Российские и иностранные эксперты и журналисты тщательно проанализировали недавнюю отставку решением президента Дмитрия Медведева всесильного мэра Москвы Юрия Лужкова, а также серию интервью, которые премьер-министр Владимир Путин раздавал в сентябре. Они стремились найти ответ на главный вопрос российской политики: будет Путин баллотироваться в 2012 году, или он позволит своему протеже Дмитрию Медведеву руководить страной еще один срок? Неопровержимых доказательств они не нашли, но некоторые явные намеки все же обнаружили. Во-первых, Путин открыто и гордо провозгласил то, что можно назвать его стратегическим планом действий. Во-вторых, в этом плане отвергаются фактически все ключевые элементы медведевской «модернизации» и либерализации, включая «перезагрузку» российско-американских отношений. В-третьих, поскольку политические разногласия настолько велики, Путин будет баллотироваться почти наверняка, а Медведев столкнется с мрачной дилеммой: превратиться либо в Хрущева, либо в Горбачева.

Ключевые моменты данного обзора:

*   Недавние интервью Владимира Путина совершенно очевидно показывают, что он в лучшем случае просто терпит Дмитрия Медведева с его кампанией «модернизации».
*   Путин наверняка будет баллотироваться в президенты в 2012 году. Политические различия между Путиным и Медведевым слишком велики, чтобы первый позволил второму остаться на второй срок.
*   Медведев может либо пойти на реализацию постепенных реформ, как сделал в свое время Никита Хрущев, либо отменить цензуру на российском телевидении и провести относительно свободные выборы, как поступил Михаил Горбачев.


Российские и западные эксперты вновь взяли на вооружение приемы кремлеведения, возродившегося в условиях непроницаемости и закрытости российского неоавторитаризма. В последние недели эта наука о невидимом получила мощное ускорение благодаря решению Медведева отправить в отставку влиятельного московского мэра Юрия Лужкова и особенно благодаря интервью и заявлениям Путина, звучащим с конца августа. За этот период он дал больше интервью и сделал больше заявлений, чем за любой сопоставимый период времени в течение 11 лет своего пребывания у власти.

Просеивать эту информацию в поисках неоспоримых доказательств намерений Путина на 2012 год оказалось неблагодарным делом и пустой тратой времени. Видимо, премьер-министр был круглым отличником по курсу дезинформации, который ему читали в Краснознаменном институте КГБ имени Юрия Андропова (сегодня это Академия внешней разведки). Он держит всех в неведении до самого последнего момента, делая отвлекающий маневр здесь, бросая намек там – и получая от этого огромное удовольствие.

Но некоторые важные моменты все же всплыли на поверхность. Во-первых, Путин совершенно определенно ответил на главный вопрос: что он намерен делать, если вернется в Кремль. Премьер-министр не скромничал и вполне открыто говорил о своей политике – как во время убаюкивающих и двусмысленных разглагольствований на обедах дискуссионного клуба "Валдай", где присутствовали в основном западные эксперты, так и в полных энергии и агрессивного сарказма интервью российским средствам массовой информации. Он сформулировал то, что можно назвать его стратегическим планом действий, который является глубоко и явно реакционным в классическом понимании этого слова. Он выступает против перемен и за возврат к той ситуации, которая была в стране до 2009 года – возврат полный и бесповоротный. Более того, план Путина противоречит и духу, и букве осторожной медведевской программы модернизации/либерализации, включая «перезагрузку» российско-американских отношений. Все выглядит так, будто Путин держит перед собой тезисы речей Медведева и сосредоточенно, пункт за пунктом опровергает их.

Состояние экономики


Медведев называет российскую экономику «хронически отсталой», «примитивной», зависящей от сырьевого экспорта и игнорирующей «потребности людей». Это можно назвать риторической платформой его президентства. Производительность труда ничтожно низка, большая часть компаний не желает заниматься ни изобретениями, ни производством, торгуя вместо этого сырьем и импортными товарами. Ведущие независимые экономисты России, в том числе, бывший личный советник Путина Андрей Илларионов, согласны с тем, что резкий спад в российской экономике начался еще до мирового экономического кризиса, который привел к существенному снижению цен на нефть, и что именно из-за внутреннего кризиса в России ее ВВП в 2009 году сократился на 7,9 процента. То было самое большое сокращение среди крупных экономических держав.

