Приговор Надежде Савченко стал ожидаемым проявлением кремлевского произвола. Суд в российском Донецке проигнорировал доводы защиты и здравого смысла и приговорил Надежду Савченко к лишению свободы сроком на 22 года по обвинению в убийстве российских журналистов. Наказание для мужественной украинской военнослужащей фактически стало реакцией Кремля на ее отказ принимать участие в пропагандистских играх и независимую позицию в зале суда, полагает обозреватель УНИАН (26.03). Савченко запретила своим адвокатам подавать апелляцию на заведомо несправедливый приговор и заверила, что готова после вступления его в силу возобновить сухую голодовку. Адвокаты Савченко уверены, что она вскоре вернется на Украину. Косвенным подтверждением этих предположений является и хор голосов влиятельных западных политиков, требующих от российских властей освобождения Савченко.

Россия, как представляется, имеет другое мнение и постарается использовать в своих целях насильственную смерть адвоката Юрия Грабовского, защищавшего в украинском суде ГРУшника Александрова. Впрочем, судьба российских военнослужащих, захваченных на Донбассе, вряд ли интересует Путина — ему куда интереснее возможность вернуться в высшую лигу международной политики. Интересной выглядит позиция хозяина Кремля, посоветовавшего представителям российского бизнеса не уходить из Украины, дескать, там скоро пройдет смена политического режима и общественных настроений.

Москва демонстрирует принципиальную готовность вернуть украинских политических заключенных на родину. После встречи 24 марта госсекретаря США Джона Керри и президента РФ Владимира Путина последний пообещал заняться вопросом Надежды Савченко в «определенный момент». При этом российские власти признали ранее осужденных в РФ Олега Сенцова и Александра Кольченко гражданами Украины. По мнению экспертов «Апострофа» (26.03), это создает предпосылки для возвращения украинских политических заключенных на родину, но цена для Украины будет высокой. Целью Кремля является, во-первых, выполнение Киевом российской интерпретации Минска-2, согласно которой первым шагом урегулирования на Донбассе должно стать решение вопроса по обмену пленными, вторым — амнистия, а третьим — выборы на временно оккупированных территориях востока Украины. Итоговая цель всего — снятие западных санкций с РФ.

Подтверждением желания Москвы идти на компромисс служат последние действия России в Сирии, откуда начался вывод их военного контингента, а также заявления по итогам встреч российских и западных лидеров. После беседы госсекретаря США Джона Керри и главы МИД РФ Сергея Лаврова последний призвал лидеров самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР способствовать установлению мира на Донбассе. Общий тон разговора Керри с Путиным создал ощущение, что США предлагают РФ «Перезагрузку-2». В рамках этого процесса можно будет добиться прогресса во многих вопросах, включая обмен украинских политических заключенных, которые находятся в России. И хотя говорить о конкретных датах обмена невозможно, он может произойти до начала лета 2016 года в формате «всех на всех».

Наблюдатели «Дня» (21.03), присутствовавшие на оглашении приговора Савченко, охарактеризовали судебный процесс как фарс и инструмент политического давления Путина на вопрос о снятии с РФ международных санкций. Все понимают, что это не суд, а фарс и что в этой ситуации все в руках одного человека — Путина. Иностранные журналисты осознают это, и по ним видно, что к этому судилищу они относятся с большим скепсисом. Что касается перспектив освобождения Надежды Савченко, то можно сказать, что заявления о том, что после объявления приговора ее обменяют, — это еще один козырь в руках Путина. Ему важно таким образом давить на мир, давая посылы, что, мол, уступите — и все будет хорошо. Путин выторговывает снятие санкций. Верить Путину нельзя, а нужно постоянно обращаться к мировому сообществу. Савченко — лишь этап и элемент давления. Если санкции против Путина не будут продлены, то он начнет пробивать сухопутный коридор на Крым.


