Около одиннадцати лет назад, когда Борис Ельцин ушел из Кремля, а российская любовь к американской культуре начала портиться, кинорежиссер Алексей Балабанов выпустил продолжение своего хитового фильма 1997 года «Брат». Отражая меняющееся настроение эпохи, действие «Брата-2» разворачивается преимущественно в Соединенных Штатах, где герой, Данила Багров (которого играет Сергей Бодров) борется с украинскими бандитами, чернокожими гангстерами и коррумпированными бизнесменами. Приблизительно в конце фильма Данила вступает в противостояние со злодеем, американским магнатом по имени г-н Менис, которому он говорит о русской правде и силе, расплывчато цитируя знаменитые слова Александра Невского «Бог не в силе, а в правде».

«Вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда, тот и сильнее. Вот ты обманул кого-то, денег нажил. И чего, ты сильнее стал? Нет, не стал. Потому что правды за тобой нет. А тот, кого обманул, за ним правда. Значит, он сильнее».

По странной иронии судьбы, третий в списке самых богатых людей России, Михаил Прохоров, недавно использовал жесткие слова Данилы в своей новой рекламной кампании «Сила в правде», призванной способствовать росту уровня его известности в массах в преддверии парламентских выборов в декабре этого года. Удобно избегая любых разговоров о деньгах (которые могут лишний раз напомнить страдающим русским, что состояние Прохорова составляет более двадцати миллиардов долларов), предвыборная кампания проводится посредством формально аполитичного проекта под названием «Сделано в России»,  основанного вместе с редактором российской версии журнала GQ Ксенией Соколовой. Причиной для этого обмана народа и пускания пыли в глаза является якобы российский закон о выборах, который запрещает открытую кампанию до того, как президент официально назначит дату выборов (что должно произойти позднее в текущем месяце). (Вместе с тем, политической партии Прохорова, «Правому делу», еще предстоит окончательно оформить свою платформу, так что перераспределение культовых фраз из кино, возможно, лучшее, что он может сделать сейчас, на данный момент времени).

«Правое дело» широко критикуется в западных средствах массовой информации и в российской оппозиционной прессе за то, что является марионеткой Кремля, предназначенной для того, чтобы отобрать голоса либеральных и настроенных на поддержку бизнеса избирателей. В начале июня Юлия Иоффе предсказывала, что - полностью благодаря кремлевской поддержке - партия Прохорова завоюет больше мест в будущей Думе, чем любая другая партия, кроме «Единой России». В своей последней заметке в New York Times Эллен Бэрри приняла к рассмотрению идею, что больше всех Прохорова поддерживает Владимир Путин, пустив слух, что Путин может избрать нового лидера «Правого дела», чтобы назначить его на пост премьер-министра в 2012 году, после своего возвращения в президенты.

Владимир Кара-Мурза ухватился за признание Бориса Надеждина, что «Правое дело» представляет свои списки кандидатов на одобрение в Кремль, заявив, что эти «демократические» декорации «никого не обманут».

Действительно, «Правое дело» сотрудничает с властями. Практика, подобная той, что раскрыл Надеждин, и тот факт, что по-настоящему независимым партиям, таким как «ПАРНАС», отказывают в регистрации без реальных юридически законных поводов, представляют собой более чем очевидные свидетельства того, что обвинения в «демократических декорациях» обоснованны.

Но заострять внимание на послужном списке и характеристиках «Правого дела»  значит совершать вечный грех оппозиции - подчеркивать негатив. Если «Правое дело» и Михаил Прохоров - это не возрождение конкурентной независимой политики, тогда что же они такое?

К несчастью для русских в этом году, личностный кризис, кажется, стал основной темой грядущих выборов. После того, как им отказали в официальной регистрации, лидеры «ПАРНАСа» разделились на две различные школы мысли по вопросу о том, как лучше всего протестовать против действий Кремля. По следам Сагры и других подобных проявлений, КПРФ сигнализировала о том, что она может поконкурировать с ЛДПР за голоса этнических националистически настроенных избирателей. В последние недели «Правое дело» оказалось в центре затруднительного скандала, когда глава московского отделения партии Борис Надеждин заявил «Известиям», что партия будет привлекать националистов, и внесет «русский вопрос» в свою платформу. Прохоров дал решительный и злой ответ на это, заявив, что партия никогда не приветствовала и не будет приветствовать националистов в своих рядах, и разъяснил, что «Правое дело» не будет поднимать «русский вопрос», несомненно угрожая Надеждину. В последовавшем посте в блоге Прохоров объяснил, что Россия, на его взгляд, страдает не от этнической напряженности, а от проблем с законом и порядком и от полицейского правоприменения. В то время как все это ясно говорит о широко распространившейся неуверенности среди официальных партий, самый мощный взрыв сомнения в собственных силах  продемонстрировала все-таки «Единая Россия», параллельное которой движение, «Общероссийский народный фронт» является недвусмысленной уступкой, на которую партия власти пошла в трудные времена.
   
