Негативный резонанс в СМИ вызвала «мельдониевая афера», в которую, как подчеркивают комментаторы, вовлечены, помимо Марии Шараповой, множество других российских спортсменов. При этом аналитики упрекают российскую сторону в том, что она «прикидывается невинной овечкой», несмотря на международный характер скандала (General Anzeiger, 10.03). «Список нарушителей становится длиннее, а русские пытаются преуменьшить серьезность ситуации», — резюмирует Sueddeutsche Zeitung (11.03).

Зачем молодым людям, не испытывающим проблем с сердцем, годами принимать сердечный препарат, если они не ожидают положительного для спортивных достижений эффекта, задается вопросом газета.

Россия возмущается по поводу внесения мельдония в список запрещенных препаратов так, будто людей лишили основного продукта питания, говорится в материале. «Очевидно, что по меньшей мере в Союзе конькобежного спорта мельдоний был так же распространен, как в иных местах борщ или водка: его заказывали и распределяли централизованно».

Для России «скандал с мельдонием» стал ударом по больному месту, писала Berliner Zeitung (12.03). Ведь спортивно-политические успехи являются составляющей великодержавной политики Кремля, символами которой стали «аннексия» Крыма и вмешательство в Сирии, отмечает газета. Подчеркивается, что именно такая политика, которая внушает людям мысль о России как о великой державе, играющей важную роль в мировой политике, позволяет Владимиру Путину заручиться поддержкой народа.

В комментариях по делу Надежды Савченко медиа рисуют образ героической украинской летчицы, которая бросает вызов российским властям, и подчеркивают «абсурдный» характер предъявленных ей обвинений. По мнению Berliner Zeitung (10.03), «в принципе обвинения против Савченко — это не более чем попытка оправдать ее арест в глазах внешней аудитории: ведь ее нельзя назвать военнопленной, если [страна] официально не участвует в войне».

Со слов обвиняемой и ее адвокатов газеты пишут о том, что летчицу задержали еще до обстрела российских журналистов, и что она не переходила нелегально российскую границу, а была насильно перевезена в Россию при участии Павла Карпова, сотрудника администрации президента России.

Киев считает процесс над Савченко показательным, его осуждает Запад, в том числе Германия, констатирует Der Tagesspiegel (12.03). Издание цитирует слова уполномоченного федерального правительства по сотрудничеству с Россией Гернота Эрлера (Gernot Erler) о том, что «процесс противоречит принципам правового государства».

Судя по действиям российских властей, уступок ждать не стоит, констатирует Die Tageszeitung (10.03). В связи с этим газета указывает, что ни матери, ни сестре, которые приехали на суд в Донецк, не разрешили встретиться с арестованной, а украинским врачам до сих пор не позволили ее обследовать.


Критический характер носили материалы, посвященные нападению на автобус с правозащитниками и журналистами в Ингушетии. СМИ поясняют, что пресс-тур на Северный Кавказ организовал Комитет по предотвращению пыток, который ранее по соображениям безопасности был вынужден перенести офис из Чечни в Ингушетию. Комитет был бельмом на глазу у чеченских властей, поскольку он критиковал политику Рамзана Кадырова, писала Die Tageszeitung (11.03).

Кадыров и противники пыток, которые выявляют случаи нарушения прав человека в Чечне, уже давно ведут неравную борьбу, подчеркивает Frankfurter Allgemeine Zeitung (11.03). «Чеченский тиран Рамзан Кадыров отверг любую причастность к нападению, Кремль выразил „возмущение“, а следствие ведется по делу о нанесении материального ущерба и „хулиганства“. Шансы на наказание нападавших лиц — теоретические».

Активисты и критически настроенные в отношении властей журналисты постоянно становятся жертвами нападений на Северном Кавказе, утверждает Frankfurter Rundschau, (11.03). Сразу после инцидента с автобусом в Ингушетии вооруженные люди в масках напали на расположенный там офис Комитета по предотвращению пыток, рассказала газета.

В комментариях по поводу роли России в сирийском урегулировании СМИ делают упор на двух моментах: во-первых, мнение Москвы о судьбе Башара Асада, во-вторых, российская точка зрения на формат Женевских переговоров по Сирии.

Как пишет Sueddeutshe Zeitung (14.03), Россия не сформулировала четко свою позицию по вопросу будущего Асада. Официально Москва настаивает на том, что это дело сирийского народа, но в беседах с западными коллегами российские дипломаты дают понять, что «брак с Асадом никто не заключал». Деловая Handelsblatt (12.03) указывает на другую спорную тему, а именно требование России привлечь к Женевским переговорам курдов, чему в свою очередь противится сирийская оппозиция.

Операция российских ВКС в Сирии обеспечила Москве «разговор на равных» с Вашингтоном, которого добивался Владимир Путин, замечает Frankfurter Allgemeine Zeitung (10.03). Одновременно издание подчеркивает, что в последнее время геополитика оттеснила на второй план другую цель российского вмешательства: борьба с угрозой для России, исходящей от «Исламского государства». «Однако угроза терроризма и так является для Москвы вопросом оппортунизма. В подконтрольных Кремлю СМИ невозможно сейчас ничего найти о деле няни-узбечки, которая обезглавила девочку в Москве — „из мести“ за Сирию».
 
Кому выгоден частичный вывод российских военных из Сирии? Насколько серьезны намерения Владимира Путина? Что задумал Кремль? Такими вопросами задавались издания после того, как президент России сделал соответствующее заявление.

Frankfurter Allgemeine Zeitung (15.303) приводит мнение российского политолога Евгения Минченко, который оценивает действия Москвы как «умный стратегический ход». «Путин добился (в Сирии) своей важнейшей цели и не хочет позволить втянуть себя в затяжной вооруженный конфликт. Кроме того, возможностей у российской армии по-прежнему достаточно — например, ракетные удары с Каспийского моря».

«Исламское государство» не разгромлено, и то, что Россия именно сейчас сокращает военные действия, свидетельствует о том, что борьба против террористов не была для Кремля решающим мотивом вмешательства в Сирии, подчеркнула Die Welt (15.03).

Благоприятные отклики в СМИ получила российско-европейская миссия на Марс — ExoMars. Успешный старт состоялся в непростые в политическом плане времена: украинский кризис и вмешательство России в Сирии подвергли очень серьезному испытанию отношения России и Запада, констатируют аналитики. По словам директора Европейского космического агентства (ЕКА) Яна Вернера (Jan Wörner),  «именно во времена земных кризисов космические полеты становятся посредником» (Die Welt, 15.03).

Российская ракета-носитель «Протон-М» лучше всего подходит для миссии ExoMars, рассказал Frankfurter Rundschau (15.03) представитель ЕКА Джейми Солт (Jamie Salt). «Ведь „Протон-М“ — это крупная мощная ракета, вообще самая массивная, которая способна доставить в космос даже большую полезную нагрузку».