Суд над Савченко показал, насколько руководство Российской Федерации боится Украины.
Такое мнение в эфире телеканала «112« (23.03) выразила народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Ирина Луценко. «Очень показательным является то, что Ирину Геращенко, представителя президента Украины, не допустили, показав предписание Кремля о том, что с 1 февраля она не въездная в Россию. Путин боится Надежды Савченко. Видно было, как Путин боится Ирины Геращенко, Путин вообще боится Украины, он ее ненавидит… И поведение судей, которые зачитывали приговор: опущенные глаза, их нервозность. 18 автоматчиков, а нас было 13», — отметила она. При этом Луценко подчеркнула, что Россия прячет, удерживает украинских политических заключенных, чтобы использовать их как объекты для пропаганды.

Между тем, Совет национальной безопасности и обороны Украины под председательством президента Петра Порошенко рассмотрел и утвердил санкционный список против людей, причастных к организации суда в России над Надеждой Савченко и Олегом Сенцовым. Об этом на своей странице в Facebook (26.03) сообщил пресс-секретарь администрации президента Святослав Цеголко. По сообщению пресс-службы президента, в санкционный «Список Савченко-Сенцова» к ранее известным добавлены люди, которые фабриковали дела против Олега Сенцова, Александра Кольченко, Станислава Клыха, Николая Карпюка и других незаконно заключенных в России граждан Украины. В частности, подчеркивают в пресс-службе СНБО, среди лиц, которые вошли в санкционный список, — руководители и сотрудники ФСБ, следственного комитета Российской Федерации, прокуратуры, судейского корпуса, военные и другие. Кроме этого в ходе заседания Порошенко поручил доработать «Список» и добавить в него и тех людей, которые причастны к пыткам украинцев и крымских татар в Крыму. Сейчас в списке более 50 человек.

Большой резонанс в СМИ вызвало заявление главы Службы безопасности Украины Василия Грицака, который, комментируя трагические события в Брюсселе, допустил причастность Российской Федерации к подготовке террористических атак в международном аэропорту Завентеми и метро бельгийской столицы. «Вы, наверное, уже знаете, что сегодня в Брюсселе были два взрыва…. Я не удивлюсь, если это является элементом той гибридной войны России», — цитирует Грицака «Интерфакс-Украина« (22.03).  Правда позже Грицак во время  общения с прессой, которую транслировал телеканал «112« (23.03), попытался смягчить свое заявление, переведя фокус внимания на высказывания главы ЛДПР Владимира Жириновского: «На мой взгляд, я сказал максимально толерантно, сделав просто предположение. Но, как вы понимаете, когда председатель СБУ, то он обычно основывается на каких-то материалах. У нас есть как открытые, так и закрытые источники информации, и я, к сожалению, не могу обнародовать то, что у нас есть, так сказать, в закрытом режиме… Но начну с того, видимо, вы обратили внимание,… мне передали документ, в котором меня удивили высказывания Жириновского по поводу терактов в том же Брюсселе. По моему мнению, Жириновский — тот политик, который отражает все то, что делается в российском политикуме, то есть — его устами говорит правда. То есть то, о чем боятся говорить другие, Жириновский взял и выдал», — заявил Грицак.

Схожее с Грицаком мнение по поводу  причастности России к брюссельским терактам позволили себе высказать и секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов.  По его мнению, всплески террористических атак в Брюсселе — это следствие гибридной войны, которую развязала Россия. «У кровавого террора, развязанного на востоке нашей страны, и терактов в Турции, Париже и Брюсселе, — одни и те же режиссеры. Сознательно уничтожая гражданскую инфраструктуру в сирийских городах РФ активно стимулировала мощные миграционные потоки, в пределах которых легко маскировать фундаменталистов и террористов», — отметил он на своей странице в Facebook (22.03)..

Украинские СМИ обнародовали реакцию премьер-министра РФ Дмитрия Медведева и представителя МИД РФ Марии Захаровой на заявление Грицака, назвавших главу СБУ соответственно «придурком» и «нелюдем».