На этой неделе вращающиеся двери в Москве вращались не переставая, пропуская делегации стран Ближнего Востока, приехавшие на совещание с российскими лидерами. Делегации Махмуда Аббаса, Беньямина Нетаньяху, саудовского министра иностранных дел Сауда Аль-Фейсала стройными рядами шествовали на сепаратные обсуждения и фотосессии с Дмитрием Медведевым. В этом нет ничего зловещего или настораживающего; этого и следовало ожидать в ситуации, когда политика Вашингтона и европейских столиц зашла в тупик и не может выработать единый стержень.

Впрочем, на встрече с Нетаньяху в четверг 24 марта Медведев выказал несвойственные ему энтузиазм и словоохотливость. Государственное информационное агентство Russia Today очертило широкий диапазон обсуждаемых тем и расценило предупреждения Медведева о необходимости восстановления мирного процесса как практически формальные. Особенно нехарактерным стали несколько проникнутых уважительным отношением строк, которые Russia Today посвятила израильским разъяснениям (после ударов по сектору ГАЗА на этой неделе) того, что вооруженные силы Израиля (IDF) избегают нанесения ударов по мирным целям.

Основное послание Медведева на этой встрече раскрывает причины столько дружелюбного тона. Первой заботой российского президента является исламистский терроризм и возросшая угроза его в русле того, что он называет «тектоническими сдвигами» на Ближнем Востоке.

«Тем правильнее, что мы сегодня встречаемся. В этой ситуации главное, чтобы террористы не считали, что они достигают своих поганых целей», - заявил российский лидер, выразив свои соболезнования в связи с терактом в Иерусалиме, в результате которого «пострадали невинные люди».

В завершение встречи Медведев настоятельно порекомендовал Нетаньяху бороться с террористами, после того, как лидеры обсудили эту проблему как общую для обеих стран цель. Самым интересным аспектом тут является то, что неявным образом следует из продемонстрированного Медведевым подхода: что из палестинского вопроса выделяется как самостоятельный аспект угроза исламистского терроризма; что беспорядки на Ближнем Востоке вполне могут предать в руки исламистов новые нации (об этом он открыто заявил во время встречи) и что Израиль в связи с этим составляет не проблему, а, скорее, возможного союзника в борьбе против этой угрозы.

К подобному уровню открытости и прагматизма привела глубинная потеря уверенности зарубежных стран в Соединенных Штатах Америки. Три делегации, на этой неделе посетившие одна за другой Москву, относятся к числу клиентов США, опирающиеся на американскую мощь дипломатию для поддержки своих позиций. Не менее интересно и то, кто не приехал в Москву (и не принимал у себя российскую делегацию на высоком уровне): это Иран, Турция и Сирия. Действительно, в ситуации, когда в Сирии начинаются волнения, развертывание Россией сверхзвуковых крылатых ракет совместно с сирийскими вооруженными силами может быть приостановлено на неопределенное время.

Биби Нетаньяху не будет приписывать ненужного значения дипломатическим протестам со стороны России: он, несомненно, признает аксиому лорда Палмерстона о том, что «у наций нет постоянных друзей и врагов, - есть лишь постоянные интересы». В лице России он имеет партнера, который беззастенчиво действует в своих собственных интересах. Предсказуемый прагматизм – вплоть до цинизма – традиционной дипломатии национального государства в настоящий момент странным образом представляется надежной пристанью во время шторма.