Вмешательство России в сентябре 2015 года изменило ход борьбы в Сирии и облегчило работу режима Асада, который сейчас контролирует Алеппо, крупнейший город страны, и незаменимые с точки зрения стратегических интересов России районы Сирии (Hürriyet, 19.12).

Появление России в Сирии происходит из-за конкуренции со странами Персидского залива в нефтяной сфере, и если смягчение отношений США и России в период Дональда Трампа сделает Европу зависимой от России в области энергетики, то нефть стран Персидского залива и вовсе «окажется вне игры» (Yeni Şafak, 19.12).

Процесс нормализации турецко-российских отношений набирает обороты; активно обсуждается вступление Турции в ШОС в рамках ее евразийской перспективы, которая может способствовать урегулированию региональных кризисов и положить начало новым процессам в таких кризисных зонах, как Нагорный Карабах, Грузия (Yeni Şafak, 20.12).

В период, когда над безопасностью Турции нависли большие угрозы, при этом ни НАТО, несмотря на членство Турции, ни «союзник» Америка, строящая коварные планы у турецких границ, и глазом не ведут, Турция должна реалистично осознать, что сегодня представляет собой Россия, и как много она значит для Турции (Habertürk, 21.12).

Главной причиной, подтолкнувшей турецкое правительство к сотрудничеству с Россией и Ираном в Алеппо без участия коалиции во главе с США, стала политика Соединенных Штатов, проводимая в отношении курдской Партии «Демократический союз» / Отрядов народной самообороны (Milliyet, 20.12).

В период нормализации российско-турецких отношений и выработки двумя странами совместных решений по урегулированию региональных проблем сотрудник турецкой полиции Мевлют Мерт Алтынташ (Mevlüt Mert Altıntaş) убил российского посла в Анкаре Андрея Карлова (Cumhuriyet, 20.12; Akşam, 20.12).

Это не первая попытка навредить турецко-российским отношениям; как известно, за штурвалом турецкого F-16, сбившего российский Су-24 в ноябре прошлого года, был член террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen) (Yeni Şafak, 20.12).

Когда бы между Россией и Турцией ни происходило сближение, определенные силы стремились испортить отношения двух стран, отметил советник президента Турции Йигит Булут (Yiğit Bulut) в эфире телеканала TRT Haber TV (21.12).

На этот раз мишенью стал дипломат, внесший большой вклад в возвращение российско-турецких отношений к старым добрым временам и выработку Россией и Турцией совместного решения в сирийском вопросе (Vatan, 20.12; Habertürk, 20.12).

Это первый в истории Турецкой Республики посол, убитый в результате покушения; при этом Турция выглядела неловко с точки зрения обеспечения безопасности российского дипломата и предотвращения этого убийства, раз уж убийцей оказался полицейский (Hürriyet, 20.12).

Турецко-российские отношения не только не оказались на грани разрыва, наоборот, это покушение еще более укрепило волю двух стран к сближению. Турецкая и российская стороны сразу же сделали заявления в пользу того, что эта направленная на срыв отношений акция не достигнет своей цели (Yeni Şafak, 20.12; Milliyet, 21.12). Покушение на российского посла, скорее всего, послужит поводом для еще большего углубления отношений двух стран (Habertürk, 21.12). И Россия, и Турция зависят друг от друга по многим вопросам, прежде всего в энергетической сфере (Yeni Şafak, 22.12).

В результате этого покушения Турция стала еще дальше от НАТО и еще ближе к России (Sözcü, 20.12). «Теперь мы увидели, что отношения России и Турции может испортить только ошибочная политика Турции в Сирии», — отметил глава отделения международных отношений Университета Атылым, профессор Хасан Унал (Hasan Ünal) (Hürriyet, 21.12).

В качестве первого подозреваемого в покушении на российского посла называется FETÖ, прежде всего в связи с тем, что 16 декабря бывший анкарский представитель Today’s Zaman, закрытой после попытки переворота 15 июля 2016 года в Турции, дал сигнал: отныне дипмиссии в Турции не в безопасности. Другой подозреваемый — джихадистская организация «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим.ред.), поскольку убийца выкрикивал лозунги на арабском языке с поднятым вверх указательным пальцем, что символизирует единобожие и веру в Аллаха (Hürriyet, 21.12).

Убийца российского посла — типичный член FETÖ, который был обучен, подготовлен этой террористической организацией и стал сотрудником полиции с ее помощью; и Турция, и Россия знают, что за направленным на Карлова пистолетом стоит FETÖ с центром в Пенсильвании, где ныне в добровольном изгнании живет Гюлен (Akşam, 22.12).

Как известно, Россия оказала Турции важнейшую поддержку в период после попытки госпереворота, организованной FETÖ; Алтынташ не только совершил покушение на решающем этапе развития турецко-российских отношений, но и старался создать видимость, что он связан с «ан-Нусрой» или «Аль-Каидой» (запрещена в РФ – прим.ред.) (Hürriyet, 20.12). Это, по мнению Star (21.12), может привести к еще большему блокированию на международной арене подходов Турции по отношению к исламистским образованиям и оппозиции в Сирии.

Покушение на посла Карлова было подготовлено при сотрудничестве FETÖ и ЦРУ и, по сути, явилось ответом Америки России, а также сближению РФ и Турции (Star, 21.12; Sabah, 23.12).

