В прессе продолжилось обсуждение резолюции Европарламента о противодействии враждебной ЕС пропаганде третьих стран. Политик Кароль Карский (Karol Karski) в интервью Fronda.pl (25.11) отмечает, что раз новый документ удостоился комментария Владимира Путина, обретя тем самым еще больший вес, значит, европарламентариям удалось нащупать чувствительную точку Москвы.

Собеседник портала полагает, что представляющие большую опасность для Евросоюза российские информационные атаки и операции по дезинформации, которые напоминают элементы гибридной войны, не прекратятся, поскольку такой активности способствует современная международная обстановка. Между тем, выражает надежду он, новая резолюция будет полезна для жителей европейских стран, так как покажет им, откуда исходит угроза: «Они смогут осознанно реагировать на разного рода сигналы и заранее понимать, что некоторые события и сообщения — это элементы пропагандистской деятельности».

Резолюции такого рода — это своего рода предостережение, которое указывает на проблему и позволяет гражданам и государственным институтам острее на нее реагировать, вторит сотрудник польского Национального центра стратегических исследований Томаш Александрович (Tomasz Aleksandrowicz) в беседе с Biznes Alert (25.11).

Угроза вполне серьезна, поскольку, во-первых, доктрина информационной безопасности РФ включает в себя такой элемент, как создание благоприятного пространства для деятельности российских и пророссийских журналистов на Западе, и, во-вторых, Владимир Путин располагает инструментами, каких нет и не будет у западных стран: он может применять цензуру, закрывать СМИ и управлять тем, что пишут журналисты, одновременно выделяя на пропаганду огромные средства.

Интенсивность российской информационной войны, предсказывает аналитик, в ближайшее время не снизится, поскольку она привязана к плотному политическому календарю, в котором, в частности, намечаются выборы в Австрии и во Франции.

Победителем президентской гонки во Франции уже стал Владимир Путин, констатирует Newseek Polska (28.11): серьезные шансы имеют в ней только два кандидата — Франсуа Фийон и лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен, и они оба продвигают пророссийский курс. После выборов в мае 2017 года санкции против России, по всей вероятности, будут отменены: Париж не станет поддерживать идею их продления, Италия давно их критикует, Испании они безразличны, Великобритания, которая выступала за жесткие решения, уже де-факто ушла из ЕС, а влияния одной Ангелы Меркель будет недостаточно, размышляет автор публикации.

«Можно, конечно, успокаивать себя, что санкции были не слишком эффективными: они не предотвратили продолжения войны на Украине или военных преступлений в Алеппо. Однако речь идет здесь о чем-то большем: Россия возвращается в Европу», — заключает он.

Франсуа Фийон постарается придать французской внешней политике новое, менее атлантическое направление, и привнести в нее восточный вектор, убежден сотрудник Парижского института политических исследований Сириль Бре (Cyrille Bret). Франция под его руководством будет стремиться к по меньшей мере частичной отмене антироссийских санкций, поскольку бывший премьер-министр считает, что Крым не стоит ухудшения отношений с Кремлем. Если французам  не удастся убедить своих европейских партнеров пойти на такой шаг, они отменят их в одностороннем порядке (wPolityce.pl, 28.11).

Кроме того, при президентстве Фийона можно будет ожидать уменьшения французского участия в программе НАТО по защите стран Балтии, а также инициатив по взаимодействию между Парижем и Москвой на почве преодоления сирийского конфликта, прогнозирует политолог. При этом он отмечает, что резкому развороту внешней политики Франции и ее сближению с Россией все же может помешать несколько факторов. Это принцип европейской солидарности, сопротивление на уровне французского государственного аппарата, остающиеся сильными трансатлантические связи, а также действующие союзы Парижа в Персидском заливе.

Франсуа Фийон в ходе дебатов заявлял, что результат санкционной политики в отношении Москвы оказался трагическим, поэтому он готов отказаться не только от тех ограничений, которые были введены после российского вторжения в Донбасс, но и тех, которые стали ответом на аннексию Крыма, а одновременно — завязать сотрудничество с Россией в борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в РФ организация, — прим. ред.), пишет Rzeczpospolita (01.12). «Фийон полагает, что конфликт на Украине не угрожает Европе, а ИГИЛ из-за терроризма и наплыва беженцев — да. Поэтому приоритетом Франции должно стать взаимодействие с Москвой для противодействия исламскому терроризму», — говорит политолог Жак Рупник (Jacques Rupnik), высказывание которого приводит газета.

К союзу с Россией положительно относится большая часть правого французского электората, видя в нем возможность освободиться от доминирования США, вернуться к традиции великой Франции де Голля и даже к союзу Парижа и Петербурга 1892 года против Германии. «Помимо этого сам Фийон, будучи практикующим католиком, старается принять роль защитника христиан на Ближнем Востоке, а это уже несколько лет специальность Владимира Путина», — добавляет в комментарии изданию историк Ален Безансон (Alain Besançon).

Брексит, победа Дональда Трампа на президентских выборах в США, а также другие проявления резких общественно-политических перемен в мире, на фоне которых Россия активизировала военные действия в Сирии и в Балтийском регионе порождают на Западе апокалипсические настроения, однако реальной угрозы того, что разразится война, нет, успокаивает читателей wPolityce.pl (28.11). Континент не сможет оказаться втянутым в масштабный военный конфликт, как в 1914 году, поскольку из внешней политики ушел прежний автоматизм действий и даже нападение на одного из членов НАТО не означает, что его союзники окажутся в состоянии войны с агрессором.

В свою очередь, главное отличие современной ситуации от начала Второй мировой войны состоит в том, что Россией управляет не безумец, обладающий неограниченной властью, а психически здоровый, хотя и циничный политик, объясняет комментатор портала. Политика Москвы, продолжает он, предсказуема и рациональна, а российское руководство ориентируется в первую очередь на собственные материальные интересы, поэтому оно не решится предпринимать рискованные шаги, которые могут грозить развязыванием новых тлеющих конфликтов, дополнительными санкциями или углублением кризиса. К отчаянным действиям его может склонить лишь крах на внутриполитической арене, однако в таком случае Запад ради собственного спокойствия «будет стремиться стабилизировать ситуацию и дать нынешней московской элите все гарантии безопасности и сохранения статуса».

Еженедельник Polityka (29.11) также старается развеять страхи поляков. Почему Путин решит колотить прикладом в двери независимой Польской Республики? — задается вопросом издание. Он не станет делать этого «по привычке», ведь россияне не испытывают комплексов по отношению к Польше, они даже пытались несколько раз наладить отношения, например, признавшись в Катынском преступлении и приезжая с визитами на Вестерплатте. Причиной не может послужить также московский империализм, поскольку Польша в десять раз меньше Сибири и не обладает ее природными богатствами. Поводом для агрессии не станет также месть за поддержку украинцев, так как со стороны Варшавы она ограничивалась «топаньем ногами и призывами, чтобы другие топали вместе с ней», отметает разные версии автор статьи. Идея, что Путин не так глуп, чтобы нападать на Польшу, не доходит до польских политиков: ведь отказаться от нее означает — лишить непогрешимых экспертов хлеба, а министра обороны — игры в «живых солдатиков», с сожалением подводит итог он.