— Чем сейчас  занимается первый министр иностранных  дел восстановленной Латвии?

— У меня начался новый этап жизни. Жизнь делится на детство, молодость, расцвет сил, пенсионный возраст, а потом  — «старик, ты хорошо выглядишь!». Следую совету древнего грека  Зорбы: «Человек должен быть немного сумасшедшим, иначе он никогда не осмелится разорвать оковы прошлого». Я разорвал свои связи с прошлым. Свобода дает возможность беспристрастной оценки. Привел в порядок свой политический архив. Пишу книгу. Хочу рассказать о том времени, когда казалось, что люди в Латвии взялись за руки, чтобы выполнить сверхзадачу — восстановить свое государство.


— О чем будет  книга?

— О том, как на протяжении 25 лет мы обворовывали свое государство и живем в украденном  государстве. Воровство происходило  при нашем молчаливом терпении и в установленном законом порядке.

Умные головы предусмотрели в законах бреши, где могут спрятаться мошенники, поэтому в тюрьме никто из них не сидит. Молодое поколение упрекает нас в том, что мы оставили им в наследство украденное, коррумпированное государство. Попробуйте навести порядок по своему разумению! Сейчас политику диктуют интересы партий, а не государство. У латвийской политики нет эпохального чутья. В Сейме политику определяют партии власти. Политику партий власти определяют генеральные спонсоры. Они, в свою очередь, спонсируют, а вернее — покупают — политику на украденные у нас деньги. Забыл добавить — на украденные якобы законным способом. На эти же деньги покупается мероприятие, которое называют выборами.

— А вы сами  не были среди этих «плохих»?


— Был. И голосовал «плохо». Но нужно отличать плохие голосования от преступных. Преступно я не  голосовал. Находясь в оппозиции, преступно не голосуют. «Согласие» уже двадцать лет в оппозиции. Деньги — это большое искушение. Политики партий власти выучили формулу, как лучше всего избавиться от искушения: нужно поддаться ему. С одной стороны, мне в политике было легко. Я очень быстро удовлетворил свое политическое честолюбие. Счастлив тот человек, которому Бог подарил Сверхзадачу. Нет большей сверхзадачи, чем представлять свое государство! 17 сентября 1991 года Латвию приняли в ООН. В Нью-Йорке прозвучал гимн нашего государства, на флагштоке был поднят красно-бело-красный флаг. Невозможно было сдержать слезы…

— Какой, по-вашему, должна была быть Латвия?

— Народный фронт Латвии (НФЛ) в свое время обещал, что мы создадим «включающую демократию» (inclusive democracy), и у всех живущих здесь будут равные политические и другие права. Тогда на баррикадах были люди разных национальностей, на демонстрации выходили все. В правлении НФЛ были и латыши, и русские, и евреи, и поляки. Однако впоследствии мы этих людей «кинули». Начали обзывать живущих рядом с нами чужими. Чужими стали многие. В Латвии сейчас около 300 тысяч неграждан. Часть из них с легкостью может переодеться в «зеленых человечков». Что касается хозяйственной и экономической стороны — мы обокрали собственное государство, процесс приватизации был очень коррумпированным. Почему за 25 лет мы не навели в государстве порядок? Почему медицина для многих недоступна? Сегодня в Латвии, чтобы болеть, необходимо железное здоровье. Почему учителя по-прежнему хотят бастовать? Мы не умеем управлять своим государством. Если наших чиновников отправить в Сахару, то песок там окажется дефицитом.

— Жители Крыма  хотели быть вместе с Россией, поэтому Крым может быть составной частью России, сказали вы в передаче LTV7 «Без обид». Довольно рискованная точка зрения…

— Почему рискованная? Надо  жить в соответствии с принципами. Мы при восстановлении независимости акцентировали право на самоопределение. Если бы мы тогда прислушались к западным странам, которые говорили: не раскачивайте лодку Михаила Горбачева, не просите больше, чем вам могут дать, то, наверное, не стали бы независимыми. Но мы знали, чего хотим, и получили это. Почему же сейчас латыши не могут поддержать принцип о самоопределении? Многие утверждают, что в вопросе Крыма нарушены международные нормы. Может быть. Но воля жителей Крыма не была нарушена. Принятые на международном уровне резолюции и истины не работают давно. Разве оккупация Ирака произошла в соответствии с резолюцией ООН? Мы тоже были в числе тех, кто вместо демократии принес туда хаос и содействовал появлению террористических организаций. В Турции, которая является нашим партнером, живет около 16 миллионов курдов. Почему же нельзя позволить курдам самоопределиться и создать свое государство? В этом регионе курдов — до 30 миллионов. Если мы сегодня выдвигаем на передний план принцип территориальной целостности, как это делают наши союзники, то поступаем аморально. Я абсолютно уверен, что люди в Крыму действительно пошли на референдум и поддержали присоединение к России. Почему? Это длинный рассказ об Украине и ее власти, которая никак не может привести страну в порядок. Даже выделяемые Европой огромные суммы не помогают.  Похоже, и Европе Украина надоела по горло, это до ужаса коррумпированное государство. После Майдана одним из первых решений было следующее: единственный государственный язык — украинский, а для русского языка места нет. Можете представить, какое социальное напряжение это вызвало в регионе, 90% населения которого не знает украинского языка. Люди просто испугались.


(Публикуется  в сокращении).