Но по словам Путина, страна «устойчиво развивается», и никаких «крупных проблем» у нее нет. Безусловно, кризис - никак не связанный с российской экономикой и пришедший «извне» - «затормозил» развитие России, но лишь «ненамного». В целом же национальная экономика стоит «на правильном пути».

Коррупция

Из 133 проанализированных в прошлом году стран Россия заняла 121-е место по защите имущественных прав (оказавшись позади не только Индонезии, которая была 81-ой, но и Казахстана с его 103-м местом). А Мировой экономический форум отвел ей 116-е место по такому показателю как независимость судов. В докладе Transparency International за 2009 год Россия оказалась в самом низу в Индексе представлений о коррупции, заняв 154-е место из 178 стран – ниже Непала, Камеруна, Эквадора и Сьерра-Леоне, но наравне с Кенией.

Взятки, шантаж и преследование предпринимателей превратились в основу путинизма, став одним из главных препятствий на пути экономического прогресса. Московские бизнесмены сообщают, что откаты городским властям выросли с 10 процентов от размера прибыли в 1990 году до 60-70 процентов в настоящее время. В сентябре 2010 года свой человек в Кремле Глеб Павловский назвал сложившуюся ситуацию «вышедшей из-под контроля исполнительной власти», которая превратила рэкет в «коммерческое предприятие». Рэкет защищен благодаря тому, что государство железной хваткой держит за горло общенациональное телевидение. Его усилению также способствуют запуганные и подкупленные суды. Власти на всех уровнях используют страх перед «предварительным заключением» (которое может длиться годами) в качестве инструмента для вымогания денег у предпринимателей. Поэтому, пожалуй, самой важной политической инициативой Медведева на сегодняшний день является закон, обязывающий отпускать под залог тех, кого обвиняют в «экономических преступлениях».

Медведев осудил «разъедающую» Россию «хроническую» коррупцию, превратив борьбу с ней в лейтмотив своего президентского правления. Путин признает, что коррупция в России действительно существует, но при этом добавляет, что это не только российская «беда». Год назад Путин заявил: «Испания посадила в тюрьму все местные власти на юге страны». (Испания в Индексе представлений о коррупции Transparency International занимает 32-е место.) Борьба с коррупцией в России «могла бы, наверное, быть более эффективной», но это трудный вопрос, который нуждается в «кропотливом исследовании», заявляет премьер-министр.

Северный Кавказ

Мусульманский Северный Кавказ практически неуправляем, он погряз в нищете и безработице, и охвачен неослабевающим террором исламских фундаменталистов. Не проходит и дня, особенно в Дагестане и Ингушетии, чтобы в результате теракта не погиб представитель власти – милиционер, судья, прокурор, местный функционер. Прошлым летом после нападения террориста-смертника чудом выжил президент Ингушетии. В июне 2010 года российская делегация в Парламентской ассамблее Совета Европы, действуя по указанию из Кремля, проголосовала за резолюцию по Северному Кавказу, в которой, среди прочего, осуждаются злостные нарушения прав человека в Чечне и резко критикуется «постыдный» культ личности назначенного Путиным президента Чечни Рамзана Кадырова.

В своем послании Федеральному Собранию в ноябре 2009 года Медведев назвал ситуацию на Северном Кавказе «самой серьезной внутриполитической проблемой страны». А по словам Путина, насилие на Северном Кавказе – даже не терроризм «в прямом смысле этого слова», а борьба между кланами за «передел собственности». А Кадыров – не только «решительный и боевой человек», но и очень хороший «хозяйственный руководитель». Одним словом, чеченский президент просто «молодец».

«Несвобода» и милицейские дубинки

Медведев говорит, что россияне практически «беззащитны» перед «произволом» властей и страдают от «несвободы» и «пренебрежения» законом. Он осуждает «патерналистские настроения» «архаичного общества», в котором большие шишки «думают и решают за всех». Он призывает к созданию «политической культуры свободных и критически мыслящих людей». Свое первое интервью на посту президента Медведев дал единственному оставшемуся в России оппозиционному изданию – «Новой газете».

