В Венесуэле начинается новая эра. В 17-ю годовщину первой победы Уга Чавеса на выборах страна решила повернуться спиной к его идеям. Победа оппозиции означает полный провал деятельности нынешнего президента Николаса Мадуро, поскольку прошедшие выборы по сути дела стали референдумом, оценившим эффективность действующей власти.

Экономический кризис, неспособность власти обеспечить общественную безопасность и преследования оппозиционных руководителей стали теми причинами, которые исчерпали терпение граждан. Глава государства признал результаты выборов «неблагоприятными» и обвинил в поражении тех, кто развязал «экономическую войну». Более того, в вызывающем тоне он заявил, что выиграли «контрреволюционные силы». Поражение проправительственных сил означает политический удар по боливарианской революции и социализму XXI века, потерпевшему первое поражение две недели назад с победой на президентских выборах в Аргентине Маурисио Макри (Mauricio Macri), оставившего позади Даниэля Сциоли (Daniel Scioli).


Несмотря на то, что все последние социологические опросы указывали на небольшую разницу в поданных голосах при явке в 74,25%, итоги выборов свидетельствую об огромной пропасти между оппозицией и официальной властью, которая сохраняет за собой президентское кресло и все властные полномочия в государстве.


Хотя результаты голосования были сообщены Национальным избирательным советом с некоторой задержкой, основные оппозиционные лидеры весьма удовлетворены итогами выборов, считая их необратимыми.


В частности, это относится к Лилиан Тинтори (Lilian Tintori), супруге политзаключенного Леопольдо Лопеса (Leopoldo López), посаженного в тюрьму почти два года тому назад и приговоренного более чем к 13 годам лишения свободы. Она просто светилась от радости. Одной из первых мер, которые обещала принять оппозиция в случае победы на выборах, это принятие закона об амнистии политзаключенных.


Победа это также и результат единства. Впервые все оппозиционные формирования объединились под крылом Движения демократического единства, в который входит самый широкий спектр политических партий: от левоцентристских до правоконсервативных. Им удалось преодолеть все угрозы и препятствия, чинимые официальной властью в течение целого ряда лет.


Позднее закрытие избирательных участков омрачило спокойное течение выборов и вызвало единодушную критику со стороны оппозиции. Несмотря на то, что сама избирательная система годами выстраивалась так, чтобы создать максимум удобств чавизму, официоз привел в действие все свои ресурсы около полудня. Мадуро призвал народ не сидеть дома и «проявить активность». Официальные власти усилили давление на своих избирателей в шесть вечера, когда оставалось два часа до закрытия избирательных участков. Как обращения руководства страны, так и призывы, постоянно транслируемые по телевидению, ясно давали понять, что участки не закроют в запланированное время, что подтвердил и Национальный избирательный совет, перенеся их закрытие как минимум на час. Закон разрешает держать их открытыми, пока есть люди, желающие проголосовать. Власти предприняли серьезные усилия, чтобы мобилизовать людей.


Случай сам по себе не новый. Три года тому назад, в ходе последних выборов Чавес предположительно набрал 800 тысяч голосов в вечерние часы. Именно они и стали решающими для его победы. Аналогичная ситуация сложилась несколькими месяцами позже, когда оппозиционный лидер Энрике Каприлес (Henrique Capriles), изначально имевший значительное преимущество в поданных голосах, в итоге проиграл Николасу Мадуро. Благодаря так называемой Операции «Буксир» (Operación Remolque), удалось наскрести еще полмиллиона голосов.


Впервые за последние 17 лет сбылись опросы, предвещавшие сокрушительную победу оппозиции. Пытаясь предотвратить это, Мадуро делал все более жесткие заявления и даже сказал, что представители проправительственной партии «должны победить во что бы то ни стало». Однако, вечером накануне дня голосования он высказался в весьма примирительном тоне, заявив, что его слова были неверно истолкованы и что он признает итоги выборов, какими бы они ни были. Таким образом, он сделал шаг в сторону оппозиции на тот случай, если она не одержит победу, в которой была практически уверена. Эта победа открыла новую эру в истории Венесуэлы.