Фото

Логотип APThe Associated Press, США

В погоне за мечтой: американская девочка-подросток учится в Академии хореографии при Большом театре

1114158

На уроке в классе Татьяны Гальцевой в Академии хореографии — двенадцать 15-летних учениц в лиловых купальниках. Одна из девочек не похожа на остальных, и дело не только в ее длинной лебединой шее. Эту девочку зовут Харпер Ортлиб, она американка, которая уехала в Москву из маленького городка в Орегоне, чтобы исполнить свою мечту — стать прима-балериной.

Школа русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балета
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Харпер Ортлиб покидает сцену после выступления в Академии хореографии Большого театра.


В классе Татьяны Гальцевой в Академии хореографии занимаются двенадцать 15-летних девочек в лиловых купальниках. Одна из них не похожа на остальных. И дело не только в длинной лебединой шее.

Ее зовут Харпер Ортлиб, она американка, которая уехала в Москву из маленького городка в Орегоне, чтобы исполнить свою мечту — стать прима-балериной.
Харпер Ортлиб, студентка московской Академии хореографии из города Маунт Худ в Орегоне.

Среди 721 учащихся в престижной академии 84 иностранных студента, но мало кого принимают сюда в таком юном возрасте, как Харпер, и мало кто занимается по стандартной российской программе.

«Она очень одаренная девочка. Она вся балет, вся вдохновение, — рассказывает Гальцева. — Талантливые дети, вне зависимости от национальности, похожи своим отношением к тому, что они делают».
Харпер Ортлиб с педагогом Татьяной Гальцевой во время занятия в Академии хореографии.

Представители Большого театра обратиил внимание на Харпер во время летней программы, которую оин проводил в Коннектикуте, и предложили девочке место в Академии в Москве. Харпер знала, что учителя будут строгими, и что оказаться так далеко от дома будет испытанием, но на деле все оказалось еще сложнее, чем она себе представляла.

«Было очень трудно, но с этим пришла сила, и я училась быть лучше, — говорит Харпер. — Я чувствую, что приехала сюда, чтобы стать лучше, чтобы развиваться, не только технически, но и эмоционально, так, чтобы люди чувствовали что-то, когда я танцую».
Харпер Ортлиб (в центре) и другие студентки поздравляют друг друга после выступления в Академии хореографии при Большом театре.

Когда родители Харпер отправляли дочь в Россию — ей тогда было 14 лет — среди прочего их заставляли беспокоиться ухудшение в российско-американских отношениях и сильные антиамериканские настроения в российском обществе.

Однако Харпер говорит, что среди одноклассниц она чувствует себя принятой. Ее педагог соглашается с этим и добавляет, что сегодня утром несколько девочек принесли ей юбку, чтобы надеть поверх купальника — девочки ждали, что к ним приедут иностранные журналисты.
Харпер ужинает со своей мамой после занятий в Академии хореографии.

Женщины в любимом гастрономе Харпер в районе, где она живет в Москве, прониклись симпатией к вежливому американскому подростку. Они помогают девочке выбирать свежие фрукты и следят за тем, чтобы на прилавке всегда было ее любимое арахисовое масло. А работники местного «Старбакса» научились писать на стакане ее необычное имя.
Харпер разговаривает с мамой вечером после занятий в Академии.

В Академии хореографии учатся 17 американских студентов, больше только студентов из Японии — 28, остальные 22 приехали из других стран. Некоторые иностранные студенты участвовали в весеннем концерте в четверг вечером. Харпер и еще несколько девочек из ее класса выбрали для одного из двух танцев концерта.
Харпер в балетном классе Академии хореографии.

«Когда готовишься к выступлению, думаешь только о нем. Он полностью захватывает твой ум, — говорит Харпер. — Когда я готовлюсь к экзаменам, я всегда очень волнуюсь. Это время наполнено стрессом. Но знаете, вместе с этим стрессом приходит счастье, и ты чувствуешь себя безумно радостно, когда танцуешь, ты забываешь обо всем, забываешь о жертвах, на которые пришлось пойти, забываешь о боли и слезах. Танец делает меня счастливой, неважно, скольким ради него придется пожертвовать».
Харпер делает упражнение на растяжку в балетном классе.

Педагог Харпер считает, что у девочки есть все для того, чтобы стать балериной классического танца: не только необходимые физические и эстетические качества, но и желание учиться.

«Она невероятно внимательна, — говорит Гальцева. — Всегда улыбается. Такая милая, замечательная девочка».
Харпер и другие ученицы во время занятия в Академии.

Мама Харпер, Лейн Бауманн, два раза приезжала в Москву с тех пор, как в сентябре они вместе с мужем, Тимом Ортлибом, в сентябре расстались со своим единственным ребенком. В феврале Бауманн решила переехать в Москву, по крайней мере до конца школьного года. Теперь она снимает квартиру в двух кварталах от Академии, что позволило Харпер покинуть комнату в общежитии.
Харпер идет домой после занятий.

Каждый вечер Бауманн разговаривает с дочерью, расспрашивает, чему она научилась в классе и заходит в «Скайп», чтобы отец Харпер тоже смог присоединиться к беседе. В этот момент он находится в городе Маунт-Худ в Орегоне, в 11 часовых поясах от Москвы.
Харпер читает сообщения по пути домой после занятий в Академии.

