Вечер 10 сентября, одна из комнат в Кремле. Президент РФ Владимир Путин (62) появился в любимом галстуке бордового цвета и сел за стол с чаем и сладостями, за которым уже сидел Ёсиро Мори (Yoshiro Mori, 77). Они говорили о дзюдо и других видах спорта, но когда речь зашла об украинском кризисе и западных санкциях, Путин презрительно скривился: «Им [Западу] нельзя верить. Почему Япония делает то, что ей скажут?». Эти слова прозвучали как плевок.

С 1985 по 1990 годы, когда заканчивалась холодная война, нынешний российский президент был сотрудником КГБ в Германии. Как-то по телевизору Путин рассказывал о своей жизни в Дрездене: «Дети ходили в местный детский сад, на Рождество мы ездили в горы. Я скучаю по тому времени».

В 1990 году президент Горбачев (83) согласился на объединение Германии, получив от НАТО заверения, что организация не будет расширяться на Восток. Тем не менее, после развала СССР многие страны восточного блока оказались под контролем НАТО. Путин находился на информационной передовой и не мог не испытывать опасений в связи с этим. Став влиятельным политиком, он так выразил свое отношение к Западу: «Из-за предательства [стран восточного блока] Запад окружил нас».

Его подозрения сменились уверенностью после украинского переворота. 21 февраля прозападные силы и президент Украины Янукович (64) подписали соглашение об урегулировании политического кризиса. Однако прозападные политики нарушили соглашение, настроившись свергнуть власть и заручившись западной поддержкой. Тогда Путин пришел в ярость: «У терпения тоже есть предел».

Он провел тайное совещание с Советом безопасности и решил нанести ответный удар в Крыму, где много русских. Продолжая отрицать факт военного вмешательства, Путин направил в Крым военный спецназ без опознавательных знаков под видом местных отрядов самообороны. В середине апреля, когда полуостров уже вошел в состав России, в телевизионной программе он с холодной улыбкой на лице признал отправку в Крым российских войск.

Говорит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский (55), хорошо знающий Путина с 90-х годов: «Путин разделяет представления КГБ о том, что предательство является самым большим преступлением».