После прошедшего в Стокгольме саммита Россия-ЕС мы должны признать, что и спустя 20 лет после падения коммунизма мы не умеем нормально обращаться с Россией. Для многих политиков Россия – это любимое пугало. И хотя идут разговоры о продаже «Чешских авиалиний», пражского аэропорта и о строительстве блоков АЭС «Темелин», русских здесь не ждут. И всегда найдется кто-то, кто начнет пугать «агентами Кремля».

Поколение, для которого оккупация Чехословакии Красной армией стала травмой на всю жизнь, можно понять. Но именно эту ошибку наши предки совершили по отношению к Германии: те, кто пережил Вторую мировую войну, так и не смог избавиться от ненависти к немцам. Только современная Германия не имеет ничего общего с Третьей империей, а современная Россия – с Советским Союзом. Однако сорок лет коммунизма исказили наш взгляд на эту страну.

Кто из нас знает, что в России всегда видели преемника Восточной Римской империи, то есть часть европейской цивилизации, основанной на христианстве? Православная церковь, истоки которой в традициях Византии, столетиями была и остается до сих пор движущей силой русского общества.

Россию всегда воспринимали как европейскую империю. Русским всегда приходилось защищать восточные границы Европы от татарской орды, а на юге – сражаться с исламом. Это их судьба. И если сегодня кто-то и чувствует на уровне инстинкта широко пропагандируемую угрозу западной цивилизации со стороны исламских террористов, то это именно русские. У них есть многовековой опыт.

Чехия никогда не попадала в сферу геополитических интересов России, за исключением нескольких десятилетий после Ялтинской конференции.


Традиционно все складывалось иначе со значительной частью Польши, Прибалтикой и Украиной. Но где-то у словацкого городка Чьерна-над-Тисоу русские всегда останавливались. Когда в 1968 году войска стран Варшавского договора оккупировали нас, речь шла не об увеличении территории СССР за счет Чехословакии, а о сохранении власти коммунистов в стране социалистического блока.

Тот, кто хоть раз был на переговорах с российскими предпринимателями, знает, что по мышлению и поведению русские гораздо ближе к капитализму, чем подавляющее большинство их коллег из Западной Европы.

Так что еще какую-то оккупацию, впрочем, как и возвращение коммунизма, с Востока нам точно ждать не стоит.

Еще одно любимое заблуждение кроется в распространении опасений, что поставки сырья из России ненадежны. За этим феноменом можно наблюдать во всей Европе каждый год с приходом зимы, когда нам начинает недоставать природного газа, который разворовывают украинцы. Россия и при царе, и при коммунистах оставалась надежным торговым партнером, исполняющим свои обязательства на сто процентов.

Лучший пример – это 1940 год, когда Советы до последнего в рамах договоров посылали немцам зерно, хотя на границах СССР уже за каждым вторым деревом стоял  германский танк.

Страх перед Россией уже давно пора оставить. Возможности нашего времени заключаются в активном участии в модернизации российской экономики, как недавно предложил президент России Медведев. Это не только принесет пользу чешским компаниям, но и поможет гораздо лучше укрепить демократические принципы в российском обществе, нежели любые петиции депутатов Европарламента.

Степень личной свободы российских граждан всегда была тесно связана с успешными экономическими и административными реформами. Так было и при Петре I, и при Екатерине Великой. И здесь до сих пор ничего не изменилось.