В дополнение к урокам танца Харпер каждый день занимается в Академии русским языком. Остальные предметы она изучает онлайн по вечерам и на выходных. В воскресенье, свой единственный выходной, они с мамой часто исследуют новый для себя город. Они уже посмотрели больше спектаклей в Большом театре, чем почти любой россиянин за всю свою жизнь.
Харпер готовится к выступлению в Академии хореографии Большого театра.

Харпер начала заниматься балетом в трехлетнем возрасте в местной танцевальной школе. Когда ей исполнилось 11, ее приняли в школу при Орегонском театре балета в Портленде — поездка туда и обратно занимала три часа, но девочка с мамой ездили в школу шесть дней в неделю.

Харпер и другие девочки во время разминки перед выступлением в Академии хореографии.

«Когда тебе три года, занятия в балетном классе — сплошь веселье и игры, — рассказывает Харпер и улыбается воспоминаниям. — У меня была замечательная учительница, все это было очень интересно. А когда я стала заниматься более профессионально, я поняла, скольким приходится жертвовать, и как это трудно».
Харпер Ортлиб с мамой, Лейн Бауманн, после выступления в Академии хореографии.

Она рассказывает, как учится справляться с болью от ношения пуант и с постоянным сомнением в своих способностях.

«И я недостаточна хороша. Правда, недостаточно, — говорит Харпер. — Нужно подождать. Мне нужно усерднее работать».
Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Ежедневно вечером вам будет приходить подборка самых ярких и интересных переводов ИноСМИ за день.

Найдите в контактах @inosmichannel и добавьте его к себе в контакты или,
предварительно зарегистрировавшись, перейдите на страницу канала.
1114158

В погоне за мечтой: американская девочка-подросток учится в Академии хореографии при Большом театре

Харпер Ортлиб покидает сцену после выступления в Академии хореографии Большого театра.


В классе Татьяны Гальцевой в Академии хореографии занимаются двенадцать 15-летних девочек в лиловых купальниках. Одна из них не похожа на остальных. И дело не только в длинной лебединой шее.

Ее зовут Харпер Ортлиб, она американка, которая уехала в Москву из маленького городка в Орегоне, чтобы исполнить свою мечту — стать прима-балериной.
Харпер Ортлиб, студентка московской Академии хореографии из города Маунт Худ в Орегоне.

Среди 721 учащихся в престижной академии 84 иностранных студента, но мало кого принимают сюда в таком юном возрасте, как Харпер, и мало кто занимается по стандартной российской программе.

«Она очень одаренная девочка. Она вся балет, вся вдохновение, — рассказывает Гальцева. — Талантливые дети, вне зависимости от национальности, похожи своим отношением к тому, что они делают».
Харпер Ортлиб с педагогом Татьяной Гальцевой во время занятия в Академии хореографии.

Представители Большого театра обратиил внимание на Харпер во время летней программы, которую оин проводил в Коннектикуте, и предложили девочке место в Академии в Москве. Харпер знала, что учителя будут строгими, и что оказаться так далеко от дома будет испытанием, но на деле все оказалось еще сложнее, чем она себе представляла.

«Было очень трудно, но с этим пришла сила, и я училась быть лучше, — говорит Харпер. — Я чувствую, что приехала сюда, чтобы стать лучше, чтобы развиваться, не только технически, но и эмоционально, так, чтобы люди чувствовали что-то, когда я танцую».
Харпер Ортлиб (в центре) и другие студентки поздравляют друг друга после выступления в Академии хореографии при Большом театре.

Когда родители Харпер отправляли дочь в Россию — ей тогда было 14 лет — среди прочего их заставляли беспокоиться ухудшение в российско-американских отношениях и сильные антиамериканские настроения в российском обществе.

Однако Харпер говорит, что среди одноклассниц она чувствует себя принятой. Ее педагог соглашается с этим и добавляет, что сегодня утром несколько девочек принесли ей юбку, чтобы надеть поверх купальника — девочки ждали, что к ним приедут иностранные журналисты.
Харпер ужинает со своей мамой после занятий в Академии хореографии.

Женщины в любимом гастрономе Харпер в районе, где она живет в Москве, прониклись симпатией к вежливому американскому подростку. Они помогают девочке выбирать свежие фрукты и следят за тем, чтобы на прилавке всегда было ее любимое арахисовое масло. А работники местного «Старбакса» научились писать на стакане ее необычное имя.
Харпер разговаривает с мамой вечером после занятий в Академии.

В Академии хореографии учатся 17 американских студентов, больше только студентов из Японии — 28, остальные 22 приехали из других стран. Некоторые иностранные студенты участвовали в весеннем концерте в четверг вечером. Харпер и еще несколько девочек из ее класса выбрали для одного из двух танцев концерта.
Харпер в балетном классе Академии хореографии.

