В июне немцы и поляки будут праздновать 25-летие добрососедских отношений. Тогда между освободившейся от коммунизма Польшей и воссоединившейся Германией был подписан договор о дружбе. Это было эпохальное событие, сравнимое с подписанием 53 года назад Елисейского договора, навсегда положившего конец «вечной вражде» Германии и Франции. И вот теперь, в юбилейный год, всего через два месяца после прихода к власти в Польше национально-консервативной партии «Закон и справедливость», германо-польские отношения рушатся.

Выбирать выражения

Было бы несправедливо возложить вину за это исключительно на партию Ярослава Качиньского. По сути, обеспокоенность немецких политиков в Берлине и Брюсселе развитием событий в Польше оправдана. Но тон критики во многих случаях свидетельствует о невежестве.

Использование формулировок типа «установить надзор» или ввести «штрафные меры» по отношению к стране, которая в прошлом веке потеряла миллионы жизней под «надзором» Германии вызывает самые негативные ассоциации не только у германофобов из числа приверженцев «Закона и справедливости».

Немецким политикам в Берлине и Брюсселе следовало бы сохранять сдержанность и тщательнее выбирать слова. А еще лучше — предоставить коллегам из других стран первенство в критике Польши. Любой, кто знаком с гордым польским народом, понимает, что угрозы из немецких уст абсолютно контрпродуктивны и только ухудшают ситуацию.

Последствия и для Евросоюза

Дело в том, что за реальные или мнимые обиды с обеих сторон придется заплатить высокую цену. Значение отношений между Германией и Польшей выходит далеко за рамки нормального добрососедства. Они — один из столпов Евросоюза и, одновременно, нежное растение, требующее понимания и терпения для успешного роста. Без взаимного чувства такта и доверия оно может зачахнуть.

Было бы парадоксально и в то же время трагично, если бы кризис в этих отношениях только усилил уже существующие в ЕС проблемы. Политики и гражданские общества обеих стран должны это предотвратить, чтобы празднование 25-летнего юбилея договора о дружбе, этого эпохального документа, прошло в дружественной, а не в ледяной атмосфере.