источником легитимности на международной арене. Если курдам все же придется сделать выбор, то его определит ход женевского процесса, а также сирийское видение Москвы и Вашингтона.

Логика России в Сирии — «обуздать пламя до того, как оно перекинулось на мой дом». Такую точку зрения в интервью Star (2.02) выразила колумнистка данного издания Севиль Нуриева (Sevil Nuriyeva). Отмечается, что Сирия стала ареной атаки, предпринятой Путиным в ответ на попытки США и западного мира настроить россиян против их лидера. В Сирии Путин испытывает свои вооружения, а также уничтожает воюющих здесь антироссийски настроенных выходцев с Северного Кавказа. Кроме того, Путин желает предотвратить сценарий «евразийской весны», признаками которого уже можно считать ситуацию на Украине и в Молдове, экономическую турбулентность в Азербайджане, а также упоминание имен лидеров республик на пространстве Евразии в западном «списке самых коррумпированных лидеров».

По мнению автора Yeni Çağ (4.02), позиция России в отношении Сирии, а также Украины и самолетного кризиса с Турцией, — часть внешней политики, основанной на панславистской идеологии, усвоенной Россией еще в царский период и нацеленной на то, чтобы собрать славян под крылом «старшего брата» в лице России. Отмечается, что первым шагом этой идеологии является обеспечение славянского единства; вторым — выход в теплые моря. Именно идеологией панславизма объясняется враждебность России к Турции при игнорировании всех тех многосторонних отношений, что связывают страны друг с другом, и даже подталкивание событий к военному сценарию.

Каким может быть туризм без России? Этот вопрос — в центре внимания колумниста Dünya (3.02). Отмечается, что многие годы Россия удерживала второе место по числу туристов, прибывающих в Турцию. И первым предпочтением русских в Турции всегда была Анталья. Число посетителей из России стало сокращаться еще с августа 2014 года. В 2015 году падение продолжилось, а в 2016-м, судя по всему, турпоток окончательно сойдет на нет, пишет автор. Отмечается, что в ближайшее время нормализовать отношения с Россией не удастся, и в этой связи можно обратить внимание на Китай как альтернативу России в этой сфере.

Теперь очередь Турции применять санкции. Под таким заголовком Yeni Asya (3.02) сообщает о введении визового режима для российских журналистов, прибывающих в Турцию для выполнения краткосрочных профессиональных задач. Отмечается, что визовый режим для постоянно работающих в Турции журналистов не изменился.

«Маршрутным кризисом» между Россией и Турцией Hürriyet (3.02) называет решение Анкары отменить наблюдательный полет российских инспекторов в рамках договора по открытому небу. Сообщается, что полет не состоялся из-за разногласий сторон по поводу его маршрута. Отмечается, что предложенный Россией маршрут охватывал «критически важные и сверхчувствительные для безопасности Турции районы».

По выражению автора Cumhuriyet (4.02), для России 2016 год будет ознаменован борьбой не только с сирийской оппозицией, но и с экономическими проблемами в стране. Немаловажную роль в их усугублении, по мнению автора, играют США, которые недавно вдобавок к экономическим санкциям и падению цен на нефть отменили запрет на экспорт нефти, а также нефтяное эмбарго в отношении Ирана. Возможно, Россия обеднеет, но Путин не изменит свою сирийскую и украинскую политику из-за экономики, считает журналист.

Замедление темпов роста российской экономики началось еще в середине 2012 года, то есть задолго до падения цен на нефть и санкций Запада, отмечает журналист Zaman (5.02). А значит, у российской экономики есть укоренившиеся системные проблемы, такие как необходимость модернизации производства и сельского хозяйства, а также создания новых рабочих мест. Кроме того, есть и политический аспект проблемы: авторитарная политическая система, в которой почти нет места демократическим практикам. «Пошатнет ли этот кризис президентское кресло Путина?» — задается вопросом журналист.

В условиях падения покупательной способности россиян Москва пытается воспользоваться самолетным кризисом в отношениях с Турцией, чтобы сократить объемы импорта в Россию, полагает председатель Совета директоров Termikel Grup Ахмет Кайя (Ahmet Kaya). Отмечается, что такую стратегию Россия начала преследовать еще в тот момент, когда решила ограничить ввоз европейской продукции в Россию. «Россия выбрала такой путь, поскольку не желает выглядеть беспомощной в глазах своего народа и других стран», — отметил Кайя (Bugün, 4.02).