Владимира Путина снова избрали президентом России. Он уже дважды был президентом в период с 2000 по 2008 год, и сразу после этого перешел на очень влиятельную должность премьера, чтобы дождаться своего очередного президентского срока. Сейчас Путин начнет свой следующий президентский срок, который должен продлиться четыре года (так в тексте – прим. перев.). Если он захочет переизбраться в 2016 году и добьется победы, то по сути дела,  он будет править Россией на протяжении двух десятилетий, то есть, дольше любого другого российского лидера, кроме Сталина.

Читайте также: Путин получил еще шесть лет у власти и может сравняться с Брежневым

Многие говорят о причинах, по которым Путин одержал победу с таким комфортным для себя преимуществом. Кто-то указывает на то, что многие россияне отдают предпочтение сильному руководителю, способному обеспечить им стабильность. Кто-то может закричать о нечестной игре на выборах или об "усталости от Путина", которая возникла в рядах столичной элиты.

Но все это не должно оттеснять на задний план три более крупных и важных вопроса для России и для всего мира, которые по своей значимости выходят за пределы вчерашних выборов.

Во-первых, стандарты и нормы государственного управления заметно ухудшаются вот уже примерно десять лет. Такое ухудшение прослеживается по многим показателям, измеряемым в соответствии с индикаторами качества государственного управления (WGI). В частности, по мере усиления политических репрессий (якобы во имя стабильности) Россия за прошедшее десятилетие пережила заметный спад в подотчетности при подсчете голосов и в демократической подотчетности.

Нынешние президентские выборы можно рассматривать в рамках ухудшения качества государственного управления. Средствам  массовой информации и избирателям пришлось действовать в менее чем свободной политической среде, в которой Путин усиливал контроль над парламентом и регионами, а появление любой жизнеспособной альтернативы всячески тормозилось.

Действительно, показатели государственного управления в России смотрятся очень бледно по сравнению с остальным миром.

Приблизительный обобщенный показатель государственного управления показывает, что Россия не дотягивает до стран, которые добились относительно высоких результатов в этой сфере, включая ряд постсоветских государств (сегодня полностью объединившихся с Европой) и Южную Америку.

Читайте также: Начало конца "управляемой демократии" в России

И в противоположность этому, присутствие в данной категории рядом с Россией Украины, которая также столкнулась с ухудшением государственного управления, или еще хуже, Пакистана, показывает, что есть группа стран, где добросовестное государственное управление на переходном этапе не появилось.

Во-вторых,  Россия уже довольно длительное время борется с повсеместной коррупцией, которая за прошедшее десятилетие только усилилась. Мощная коррупция охватывает исполнительную власть, законодательную, судебную, а также отношения между частным и государственным сектором.

Многие руководители предприятий сообщают о частых взятках по каждой их разновидности, и эти показатели в России сопоставимы с ситуацией в таких странах как Нигерия и Ливия. Во многих других государствам частота взяток гораздо ниже.



Кумовство и блат играют важную роль в России, и близкие к Путину люди очень сильно от этого выигрывают. Особая область взяточничества это государственные закупки, где уровень коррупции очень высок, так как большинству фирм в России приходится платить взятки за получение контрактов.

Читайте также: Можно ли в России обуздать коррупцию?

Далее, существенно выросли самые разные формы взяточничества. Чрезвычайно высокий показатель взяточничества в сфере закупок на сегодняшний день является  результатом постепенного усиления данной тенденции за прошедшее десятилетие.

В-третьих, тревожные показатели качества государственного управления в России за последнее десятилетие должны стать сигналом тревоги для всего мира, который порой крайне наивно оценивает Россию и другие переходные страны. Два с небольшим десятилетия тому назад распался Советский Союз. В России и во многих других бывших советских государствах забрезжила заря демократической эпохи.

Но в прошлом десятилетии успехи в демократическом государственном управлении были весьма сомнительными, а порой они превращались в недостатки, как это случилось и в России.

Эти события должны стать предостережением для арабского мира, вступившего в переходный этап. Избавление от старого самовластного режима - это отнюдь не гарантия появления на его месте крепких и жизнеспособных демократических институтов.

Читайте также: Каспаров считает, что Путин управляет Россией как мафиози

Возьмем для примера Египет. Падение режима Мубарака можно только приветствовать, поскольку это является  непременной предпосылкой для перехода к демократии. Однако ход событий показывает, что изгнания Мубарака и свержения его правительства было недостаточно для появления крепкой и здоровой демократии.



Полезно взглянуть на ситуацию шире. Из тех многочисленных переходов к демократии, что произошли в мире за последние полвека, многие были не вполне успешными, и привели либо к стагнации, либо к отказу от демократического правления, как в случае с Россией.

Демократический переход хрупок, он требует постоянной бдительности и внимания, упорной многолетней работы по созданию институтов демократии после первоначальных демократических сдвигов. В процессе этого движения нередки неудачи и даже явные отступления.

Эйфория момента, когда исчезает старый автократический режим, не должна затмевать собой тщательный анализ того, как идет переход, и идет ли он вообще.

Читайте также: Демократия в России? Может быть, через 100 лет

Однако откровенный анализ отсутствия прогресса в государственном управлении в стране на этапе перехода не должен исключать того, что позитивные события все же могут произойти даже в таких неблагоприятных для добросовестного государственного управления странах, как Россия, Украина и Пакистан, или в странах арабского мира, только что приступивших к демократическому переходу.

Порой слияние политических и экономических проблем оказывает свое положительное воздействие на перемены и ведет к реформам. Такое может произойти в определенный момент в России. Но в ближайшей перспективе продвижение в сторону качественного государственного управления весьма сомнительно. И чтобы превозмочь последние тревожные моменты в сфере государственного управления, понадобится политическое мужество и сила воли.

Дэниел Кауфман - старший научный сотрудник Института Брукингса (Brookings Institution), занимающийся вопросами глобальной экономики и развития.