Отвечая на вопрос о борющейся за демократию оппозиции, Путин сначала заявил, что ничего не знает о регулярных нападениях московского ОМОНа на демонстрантов. А затем он от всего сердца поддержал эти нападения. Если упрямые оппозиционеры предпочитают игнорировать запреты на проведение демонстраций в центре Москвы на Триумфальной площади, то они, по словам Путина, должны «получать по башке дубиной». Кроме того, продолжил Путин, эти демонстранты сами обливают себя красной краской, чтобы дискредитировать власти своими поддельными ранами. (В июне 2010 года избранный Думой уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, став свидетелем расправы милиции с демонстрантами в Москве, написал письмо протеста Медведеву. Лукин отметил, что власти совершают неконституционные действия, «разрешая» или «запрещая» проведение мирных демонстраций, в то время организаторам по закону достаточно лишь уведомить их.)

«Перезагрузка» и Мюнхен

А как насчет «перезагрузки» с Соединенными Штатами, о приверженности которой Медведев говорил в ходе трех встреч с президентом Обамой? Путин хмыкает. Он «очень хочет» верить в перезагрузку. Однако взгляните, разве Соединенные Штаты не «перевооружают» Грузию, и разве подобное «перевооружение» не привело два года назад к «агрессии» Грузии против Южной Осетии? Разве Соединенные Штаты не намереваются как и прежде разместить систему ПРО в Европе? «Ну и где же перезагрузка?» - спрашивает он. У Путина такое «ощущение», что Обама человек «искренний», но он не знает, что Обама может сделать, а чего не может. Он намерен подождать и посмотреть, «добьется успеха или нет» президент США.

У Путина нет никаких сожалений по поводу речи в Мюнхене в феврале 2007 года, произнесенной в духе холодной войны. Он объяснил одному российскому репортеру, что Запад (НАТО) «самым примитивным образом» обманул Россию, продвинув границы североатлантического альянса на восток. Он также резко осудил Соединенные Штаты за арест российского гражданина в Африке. Россиянина обвинили в «незаконной перевозке наркотиков» и тайно вывезли в США. «Ну разве это не произвол?» Следовательно, делает вывод Путин, «сказанное мною в Мюнхене сохраняет свою актуальность и по сей день».

«То есть, никаких ошибок, никаких сожалений?» - спрашивает российский репортер, берущий интервью. «Нет!» - твердо отвечает Путин. Нет никакой необходимости  что-то менять: путинизм работает прекрасно и будет работать так и впредь. Даже ветеран российского репортерского цеха Андрей Колесников из «Коммерсанта», привыкший к путинскому бахвальству, и тот признался, что был «поражен».

«Путин-2012» и «Медведев-2011»


Из публичных заявлений Путина вырисовывается картина будущей России, составляющая полную противоположность идеям и устремлениям Медведева. Расхождения между взглядами Путина и Медведева на будущее России дают четкий ответ на вопрос о «Путине-2012»: политические разногласия слишком велики, и Путин не будет терпеливо ждать окончания в 2018 году второго президентского срока Медведева, чтобы начать борьбу с тем, что он считает опасными отклонениями от путинизма.

Если политический план действий Путина кажется довольно определенным, то Медведев сталкивается с усиливающимися трудностями и неприятным выбором. Трудности Медведева усугубляются тем, что хотя разница в подходах двух руководителей к текущим проблемам хорошо заметна, модернизационная «оттепель» президента пока дает лишь спорадические изменения в ситуации на местах, которая по-прежнему определяется и формируется под мощным воздействием путинизма.

Безусловно, тональность общения Кремля с обществом в целом стала мягче, а пропагандистские заявления по поводу угрожающих России заклятых внешних врагов и внутренней «пятой колонны» (демократическая оппозиция) стали приглушеннее. Приняты некоторые антикоррупционные меры, в частности, что касается вышеупомянутого закона, обязывающего выпускать под залог тех, кого обвиняют в «экономических преступлениях». Цель этого закона – лишить чиновников главного орудия шантажа и преследования предпринимателей. Кроме того, Москва стала проявлять меньше открытой враждебности по отношению к своим восточноевропейским соседям и НАТО. Она заключила договор о сокращении стратегических вооружений с Соединенными Штатами, сблизила свои позиции с американскими в вопросе санкций против Тегерана, отменила поставку зенитно-ракетных комплексов в Иран, а также активизировала сотрудничество по Афганистану. Далее, кажущееся сегодня неизбежным вступление России во Всемирную торговую организацию это явный отход от ее позиций по состоянию на лето 2009 года.