«Когда готовишься к выступлению, думаешь только о нем. Он полностью захватывает твой ум, — говорит Харпер. — Когда я готовлюсь к экзаменам, я всегда очень волнуюсь. Это время наполнено стрессом. Но знаете, вместе с этим стрессом приходит счастье, и ты чувствуешь себя безумно радостно, когда танцуешь, ты забываешь обо всем, забываешь о жертвах, на которые пришлось пойти, забываешь о боли и слезах. Танец делает меня счастливой, неважно, скольким ради него придется пожертвовать».
Харпер делает упражнение на растяжку в балетном классе.

Педагог Харпер считает, что у девочки есть все для того, чтобы стать балериной классического танца: не только необходимые физические и эстетические качества, но и желание учиться.

«Она невероятно внимательна, — говорит Гальцева. — Всегда улыбается. Такая милая, замечательная девочка».
Харпер и другие ученицы во время занятия в Академии.

Мама Харпер, Лейн Бауманн, два раза приезжала в Москву с тех пор, как в сентябре они вместе с мужем, Тимом Ортлибом, в сентябре расстались со своим единственным ребенком. В феврале Бауманн решила переехать в Москву, по крайней мере до конца школьного года. Теперь она снимает квартиру в двух кварталах от Академии, что позволило Харпер покинуть комнату в общежитии.
Харпер идет домой после занятий.

Каждый вечер Бауманн разговаривает с дочерью, расспрашивает, чему она научилась в классе и заходит в «Скайп», чтобы отец Харпер тоже смог присоединиться к беседе. В этот момент он находится в городе Маунт-Худ в Орегоне, в 11 часовых поясах от Москвы.
Харпер читает сообщения по пути домой после занятий в Академии.

В дополнение к урокам танца Харпер каждый день занимается в Академии русским языком. Остальные предметы она изучает онлайн по вечерам и на выходных. В воскресенье, свой единственный выходной, они с мамой часто исследуют новый для себя город. Они уже посмотрели больше спектаклей в Большом театре, чем почти любой россиянин за всю свою жизнь.
Харпер готовится к выступлению в Академии хореографии Большого театра.

Харпер начала заниматься балетом в трехлетнем возрасте в местной танцевальной школе. Когда ей исполнилось 11, ее приняли в школу при Орегонском театре балета в Портленде — поездка туда и обратно занимала три часа, но девочка с мамой ездили в школу шесть дней в неделю.

Харпер и другие девочки во время разминки перед выступлением в Академии хореографии.

«Когда тебе три года, занятия в балетном классе — сплошь веселье и игры, — рассказывает Харпер и улыбается воспоминаниям. — У меня была замечательная учительница, все это было очень интересно. А когда я стала заниматься более профессионально, я поняла, скольким приходится жертвовать, и как это трудно».
Харпер Ортлиб с мамой, Лейн Бауманн, после выступления в Академии хореографии.

Она рассказывает, как учится справляться с болью от ношения пуант и с постоянным сомнением в своих способностях.

«И я недостаточна хороша. Правда, недостаточно, — говорит Харпер. — Нужно подождать. Мне нужно усерднее работать».
Школа русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балетаШкола русского балета
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko
Школа русского балета
© AP Photo, Alexander Zemlianichenko

ГЛАВНОЕ НА ИноСМИ

test
Всего комментариев:11
Правила комментированияОбсуждение
  • Комментарий

Все комментарии

  • Agentish
    А также в области балета мы впереди планеты всей :)
    Раскрыть всю ветку (2 сообщений в ветке)
  • Консервативный реакционер
    Agentish, есть сомнения? Зря.
  • Agentish
    Консервативный реакционер, а я чего? Все вопросы к Высоцкому :)
  • jadefalcon
    Юко Кавагути.
  • pofigisst74
    Брови бы ей прополоть. СтрашнА.
  • N 99
    Ну вот, и про Большой Театр статья. А то все про Трампа с другими артистами, как будто только в США есть театры.
  • N 99
    Ну вот, и про Большой Театр статья. А то все про Трампа с другими артистами, как будто только в США есть театры.
  • Selenium
    Одна из девочек не похожа на остальных, и дело не только в ее длинной лебединой шее
    --
    точно - дело не в шее, дело в фэисе. ну явно саксонское, грубоватое (не в обиду ребенку будет сказано).Черты славянских лиц мягче, симпатичнее
  • erny
    Одна из них не похожа на остальных. И дело не только в длинной лебединой шее.
    --------
    а у других какая шея? гусиная или утиная?
    Раскрыть всю ветку (2 сообщений в ветке)
  • Jackson 57.5
    erny, Да просто, походу, они сами прифигели, похоже, что промеж, так сказать, цельнокованных американских девиц вдруг обнаружилась одна, пригодная для освоения русского классического балета. А девушка ничего, стройненькая, ножки длинные. И если, помимо основ балета, она ещё получит знания основ человечности, разве это будет плохо?
  • erny
    Jackson 57.5, мдя, вы ничему не учитесь. Все такие же наивняки :)Были уже на иносми опусы американских хоккеистов и баскетболистов. Не воспримет она 'знания основ человечности', зря надежды питаете:) Кстати, была уже одна американка в Большом Театре, сбежала со скандалом(если не ошибаюсь)
Показать новые комментарии (0)