В конце прошлой недели Дональд Трамп и Владимир Путин выразили друг другу свое восхищение. Но их сходство имеет более глубокие корни. Лидерство Дональда Трампа в президентской гонке в качестве кандидата от республиканской партии отражает повсеместное разочарование «синих воротничков» и их семей в «политике замалчивания». Последователи Трампа считают, что класс профессиональных политиков дал нам «кумовской капитализм», контролируемые СМИ, непосильный долг, иностранных рабочих. Нам следует избавиться от них и сдвинуть Америку с мертвой точки. И в России, возможно, наступает «момент Дональда Трампа».

На первый взгляд, путинской «кремлевской корпорации» вроде бы не грозит предлагаемая Трампом кампания по «избавлению от бездельников». Все 15 лет пребывания у власти Путин пользуется поддержкой и преданностью 85% россиян, которые получают новости из государственного телевидения. К ним относятся российские рабочие и бюджетники — работники государственных учреждений и пенсионеры — получающие зарплаты и пенсии из федерального или регионального бюджета. Эти 85% населения не особенно интересуются политикой, они не любят выступающих против режима оппозиционеров-интеллектуалов, которые, по их мнению, лишь стремятся «заварить кашу».

Эти 85% россиян, похоже, всецело находятся под влиянием государства. Кремль контролирует телевидение, из которого они получают новости. Кремлевский Избирком решает, какие партии и какие кандидаты будут избираться на должности. Кремлевский аппарат внутренней безопасности обходится дороже, чем оборона страны. Оппонентов режима усмиряют и заставляют молчать с помощью тюремных сроков и домашних арестов. Журналистов, занимающихся независимыми расследованиями, убивают. К либеральной оппозиции, выступающей против Кремля, относятся как к комару, которого кремлевские лидеры должны прихлопнуть, как только он начнет слишком раздражать.

Нависшая над Кремлем «угроза Трампа» исходит не от либералов, а от этих самых 85% россиян. Они надеются, что Путин обеспечит им повышение уровня жизни, даст работу и экономическую стабильность. Взамен они не будут обращать внимания на коррупцию, неграмотное руководство государственными предприятиями, протекционизм, раздачу должностей и постов или кумовство. Они будут терпеть эскорты из «мерседесов» «БМВ» и «ауди», парализующие движение транспорта, или спецномера, гарантирующие места на ограниченной парковке — до тех пор, пока у них есть возможность отдыхать в Египте или Турции, а их зарплаты поспевают за инфляцией. Если Кремль все это им обеспечит, они будут молчать и проголосуют в 2016 году за путинскую «Единую Россию», а в 2018 году — и за самого Путина.

Путинский «договор» с этими 85% россиян трещит по швам. Российская экономика за полтора года сократилась, и настоящего выхода из кризиса в ближайшее время не предвидится. Реальные зарплаты и уровень жизни снижаются на 10% в год, а уровень инфляции приближается к 20%. Если цены на нефть будут падать и дальше, застойные явления в экономике усилятся. Короче говоря, Путин не выполняет своих обещаний — как раз тогда, когда уровень доверия к транслируемым на российском телевидении новостям снизился с 80% до 40%. При таком падении доверия общественности к официальным новостным передачам Кремль больше не сможет, как раньше, оказывать влияние на общественное мнение. Примером тому служит довольно сдержанная поддержка путинской военной кампании в Сирии.

Семь признаков того, что в России наступает «момент Трампа»


На то, что в России наступает «момент Трампа», указывают семь признаков. Во-первых, эти 85% теперь считают, что экономические проблемы важнее политических. Среди десяти основных проблем 78% россиян называют инфляцию, 42% — бедность, 36% — безработицу и только 22% обеспокоены конфликтом на Украине. Так называемая инициатива Путина, предпринятая с целью вернуть России былое величие, теперь уже, похоже, не так важна как хлеб с маслом.