Тем не менее, российские войска по-прежнему сосредоточены на границе с Грузией, государственная цензура на телевидении действует столь же удушающе, оппозиционные партии и движения все так же лишены возможностей для регистрации, не говоря уже об участии в выборах в местные и федеральные органы власти. Граждане как и раньше не могут выбирать губернаторов, а в некоторых регионах и мэров. Несмотря на выпады Медведева против «правового нигилизма» и периодические наказания коррумпированных руководителей, взяточничество в стране не уменьшается, а бюрократы по-прежнему «кошмарят» предпринимателей своими «руководящими указаниями» и вымогательством.

Была ли отставка Лужкова по решению Медведева «радикальным изменением правил игры», как полагают некоторые российские и западные аналитики? Безусловно, московский мэр попытался перещеголять даже самого Путина, подавляя последние признаки самоуправления и демократии в российской столице. Он нагло подтасовывал результаты выборов и жестоко подавлял демонстрации сторонников демократии при помощи милиции. Ходили также слухи, что Лужков - исключительно коррумпированный человек, даже по российским меркам. Но последствия его отставки выйдут за пределы кремлевских стен лишь в том случае, если за ней последуют другие меры – такие как немедленная отмена антиконституционного политического режима в Москве и тщательное и решительное расследование московских коррупционных лабиринтов – к каким бы высотам в кремлевской иерархии они ни привели. И хотя Медведев сумел избавиться от Лужкова, своего человека на эту должность ему поставить не удалось. По всем показателям бывший руководитель администрации Путина Сергей Собянин сохранит преданность своему прежнему боссу и, подобно Лужкову, предоставит мощную политическую машину Москвы в распоряжение Путина. А это вряд ли может служить доказательством усиления политических позиций Медведева в «тандеме власти» президента и премьер-министра.

Если Медведев искренен в своем желании модернизировать Россию, то он столкнется со стандартным выбором между либерализацией и авторитарным режимом. Он может продолжить практику периодических отставок и постепенных реформ, сталкиваясь с яростным сопротивлением и эффективным противодействием коррумпированного и реакционного чиновничества. При этом путинизм по своей сути не претерпит никаких изменений. В итоге такой путь наверняка обернется постыдным проявлением бессилия и даже бесславной «отставкой» в 2012 году. Это хрущевский вариант – названный по имени искреннего и непритворного, но действовавшего наобум бывшего сталинского ставленника, который попытался провести чрезвычайно милостивую и мягкую десталинизацию, но страшно боялся радикально менять всю систему. В итоге в 1964 году в результате устроенного аппаратом «дворцового переворота» Хрущев был отправлен в отставку.

Либо же российский президент может попытаться объединить либерализацию сверху и стремление к переменам снизу, обратившись к демократической оппозиции и к участникам протестов нового российского среднего класса, которые призывают расширить экономические и политические свободы и требуют отправить в отставку Путина. Безусловно, это путь Михаила Горбачева, который попытался провести «административные» реформы и обнаружил, что связан по рукам и ногам избравшим его аппаратом. Тогда Горбачев нанес по всей системе смертельный удар, отменив в 1987 году цензуру и проведя в 1989 и 1990 годах наполовину свободные выборы. Накануне выборов в Думу в 2011 году Медведеву следует поступить точно так же: обеспечить проведение ничем не ограниченных публичных дебатов, прежде всего, на общенациональном телевидении, а также свободную регистрацию оппозиционных партий и движений.

Есть, конечно, и третий вариант – вариант Леонида Брежнева, правившего страной 18 лет с благословения все более коррумпированной и косной номенклатуры, пока страну все глубже засасывало в трясину экономического, социального и нравственного застоя. Впрочем, брежневский вариант Медведеву недоступен: место уже заняли. «Для нас очень важно, Владимир Владимирович, чтобы нынешний режим был сохранен!» - умолял Путина в сентябре первый заместитель мэра Москвы Юрий Росляк (теперь уже бывший). Если Путин в 2012 году вернется в Кремль и будет руководить страной два шестилетних президентских срока, то к 2024 году время его правления Россией составит двадцать лет. Это на два года больше, чем у Брежнева, но результат, скорее всего, будет тот же самый.

Леон Арон – руководитель российских исследований в Институте американского предпринимательства (American Enterprise Institute).