Несмотря на туманный характер нынешнего политического ландшафта, есть некоторые вещи, на которые стоит указать в отношении «Правого дела» и значимости этого «марионеточного проекта». Первой вещью, которую надо понять и оценить, является то, что Прохоров далек от того, чтобы не иметь отношения к делу, просто потому, что его партия играет роль в кремлевских махинациях. Напротив, участие «Правого дела» в схемах и в борьбе за власть это именно то, что требует нашего к себе внимания.

Так какова же точно роль «Правого дела» в большой игре российской византийской политики?

Стандартный ответ на этот вопрос, кажется, был бы таким: «Правое дело» - это соблазн, наживка для либералов. Искушенные отсутствием альтернативы, определенные продемократические и настроенные на поддержку бизнеса избиратели отдадут свои голоса за кандидатов Прохорова, тем самым глупым образом придавая законную силу бракованной избирательной системе. Для наблюдателей, чьей единственной заботой является демократический дух российских выборов, анализ не заходит дальше этого. Чтобы доказать фундаментальную пустоту «Правого дела», такие люди обычно цитируют вот эти выдержки из выступления Прохорова на съезде партии в июне:

«Нам нужно поменять психологию нашей партии. Мы должны действовать, работать, рассуждать и брать на себя ответственность как профессиональная, ответственная партия власти. И я предлагаю исключить слово оппозиция из нашего лексикона, потому что для наших граждан слово оппозиция уже давно ассоциируется даже не с политическими партиями, а с какими-то маргинальными группами, которые давно потеряли связь с реальностью».

Но это не все, что сказал Прохоров в июне. На самом деле он сделал несколько заявлений, которые явно и сильно перекликаются с наиболее печально знаменитыми «звучащими независимо» публичными заявлениями президента Медведева. Оцените следующие высказывания:

«Давайте зададимся честным вопросом: а есть ли у нас сейчас многопартийная система? Нет, конечно. Партии власти должно быть минимум две, сейчас там только одна. Любая политическая монополия, как и любая другая монополия — духовная, естественная или экономическая — это наш главный оппонент, потому что это известно еще из школьного учебника, что монополия — это враг любого развития».

«Надо признать, что живем мы сейчас, в общем, в слабом государстве, где все социальные лифты приватизированы одной узкой группой, которая получает должности и функции в обмен на кормление с этой должности. Это общество не может быть конкурентным. Да, конечно, за конкурентность приходится платить высокую цену. Должны появляться в нашей стране энергичные, яркие люди, которые берут на себя ответственность»

«(Нашей самой серьезной проблемой) является системная деградация всей нашей страны. Первая волна деградации затронула промышленность, и она рухнула. И что мы сейчас имеем? Фактически являемся сырьевым придатком. Пусть мощным, но сырьевым придатком. Сейчас наступает вторая волна. И мы это все видим. Это самая опасная волна, у нас деградирует все то, что связано с воспроизводством человеческого капитала - образование, здравоохранение, культура».

После своего выступления на съезде партии Прохоров быстро устроил встречу один на один с Медведевым, который объявил одобрительно: «Ваши идеи по некоторым вопросам соответствуют моим собственным взглядам». Ничто из этого мы не используем как аргумент в пользу точки зрения, что Прохоров и Медведев - демократичсекие реформаторы, но даже в чисто циничном контексте идеи по поводу деградации, политической монополии и рушащемся социальном лифте - это язык, предназначенный для подрыва статус-кво и продвижения своих людей на руководящие должности. Так как же это сказывается на истории «Правого дела»?

Где находится правда

«Сила в правде» - это фраза, которая украшает сотни рекламных щитов по всей России, представляя российской общественности серьезное, вытянутое лицо Прохорова. Однако в ходе развивающегося скандала эти постеры были убраны или уничтожены в девяти разных городах - Екатеринбурге, Новосибирске, Москве, Барнауле, Иркутске, Новокузнецке, Перми, Хабаровске и Красноярске. Прохоров устроил большую шумиху по поводу этого дела, обвинив местных губернаторов в саботаже его предвыборной кампании по приказу от «Единой России». Наблюдатели, такие как Иван Ярцев, однако, указывают на то, что весь инцидент стал серьезным поводом для активного обсуждения «Правого дела» общественностью.

Города, где у Прохорова произошли проблемы, представляют собой интересный список. Один из них, Екатеринбург - родина самого популярного человека в «Правом деле» Евгения Ройзмана. В замешанных в скандале регионах шестерых из девяти губернаторов назначал лично Медведев. Седьмой лидер, Олег Чиркунов из Перми - один из шести российских губернаторов, являющихся беспартийными.  И ходят слухи, что «Правое дело» тихо пытается забрать его в свои ряды.

Является ли только совпадением то, что примерно три четверти городов, оказавшихся замешанными в «атаках», приведших к росту публичности персоны Прохорова, управляются людьми, назначенными Медведевым?