Во-вторых, сейчас российские дальнобойщики проводят активные протесты по всей стране, начавшиеся в первых числах ноября с выступлений против введения нового федерального дорожного налога, который негативно скажется на их доходах, но принесет прибыль одной из близких Путину семей олигархов. Чтобы остановить протест за пределами московской кольцевой дороги, Кремлю пришлось применить силу, но демонстрации по—прежнему проходят по всей России, и, как ожидается, после того, как закон о новом налоге вступит в силу, протестные акции активизируются. Подавляющее большинство москвичей поддерживает дальнобойщиков, что является зловещим предзнаменованием. То, что эти три миллиона водителей могут действовать как организованная группа, объединенная общими интересами, и что они могут получить поддержку организованной политической партии (коммунистов), является шагом к созданию общества политического плюрализма.

В-третьих, пламенные выступления трех российских бизнесменов на Московском экономическом форуме, которые подвергли резкой критике бюрократизм, коррупцию и безразличие российской экономической элиты, с невероятной скоростью распространились в российском интернете. Их общественный протест стал свидетельством глубокого разочарования исчезающего среднего класса, связанного с путинской клептократией. Удивленный тем, какой шум это вызвало, один из бизнесменов заявил, что «сделал то, о чем мечтает каждый».

В-пятых (так в тексте — прим. пер.), опрос жителей Барнаула (города с населением 500 тысяч человек) показал, что из девяти кандидатов, выдвинутых на пост мэра, 90% голосов получил сиамский кот. Хотя опрос проводился неофициально, такой результат свидетельствует о том, что граждане, в принципе, больше не верят в этот мошеннический и абсурдный политический процесс.

Шестой признак: блогер и борющийся с коррупцией активист Алексей Навальный собрал материал, обличающий семью российского Генерального прокурора Юрия Чайки, который был показан на телеканале «Дождь». Документальный фильм сразу же привлек внимание огромного количества зрителей, что может стать причиной начала расследования и грозит судебными исками со стороны членов семьи Генпрокурора. В документальном фильме, снятом на основе юридических документов, показана огромная бизнес-империя семьи, состояние которой было накоплено благодаря влиянию Чайки, сфальсифицированным аукционам и деловыми связями членов семьи с одной из самых скандально известных в России преступных банд. Под впечатлением от фильма одно из наиболее авторитетных российских изданий «Ведомости» заявило, что по этим обвинениям следует провести расследование, поскольку они вызывают предположения о том, что коррупция глубоко укоренилась в российских государственных структурах.

Седьмой признак: Путину во время его ежегодной пресс-конференции (17 декабря) пришлось отвечать на неудобные вопросы журналистов, касающиеся состояния экономики и обвинений в коррупции в адрес людей из его ближнего окружения. Путин был вынужден признать, что его прежние оптимистические высказывания в отношении экономики оказались ошибочными, и что россиянам придется туже затягивать пояса. Путин ограничился зачитыванием скучных статистических данных и туманными высказываниями о том, что «статистика показывает, что российская экономика в целом миновала… пик кризиса — не кризис, а пик кризиса». Путин был вынужден защищать представителей своего ближнего окружения от обвинений в протекционизме и коррупции. При этом он лживо заявил, что 100% поступлений от дорожного налога идут на строительство дорог, и что его друзья детства, организовавшие сбор этого налога, не получают ничего. Он опроверг обвинения в адрес членов семьи Чайки, заявив, что сыновья Генпрокурора «в госорганах не работают» (так в тексте — прим. пер.), будто бы должность Генерального прокурора, которую занимает их отец, никак не повлияла на их бизнес-решения.

Система безопасности путинской клептократии организована таким образом, чтобы устранять политическую оппозицию — например, либеральных оппозиционеров или занимающихся независимыми расследованиями журналистов. Кремлевский аппарат, обеспечивающий безопасность, не в состоянии усмирить аполитичное движение (в духе Трампа) в лице тех 85% россиян, которым уже надоела коррумпированная, неэффективная и равнодушная политическая элита. Для нейтрализации забастовки дальнобойщиков Кремль применил административные меры. Они не забудут. Их — три миллиона. И они со своими товарищами-коллегами могут вернуться и доставить Кремлю немало неприятностей.