<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} p {mso-margin-top-alt:auto; margin-right:0cm; mso-margin-bottom-alt:auto; margin-left:0cm; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->

Вчера госсекретарь США Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) завершила последний этап своего европейского турне - визит в Россию. Страну она покидала с улыбкой. На первый взгляд, это выглядело странно. Перед прилетом в Москву, ее помощники дали понять, что она рассчитывает убедить русских поддержать санкции против Ирана, если Тегеран не начнет в полной мере сотрудничать по ядерной проблеме. Тем не менее, министр иностранных дел Сергей Лавров заявил после переговоров с Клинтон, что он не считает, что на иранцев следует давить.

Это противоречит более сговорчивой позиции, которую занял президент Дмитрий Медведев в прошлом месяце на встрече с президентом США Бараком Обамой. Тогда казалось, что Медведев согласен с тем, что санкции в итоге могут оказаться необходимы. Многие сочли, что подобное смягчение связано с отказом Обамы от бушевского «европейского противоракетного щита». Таким образом, казалось бы, московская миссия Клинтон потерпела фиаско, а сделанный Обамой жест доброй воли пропал втуне. На это также указывает тот факт, что премьер Владимир Путин находился в это время в Китае, а значит с человеком, обладающим настоящей властью в России, Клинтон не смогла встретиться.

Однако поведение русских никогда нельзя принимать за чистую монету. В России все не так, как кажется. Если Вашингтон поставит в Совете безопасности ООН вопрос об ужесточении санкций против Ирана, и русские с китайцами воздержатся, это не значит, что Россия будет по-прежнему торговать с Ираном. Разумеется, производителям оружия нужны новые заказы, к тому же Москва поставляет оборудование для иранской ядерной отрасли. Кроме того, русские явно считают, что если Иран обзаведется ядерными боеголовками, они будут нацелены не на Россию.

Тем не менее, если русские всерьез заинтересованы в том, чтобы заключить с США новый Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений, и считают его важным шагом к безъядерному миру, вряд ли они будут мешать кому бы то ни было сдерживать распространение ядерного оружия. Кроме того, в Москве усиливается израильское лобби. Как единственная держава на Ближнем Востоке, обладающая ядерным оружием, Израиль кровно заинтересован в том, чтобы этот статус у него не оспаривал ни Иран, ни любая другая страна региона. Смогут ли израильские лоббисты заставить прислушаться к себе премьера Путина или его президента пока не ясно. Сокращение демократических институтов в России и бессилие ее парламента серьезно осложняют лоббирование в американском стиле.

Таким образом, вполне возможно, что даже если Москва не наложит официальное эмбарго на торговлю с Ираном, она может просто ее прекратить, благо искусство с невинным видом устраивать обструкцию русские довели до совершенства. Может ли так быть, что Клинтон в Москве все же пообещали поддержать Вашингтон в вопросе о санкциях, только тайно? Так как маловероятно, что на столь ранней стадии был достигнут серьезный прогресс на переговорах по СНВ-III, вполне возможно, что хорошая новость, которую услышала госсекретарь относилась к Ирану.