(рецензия на книгу Джайлса Макдоно (Giles MacDonogh) 'После падения Третьего Рейха: жестокая сторона союзной оккупации' (After the Reich: The Brutal History of the Allied Occupation)

______________________________

Пытки, казни, изнасилования - вот что творили союзники в побежденной Германии

Вторую мировую войну обычно - пусть и несколько упрощенно - воспринимают как 'справедливую'. Уже сам ход этого конфликта - освобождение союзниками Европы от гитлеровского ига - ясно показывает, кто здесь положительные, а кто отрицательные персонажи. Однако в своей книге 'После падения Третьего Рейха' британский ученый Джайлс Макдоно на огромном фактическом материале представляет альтернативный взгляд на эпилог этой 'благородной' войны. Его труд - детальная, превосходно документированная хроника событий с победного мая 1945 г. до блокады Берлина в 1948-1949 гг., где раскрывается изнанка 'нравственного превосходства', которым, как большинство из нас считало, обладали союзники в эти годы. На шести сотнях страниц Макдоно показывает, что с самого начала оккупации западные союзники собственными руками подорвали свой моральный авторитет, запятнав постыдными деяниями великую победу над злом.

Сразу после капитуляции победители - США, Великобритания, Франция и Россия - оккупировали Германию и развязали против ее населения санкционированную политическим руководством кампанию возмездия, столь жестокую, что книгу, особенно первые ее главы, читаешь с тяжелым чувством. По оценке Макдоно, уже после окончания войны погибло до 3 миллионов немцев - они умирали от голода и болезней, кончали с собой, становились жертвами массовых убийств. Автор не пытается внушить нам сочувствие к стране, породившей и поддержавшей Гитлера; он признает, что после такой страшной войны жажду мести, которые испытывали союзники, во многом можно понять. Достаточно представить, как трудно было удержаться от возмездия тем, кто освобождал нацистские лагеря смерти. Но то, что произошло в Германии и Австрии, особенно в советской зоне оккупации, никак не укладывается в рамки принципа 'победитель получает все'. Союзники проводили антигуманную политику, судили и казнили людей по весьма сомнительным основаниям, а только что освобожденные лагеря - Дахау, Бухенвальд, Заксенхаузен, даже Освенцим - вновь использовались по назначению; только теперь в них содержались немцы, и многие из них умерли в заключении.

Начиная с первой главы, где подробно описывается вступление советских войск в Вену, автор рассказывает о массовых изнасилованиях, мародерстве и 'грабеже в невероятных масштабах' - отбиралось все, от швейных машинок и патефонов до часов, которые пользовались у советских солдат такой популярностью, что они часто убивали людей, чтобы снять часы у них с руки - рисуя гигантскую картину страданий и жестокости. Банды солдат на недели и месяцы занимали деревенские дома, систематически насилуя женщин и девушек. После их ухода число жертв увеличивалось из-за самоубийств и вынужденных абортов. В книге также рассказывается о сотнях тысяч мирных жителей Восточной Германии, которых депортировали в Россию для принудительного труда (большинство из них вернулось на родину только в середине пятидесятых). Хотя, судя по всему, красноармейцы из всех союзных солдат отличались особой жестокостью, Макдоно не обеляет никого. Западные союзники в нарушение Женевской конвенции пытали немецких военнопленных, а тех, кто остался в живых, зачастую использовали для рабского труда. Во всех четырех зонах оккупации гражданское население годами держали на голодном пайке, несмотря на высокую смертность и болезни.

Книга Макдоно отличается высоким научным уровнем, но блестящим рассказчиком его не назовешь - читателя захлестывает поток пусть важной, но отрывочной информации, а стиль порой отличается тяжеловесностью. Богатство статистических данных и фактического материала несомненно привлечет ученых-профессионалов, но для простых любителей истории, ценящих доступность изложения, все это может показаться слишком сложным. Однако Макдоно - настоящий знаток германской истории (среди его книг - 'Последний кайзер: биография Вильгельма II), и его выводы звучат весомо. Кроме того автор - настоящий 'человек эпохи Ренессанса'; помимо науки, он не только ученый, но и художник, а также эксперт по французской кухне и винам. Этим вероятно, объясняется включение в книгу эпизодов, - звучащих странновато, но интересных - где рассказывается, как союзные солдаты упивались до бесчувствия бесценными винами из старинных погребов, в то время как население Германии довольствовалось скудными хлебными пайками.

Макдоно особо оговаривает, что вину нельзя возлагать исключительно на военных - возмездия жаждали не только союзные солдаты. Так, рузвельтовский министр финансов Генри Моргентау (Henry Morgenthau) разработал план 'карательного мира', предусматривавший раздел Германии на четыре - в основном аграрных - государства. Однако преемник Рузвельта Гарри Трумэн не одобрил план Моргентау, считая его актом мести. В ходе Потсдамской конференции со Сталиным и Черчиллем (которого после выборов в Британии сменил Клемент Эттли (Clement Attlee)), он удивил многих, согласившись с большинством требований советского лидера. В соответствии с планами, разработанными еще в Ялте, на этой конференции Германия была разделена на четыре зоны оккупации (а Берлин и Вена - соответственно, на четыре сектора). К этому времени в Вашингтоне осознали, что, вопреки надеждам Рузвельта, США не смогут строить послевоенный миропорядок в сотрудничестве с русскими. Сталинское 'закручивание гаек' после победы быстро отразилось на внешней политике; усилились страхи перед захватом коммунистами власти в Европе. Перед лицом этой угрозы американские оккупационные власти не только стали смотреть сквозь пальцы на присутствие бывших нацистов в немецких госучреждениях, но и привлекли их к восстановлению германской экономики - прежде всего для того, чтобы спасти страну от Советов.

Прочтя 'После падения Третьего Рейха', я вспомнила фразу: 'Они выиграли войну, но проиграли мир'. В книге прослеживается прямая связь между оккупацией Германии и разделом Берлина, а также 'холодной войной', охватившей многие регионы мира и ставшей центральной темой международных отношений на следующие шесть десятилетий. На теле Европы до сих пор остаются шрамы послевоенных лет, и Макдоно взялся за эту тему именно тогда, - в новый период войн и оккупаций - когда человечеству особенно важно вспомнить о своем недавнем прошлом.

Лорен Кинг - независимый публицист из Бостона

_______________________________________

Спасти рядового Ивана ("The Guardian", Великобритания)

Рассказ женщины, ставшей военным трофеем ("The Observer", Великобритания)

Как 'ковбои' одолели нацистов ("The Wall Street Journal", США)

Пусть женщины станут вашей добычей ("Die Welt", Германия)