Даже если убийца российского посла — «гюленист», это не меняет того факта, что, «прикрываясь следом FETÖ», турецкие власти пытаются спастись от ответственности за превращение Турции в «рай для террористов», которые с невероятной злобой и ненавистью могут выпустить в посла девять пуль  (Sözcü, 21.12).

До убийства российского посла в Анкаре на протяжении недели провластные СМИ Турции «причитали о падении Алеппо»; перед зданиями российских диппредставительств в Турции не утихали протесты, участники которых несли турецкие флаги и зеленые знамена с надписями на арабском языке. Все это — пропаганда турецкого руководства, которое решительно выступает против того, чтобы Алеппо перешел в руки Дамаска и Асада, и в этих условиях убийцей посла мог быть «фанатик-одиночка», который под впечатлением этих акций винит Россию в событиях в Алеппо (Cumhuriyet, 21.12).

Откуда взялись протесты по поводу событий в Сирии, в то время как утверждается, что Турция вместе с Россией являются «поручителями» перемирия в Алеппо и предпринимают совместные усилия по урегулированию, или заголовки в некоторых приближенных к власти газетах, которые открыто берут на прицел Россию и Иран? (Odatv.com, 20.12).

Почему убийца, израсходовавший столько пуль, не был пойман живым? Разве в таком случае от него нельзя было бы добиться всех тех фактов, которые сегодня пытаются нащупать? Ведь если убийца был уничтожен во избежание новых жертв, то за то время, пока ему позволяли выкрикивать исламистские лозунги, он мог убить еще многих людей, но не сделал этого (Sözcü, 21.12).

Убийство Карлова было в первую очередь направлено непосредственно против России, и причиной, скорее всего, был сирийский вопрос, в котором российская дипломатия осуществляет самые успешные ходы за последние 25 лет (Cumhuriyet, 22.12).

Сегодня предпринимается попытка разжечь конфликт между Россией и исламским миром; Чечня, Нагорный Карабах и Сирия, а также убийство российского посла — составляющие этого проекта (Yeni Asya, 22.12).


Это убийство также могло быть сигналом в адрес США: «Эй, Трамп, прежде чем намекать на экстрадицию Гюлена, еще раз подумай, мы настолько сильная организация, что можем организовать даже покушение на российского посла» (Milliyet, 25.12).

Нападение на посла Карлова состоялось накануне трехсторонней встречи глав МИД Турции, России и Ирана в Москве, но, несмотря на «подлую атаку», встреча по Алеппо не была отменена (Türkiye, 20.12).

В то время как западные государства, прежде всего США, закрывают глаза на насилие и резню в Сирии, главы МИД Турции, России и Ирана встретились в Москве, чтобы положить конец войне в САР, и это указывает на новый период на Ближнем Востоке (Güneş, 21.12; Haber7, 22.12).

Теперь Турция будет сотрудничать с Россией и Ираном в Сирии, что даст ей возможность спастись от изоляции в сирийском вопросе и предотвратить «экспорт терроризма» из Сирии и Ирака в Турцию (Dünya, 21.12).

Достижение согласия на трехсторонней встрече в Москве следует рассматривать как успех российской дипломатии; отныне инициатива в руках Путина, и теперь все идет к заключению мира в Сирии на условиях России (Milliyet, 23.12).

Достигнутые в Москве договоренности станут первым шагом на пути к «астанинскому процессу» мирных переговоров по Сирии (Sabah, 23.12).
Сотрудничество Турции, члена НАТО, с Россией и Ираном отражает резкое изменение в сирийской политике Анкары (Hürriyet, 22.12). Анкара уже не настаивает так, как раньше, на необходимости ухода Асада и приближается к российско-иранской позиции (Milliyet, 23.12).

После покушения на Карлова Турция потеряла «козыри», и единственной выгодой от сближения с Россией в сирийском вопросе, судя по всему, станет поддержка РФ планов Турции по препятствованию курдского коридора в Сирии; в то же время Россия еще не продемонстрировала какой-либо открытой позиции по вопросу курдского региона у турецких границ (Cumhuriyet, 23.12).

Формат, к которому Турция пришла в отношениях с Россией, носит характер уравновешивания асимметричной политики США и ЕС в отношении Турции, хотя еще недавно Анкара выражала недовольство политикой России по многим вопросам (Украина, Крым, Кавказ, Сирия). А в дальнейшем в случае угрозы интересам Турции может ли возникнуть необходимость уравновешивать, сдерживать Россию, и с кем в таком случае? (Star, 24.12).

С убийством российского посла у России возникла возможность представить себя «жертвой терроризма»; можно сказать, что в дальнейшем ее позиции на международной арене усилятся, ее политика обретет большую легитимность. В этих условиях Турции было бы полезно проводить политику баланса, основанную на национальных интересах (Star, 25.12).

На традиционной большой пресс-конференции по итогам года Владимир Путин сделал новое заявление о «самолетном кризисе»: «Я скептически относился к тезису о том, что наш самолет был сбит без приказа турецкого руководства, а людьми, которые стремились навредить российско-турецким отношениям. Но после нападения на нашего посла, которое было совершено сотрудником полиции, я начинаю менять свое мнение» (Yeni Asya, 24.12).

Почему Путин так говорит? Потому что российский лидер заставил Турцию беспрекословно его слушаться. С одной стороны, он наслаждается тем, что перетянул члена НАТО на свою сторону, с другой — выигрывает время для того, чтобы строить в регионе направленные против США планы (Sözcü, 25.12).