Создание Национальной гвардии получило критические отклики в СМИ, при этом они ссылались в основном на российских экспертов. Комментаторы писали «о концентрации власти в руках Путина» и об «отсутствии общественных дебатов по такому важному вопросу».

«Президенту России Владимиру Путину хочется Национальной гвардии, но он не объясняет, почему. Но парламент все равно не будет задавать вопросы и одобрит решение [Кремля]», — утверждала радиостанция Deutschlandradio (11.04).

В эфире прозвучали и критические высказывания бывшего следователя и адвоката Владимира Калининченко, писателя Виктора Шендеровича, редактора и издателя Ирины Прохоровой. «Я не понимаю, что это значит — Национальная гвардия в федеральном государстве. Какая национальность имеется в виду? Чеченская, бурятская, русская?» — вопрошал Калининченко.

Глава Нацгвардии Виктор Золотов — ключевая фигура в комментариях. Медиа рассказывают о «многолетней дружбе» президента России и Золотова, который, как отмечает Frankfurter Allgemeine Zeitung (8.04), «сделал карьеру от телохранителя Путина до хранителя его личной власти». Назначение «безоговорочно преданного» Путину человека — доказательство того, что Национальная гвардия — это, по сути, личная армия Путина, пишет газета со ссылкой на российские СМИ.

По мнению Frankfurter Allgemeine Zeitung, тем самым Путин минимизирует опасность того, что части российской элиты попытаются использовать возможные протестные акции в своих целях. «Поскольку Национальная гвардия будет находиться в непосредственном подчинении президента, ему не придется согласовывать свои действия с правительством и другими лицами из своего окружения в случае возникновения социальных протестов».

Российские эксперты считают создание Национальной гвардии «четким сигналом» на фоне продолжающегося экономического кризиса и намеченных на сентябрь парламентских выборов, указывает Focus, (7.04). Журнал приводит слова руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева: «Экономический кризис может привести к социальному кризису. Правоохранительные органы необходимо укрепить, чтобы подготовиться к худшему».

Журнал также цитирует американского политолога, профессора Центра международных отношений Нью-Йоркского университета Марка Галеотти (Mark Galeotti): «Что бы это значило, что тебе понадобилась личная армия? Очевидно, единственная причина — страх перед волнениями».

Формированию негативного общественного мнения о России способствуют материалы, посвященные «офшорному бизнесу друзей Путина». В критическом ключе упоминаются, помимо Сергея Ролдугина, кремлевские чиновники, министры и их заместители, губернаторы и депутаты партии «Единая Россия».

Офшорные схемы распространены не только в нефтегазовой сфере, но и среди представителей российской политической элиты, пишет Frankfurter Allgemeine Zeitung (10.04). «Прямых доказательств того, что Путин прибегает к офшорным фирмам, в „панамских документах“ невозможно найти, — признает издание, — Но следы Ролдугина ведут по меньшей мере в ближайшее окружение президента».

В отличие от западных стран, «панамское досье» не вызвало резонанса в России, констатирует Frankfurter Allgemeine Zeitung. «Правда, россияне исходят из того, что бояре при царском дворе коррумпированы и ненасытны. Но самого царя они исключают из этого круга. Путин создал себе имидж человека скромного, не заинтересованного в личном обогащении».

Stern (7.04) предоставил слово американскому профессору политологии, автору книги «Путинская клептократия: кто владеет Россией?» Карен Давише (Karen Dawisha). По ее мнению, «панамские документы» показывают, «кому на самом деле принадлежит Россия». «Западные политики хотя бы теперь должны понять, что мы имеем дело с неофеодальной системой в России: успех или поражения зависят там от того, является ли человек лояльным другом президента или нет. И он, Владимир Путин, берет себе то, что он хочет. Он — царь. А царю нет необходимости основывать офшорные фирмы».

Результаты референдума в Нидерландах — триумф Владимира Путина — таково единое мнение экспертов, которые не скрывают разочарования по этому поводу. «Нет», сказанное голландцами Соглашению об ассоциации ЕС и Украины — это победа не только президента России, но и всех тех, кто хочет немедленного распада ЕС, уверен Der Spiegel (7.04).

«Итоги референдума — большой успех для президента России Владимира Путина, который в течение многих лет придерживается стратегии, нацеленной на раскол европейского единства, — писала Der Tagesspiegel (8.04). — Москва отвергает Соглашение ЕС и Украины именно потому, что оно свидетельствует о приверженности Киева европейским ценностям».

Эксперт берлинского фонда «Наука и политика» (Stiftung Wissenschaft und Politik) Николай фон Ондарца (Nicolai von Ondarza) также утверждает, что итоги плебисцита в Нидерландах выгодны Кремлю. «Москва с самого начала активно выступала против Соглашения между ЕС и Украиной, добиваясь, чтобы Украина оставалась в сфере влияния России. И результаты голосования в Нидерландах отвечают интересам Кремля — это четкое послание голландцев Брюсселю и призыв проводить менее интенсивную политику в отношении Украины» (ZDF, 7.04).

«Итоги референдума подрывают европейскую солидарность, основанную на общих для всех стран Евросоюза ценностях», — считает Die Welt (8.04). «Это воодушевит Россию и побудит ее продолжать дестабилизацию Евросоюза и Украины. Европа начинает разрушать собственный фундамент».

СМИ по-разному восприняли слова министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier) о перспективах возвращения России в G7. На встрече глав МИД стран «Большой семерки» в Японии Штайнмайер заявил: «Я хотел бы, чтобы G7 недолго оставался таким форматом, и чтобы мы создали условия, позволяющие вернуться к G8» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 11.04).

По мнению General Anzeiger (11.04), «будущее покажет, что Штайнмайер прав, и что когда-нибудь G7 снова будет вместе с Россией в качестве члена G8 пытаться урегулировать кризисы на нашей планете». Без участия Москвы все договоренности по Сирии, Украине и ядерному разоружению так и останутся на бумаге, полагает газета.

Противоположного мнения придерживается политический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung (11.04) Райнхард Везер (Reinhard Veser): он расценивает слова немецкого министра как «неверный сигнал». «Высказывания, подобные тем, что сделал Штайнмайер, российское руководство преподносит как итог своей успешной политики — как результат неуступчивости, которая вынудила Запад сделать шаг навстречу Москве. Не следует делать такого одолжения Владимиру Путину и его последователям. Нет необходимости принимать Россию в клуб „семерки“, чтобы обсуждать с ее властями Украину, Сирию и многое другое».