Реакция СМИ на вывод российских войск из Сирии была в целом относительно нейтральной. Однако автор газеты Kurier (15.03) Андреас Шварц (Andreas Schwarz) посчитал циничными слова Путина из его заявления о выводе российских войск из Сирии: «задание в целом выполнено», поэтому «теперь можно поговорить о мире». «Это ведь путинские войска на стороне армии Асада и как-бы против „Исламского государства“ привели к обострению военной ситуации», — считает Шварц. Поэтому под «выполненным заданием» Путин имел в виду именно то, что он всегда опровергал, а именно «поддержку режима Асада в своих, российских интересах».

Допинговый скандал с российскими спортсменами вызвал поток публикаций в австрийских СМИ. «Разочарование, оскорбления в интернете, но и симпатии» — столь разнообразной была реакция на признание российской теннисистки Марии Шараповой в употреблении запрещенного препарата мельдония, пишет Wiener Zeitung (8.03).

«От Марии Шараповой отворачиваются спонсоры», пишет газета Die Presse (9.03). Сама теннисистка отрицает умышленное применении допинга. Эксперты полагают, что спортсменку могут отстранить от соревнований на срок от двух до четырех лет. Но в России все же рассчитывают на участие Шараповой летом в Рио. «Я думаю, что Шарапова будет участвовать в Олимпийских играх», пытается разрядить напряженную ситуацию президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев.

А в другой статье этого номера (Die Presse, 9.03) газета уверяет, что «российский спорт в настоящее время занимается отрицанием фактов и поиском отговорок, что, в конечном счете, подрывает доверие к нему».

Газета Kurier (10.03) приводит слова Дмитрия Пескова, пресс-секретаря российского президента, о том, что в деле с Марией Шараповой «речь идет об отдельных спортсменах, отдельных случаях». «Нам, конечно, жаль. Но нельзя переносить ситуацию на весь российский спорт». Однако, одно российское исследование показало, что в 2015 году 17 процентов всех взятых у спортсменов проб показали наличие мельдония. «Допинговая лавина пройдёт ещё не скоро», считает Kurier и в подтверждение приводит слова Дмитрия Носова, депутата российского парламента: «Печально, но это только начало».

Большое внимание СМИ привлекли загадочные обстоятельства смерти в Вашингтоне Михаила Лесина, бывшего российского министра печати, медиамагната и «доверенного лица российского президента». Газета Der Standard (12.03), сообщив, что спустя четыре месяца после его смерти судебно-медицинская экспертиза признала, что Лесин скончался от травмы головы, отметила: расследование вызывает вопросы.

«Вся история столь же непонятная и грязная, как и сам Лесин при жизни», — констатирует издание. И вообще, «что делал в Вашингтоне один из влиятельнейших людей в российском мире медиа? Возможно, он имел отношение к тайным переговорам между Кремлем и Белым домом, о чем ходили слухи».

В том же номере Der Standard (12.03) публикует еще одну статью, где рассказывает биографию Михаила Лесина, подчеркивая, что он был «человеком Путина в СМИ». Принимал он участие и в создании российского пропагандистского телеканала Russia Today (RT), работой бюро которого в США, кстати, до сих пор руководит его дочь Екатерина.

Обстоятельства смерти бывшего министра дают достаточно пищи для спекуляций, признает Salzburger Nachrichten (12.03). И одна из наиболее достоверных сводится к тому, что «впавший в немилость Лесин должен был умереть, так как собирался передать ФБР ценную информацию». «Это уже не первая жертва Путина, — отмечает газета. — Но ничего не доказано».

Россия ведет «холодную войну 2.0» с помощью информационных порталов Russia Today и Sputnik, а также проплаченных сетевых провокаторов — интернет-троллей, — призванных манипулировать настроениями, считает автор Der Standard (13.03).

В ноябре прошлого года онлайн-портал Sputnik был представлен как новый «глобальный медиа-проект», задачей которого — предоставить зарубежной публике «русский взгляд» на события в мире. К таким событиям он относит, например, якобы совершенные беженцами преступления. Так, Sputnik Deutsch посвятил семь статей одной истории про бар в австрийском Бад Ишле, в который беженцам запрещен вход. Причина: нападение на кельнершу.

И это для Sputnik не единичный случай: почти все новости по Австрии касаются кризиса с беженцами и — с российской точки зрения — повышенной террористической угрозы, констатирует Der Standard. Кроме того постоянно сообщается о жалобах австрийских бизнесменов и политиков на антироссийские санкции. То же можно сказать и про портал Russia Today. Москва явно дает понять, что западные СМИ замалчивают факты преступлений беженцев. Тем самым она дискредитирует западные СМИ, но с какой целью?— спрашивает автор.

Он приводит мнение историка Оливера Раткольба (Oliver Rathkolb), который считает, что инструменты пропаганды должны не только работать на долговременное влияние, но в случае острой необходимости использоваться и как средство борьбы. Следовательно, проплаченные пророссийские сетевые провокаторы сейчас «просто тренируются на тот случай, если действительно дело дойдет до военного столкновения между Западом и Россией».

Мрачные перспективы европейского развития рассматривает Кристиан Ортнер (Christian Ortner) в статье «Запад на пороге коллапса?» (Wiener Zeitung, 11.03). Все зависит от трех выборов, которые между собой никак не связаны: выбор британцев о пребывании их страны в ЕС, президентские выборы в США и, наконец, предстоящие в 2017 году выборы нового президента Франции. Если президентом США станет Дональд Трамп (Donald Trump), то НАТО ожидает будущее, каким Трамп обрисовал его в своей книге: «Европа… не стоит жизни ни одного единственного американца», а полный вывод войск США из Европы поможет сэкономить «миллионы долларов».

Если одновременно в Соединенном Королевстве сторонники Brexit, а во Франции мадам Ле Пен (Le Pen) выиграют, то Евросоюз без Великобритании и Франции уже не будет иметь ничего общего с сегодняшней структурой. В результате такого развития выиграет Путин, констатирует Ортнер. Как Трапм, так и Ле Пен открыто демонстрируют симпатию к нему. Без гарантий безопасности со стороны США, без Франции и Великобритании в ЕС фактически останется одна Германия как возможная защита той же Балтии от явной российской угрозы. Так что конец Запада может стать «довольно неприятной историей», резюмирует автор.